Пользовательский поиск

Книга Несмолкаемая песнь любви. Содержание - ЭПИЛОГ

Кол-во голосов: 0

— Видишь ли, я был в постели, — ответил Джоэл, бросая на отца виноватый взгляд.

— В постели? — Дайана Армстронг сняла пиджак и стряхнула с него капли дождя. — Сейчас только десять, Джоэл. Сколько ты выпил, ради бога?

— Это тебя не ка…

Он не закончил. Мать с удивлением рассматривала брошенные на комод вещи. Затем с брезгливым выражением лица взяла одну из них.

— У тебя женщина? Отец оказался прав.

Джоэл вырвал чулок из рук матери и бросил обратно на комод.

— Не просто женщина, — сказал он. — Моя Лив приехала сразу после вашего звонка. Вот и все объяснения.

У Дайаны от возмущения не нашлось слов.

— Столько лет прошло, прежде чем вы вновь соединились, — нашелся Патрик Армстронг. — Надеюсь, в этот раз навсегда, сын.

— Спасибо, папа.

Джоэл пожал руку отцу.

— Ты снова встречаешься с Оливией Фоли? — недоверчиво переспросила мать. — О, мой мальчик, разве это разумно? Что, если она снова причинит тебе боль?

— Я не причиню ему боль.

Голос прозвучал с лестницы, и Армстронги, как по команде, обернулись. Оливия в его рубашке, едва прикрывавшей ей бедра, спускалась по ступенькам.

Сердце Джоэла забилось чаще, и он в одно мгновение оказался рядом с любимой. Она была невозможно красивой и принадлежала только ему. Это настоящий подарок судьбы.

— Оливия! — быстро нашлась Дайана, улыбка разлилась по ее лицу. — Ты должна простить мне мое недоверие. Я мать, и у меня есть право защищать сына.

— А у жены есть право защищать себя, — мягко ответила Оливия и, решив, что официальное приветствие закончено, обратилась к отцу Джоэла: — Здравствуй, Патрик. — Она радушно обняла старика. — Как прошел полет?

— Наш рейс… — начал мужчина.

— Что ты сказала? — прервала его Дайана. — Право жены? — Она с удивлением повернулась к сыну. — В наше отсутствие вы снова расписались?

— Еще нет, мам. — Джоэл крепко прижал к себе невесту. — Но я попросил Оливию выйти за меня замуж, и она ответила согласием.

— Мои поздравления! — воодушевленно воскликнул Патрик Армстронг. — Что-то вы затянули с восстановлением отношений. По моему мнению, вам вообще не стоило разводиться.

— Согласен. — Джоэл крепко прижался губами к теплой макушке Оливии, и у родителей не осталось сомнений в искренности его слов. — Мама, — он посмотрел на Дайану, — ты нас благословишь?

Губы старой женщины на мгновение сжались, — ох уж эта молодежь, с ними как на пороховой бочке! — но не бороться же ей против всей семьи. Она обняла Джоэла и Оливию и поцеловала.

— Что я могу сказать? — Слезы радости заблестели в ее глазах. — Надеюсь, вы наконец обретете счастье, которого заслуживаете.

ЭПИЛОГ

— Можно мне снова в бассейн? — заканючил Шон, и его отец с мачехой обменялись многозначительными взглядами.

— Ты полдня не вылезаешь из воды, — заметила Оливия. — Отец считает, что тебе необходим перерыв. Если хочешь пойти с нами сегодня вечером в город, марш в кровать.

— Еще пять минут, — умолял Шон. — А потом, обещаю, я посплю пару часиков. — Он улыбнулся Оливии. — Я же знаю, что ты не возражаешь. В конце концов, через год или два вы сами захотите, чтобы я научил Натали плавать.

Оливия погладила по головке девочку, которую держала на коленях.

— Он прав, — она обратилась к Джоэлу.

Его глаза вспыхнули, и она сразу угадала желание, охватившее его в одночасье.

— Ладно, — согласился Джоэл. — Пять минут, а затем бегом в свою комнату, и чтобы я не слышал, что ты играешь в электронные игры, когда полагается спать. Иначе останешься вечером дома.

— Отлично, пап.

Шон обнажил белые зубы в довольной улыбке и нырнул под воду. С тех пор как они переехали в Штаты, его способности в плавании улучшались день ото дня. Просторный сад с бассейном располагал к занятиям спортом.

Прошло немногим больше года с момента свадьбы Оливии и Джоэла, но их жизнь сильно изменилась за эти короткие двенадцать месяцев.

На свадебной церемонии присутствовали лишь члены семей невесты и жениха и близкие друзья.

Шон играл роль главного шафера и был в восторге от возложенных на него обязанностей. Луиза была очень благодарна Оливии за то, что та приняла Шона в свой дом, с маленьким ребенком было трудно уследить за сыном-подростком.

Оливия нашла работу на полдня в Чевинхеме и могла в любое время забирать его из школы. Теперь она чувствовала себя настоящей матерью.

Хорошие отношения с Шоном стали дополнительным источником радости всей семьи. Джоэл оставил свою холостяцкую привычку допоздна засиживаться на работе и сразу после лекций рвался домой, к жене и сыну.

В конце лета Джоэл принял приглашение одного из престижных американских университетов прочитать курс лекций.

Оливия не колебалась ни секунды, оставлять ей работу или нет. И вскоре они переехали в маленький городок недалеко от Бостона.

Естественно, Шон изъявил желание поехать с ними, но Джоэл объяснил мальчику, что это будет несправедливо по отношению к его матери, поэтому они достигли договоренности: Шон будет самостоятельно прилетать к ним каждые каникулы.

Вскоре после приезда в Америку Оливия поняла, что беременна. Она легко выходила срок и родила здоровую и красивую девочку, которую назвали Натали.

Контракт Джоэла с университетом заканчивался в октябре, и хотя Оливии было жаль покидать насиженное место, она хотела домой. Им нужно было показать Натали бабушке и обоим дедам, а также ее тете и дяде. Несмотря на грусть по поводу расставания с новыми американскими друзьями, Джоэл тоже рвался в Англию. Его уже давно заждались студенты, и он предвкушал, как поделится с ними своими новыми открытиями.

Шон вылез из бассейна и направился в душ. Джоэл взял дочку у жены. Ребенок с несвойственной ее возрасту силой вцепился в отцовский палец.

— Ты, верно, устала. — Он дотронулся до розовой пухлой щечки. — Мама накормила тебя, поменяла подгузник, и теперь ты должна дать нам несколько минут отдыха, — терпеливо объяснял он трехмесячной девчушке.

— Дети непредсказуемы, — уверенно проговорила Оливия. Она посещала занятия в клинике для будущих матерей, из которых вынесла много интересного. — Возможно, тебе следует честно признаться, что ты хочешь заполучить ее маму к себе в постель.

— Это так очевидно? — Он блеснул невероятно белыми на фоне загорелого лица зубами. В Массачусетсе климат был гораздо жарче, чем на северо-востоке Англии. Джоэл выглядел отдохнувшим и привлекательным, и Оливия не могла дождаться, когда останется с мужем наедине.

Полчаса спустя Джоэл перекатил жену на спину.

— Мне не хотелось бы никуда выходить сегодня вечером, — протянул он томно. — Я бы предпочел остаться с тобой.

Оливия забросила одну руку ему на плечо, другой откинула со лба влажные волосы.

— Твои коллеги дают ужин в твою честь. Это знак уважения и дружбы, они очень сожалеют о твоем отъезде.

Джоэл провел пальцем по полной и отяжелевшей от молока груди жены.

— Знаю, — кивнул он. — Я наслаждаюсь чувством абсолютного обладания. Когда мы приедем домой, мне придется делить твое внимание с семьей.

Она улыбнулась.

— Я хочу видеть отца. Линда писала, что он лихо ездит на инвалидном кресле и подумывает купить машину. Он чувствует себя гораздо лучше.

— Благодаря тебе, — заметил Джоэл, и через мгновение она почувствовала его губы у себя на животе. — Твое возвращение домой — самое лучшее, что произошло со всеми нами. Не могу представить, как бы я жил без тебя.

— Линде тоже надо отдать должное, — слабо пробормотала Оливия. — И, кстати, нужно не забыть оставить бутылку молока Марше, когда мы уйдем на праздник.

Марша была пожилой чернокожей женщиной, которая откликнулась на их объявление о найме экономки. Она оказалась настоящим сокровищем для молодой семьи. Именно она отвезла Оливию в больницу, когда у той начались схватки, и успокаивала Джоэла.

— У Марши дюжина собственных детей. Думаю, ты можешь на нее положиться, — сказал Джоэл и потянулся к ее губам. — Как сильно ты любишь поговорить, — посетовал он.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru