Пользовательский поиск

Книга Несмолкаемая песнь любви. Содержание - ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

У Оливии все поплыло перед глазами.

— Когда я услышала о выкидыше, я рассказала Джоэлу о твоем посещении клиники. — Луиза явно спешила выговориться. — Я ненавижу себя за это, Ливви. А потом вы расстались…

Оливия покачнулась и оперлась рукой о стену.

— Ты разрушила мою жизнь из-за ревности!

— Мне очень, очень стыдно.

— И после этого ты вышла за него замуж! — горестно воскликнула Оливия. — Господи, Луиза, как ты могла?

Женщина зашмыгала носом.

— Знаю, мне нет прощения, но я заплатила сполна. — Луиза виновато пригнула голову, словно ожидая удара. — Джоэл всегда любил только тебя одну, поэтому в постели с ним мне было холодно.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Джоэл опустошил стакан и потянулся за бутылкой, стоящей на маленьком столике. Виски закончилось. Следовало по пути домой заскочить в бар.

Он откинулся на диванную подушку и бессмысленным взглядом уставился на каминную решетку. В теплые дни обычно огонь не разводят, но ему казалось, что холод поселился в его доме надолго. Он чувствовал его с того момента, как позвонила Луиза. Шон к тому времени уже рассказал ему, что мать ждет ребенка. Этим объяснялось ее непонятное безразличие к проблемам сына, а мальчик в знак протеста сбегал из дома. Однако звонок Луизы был вовсе не связан с Шоном.

То, что она сообщила ему, повергло Джоэла в шок.

Первым его желанием было прыгнуть в машину, примчаться к Луизе и выяснять отношения. Но идея устроить скандал на глазах у сына была ему отвратительна, ребенок вряд ли бы понял такое неадекватное поведение отца.

Он отправился к Луизе на следующее утро сразу после лекции. Он был в гневе, она в слезах, и хотя ее вины никто не умалял, в душе Джоэл знал, что виноват перед Оливией не меньше.

Идиот. Поверил в историю Луизы Вебстер вместо того, чтобы внимательно выслушать свою жену. Не удивительно, что она сбежала в Лондон. Как она, должно быть, страдала, бедняжка. После выкидыша не нашлось ни одной живой души, чтобы поддержать и утешить ее. Все считали ее лгуньей, даже собственный отец.

И когда она вернулась из Америки, он опять обидел ее своим недоверием.

Сразу же после разговора с Луизой Джоэл помчался на ферму просить прощения у Оливии, но Линда сказала, что сестра уехала в Лондон и неизвестно, когда вернется.

Сломалась последняя соломинка, удерживающая его на плаву. Он перестал спать по ночам, не мог нормально есть, отказывался выходить на работу. Его маленький мир рухнул.

Когда зазвонил телефон, он со всех ног бросился к нему. Вдруг Оливия вернулась из Лондона и Линда сообщила ей о его визите?

— Ты можешь забрать нас из аэропорта в Ньюкасле? — раздался в трубке властный голос матери. — Мы вернулись пораньше — хотели сделать тебе сюрприз.

— Нет, мам, не могу, — простонал Джоэл.

— Не можешь? — Дайана Армстронг не верила своим ушам.

— Боюсь, я немного выпил, — признался он, наперед зная, как воспримет это признание его мать. — Мне очень жаль, но вам стоило предупредить меня заранее.

Дайана пробормотала что-то о неблагодарных сыновьях, затем трубку взял отец.

— Все в порядке, Джоэл. Мы возьмем такси. Я слышал, ты проводишь время в приятной компании.

— Какой компании? — нахмурился Джоэл.

— Твой отец пытается сказать, что он слышал о возвращении Оливии, — вклинилась в разговор мать. — Она сейчас с тобой, не так ли?

— Нет, — его голос звучал совсем безжизненно. — Жаль, но она больше не живет в Бриджфорде, вернулась в Лондон.

— Ну… — Дайана не слишком успешно пыталась скрыть свою радость. — Возможно, это к лучшему. После того, что она сделала…

— Она ничего дурного не сделала, — взорвался Джоэл. — Пару дней назад Луиза призналась, что из ревности оклеветала Оливию. У моей жены действительно, случился выкидыш. Но никто, даже я, не поддержал ее.

Джоэл понимал, что такой разговор не стоит заводить по телефону, но ничего не мог с собой поделать. Он думал, что, если выговорится, ему полегчает, однако после общения с родителями ему стало еще хуже.

Он искал пиво в холодильнике, когда в дверь позвонили. Первая мысль была о новом побеге Шона из дома, но он отбросил ее. Отношения Луизы с сыном с недавних пор наладились. Коллеги по университету могли заглянуть, последнее время они проявляли к нему повышенное внимание, но он надеялся, что сегодня работа задержит их в аудиториях допоздна.

Джоэл нехотя поплелся открывать дверь.

На пороге стояла Оливия, невероятно красивая в изумительном красном платье и на высоченных каблуках. Легкая шаль покрывала ее плечи.

— Привет, — поздоровалась она. — Пустишь меня внутрь?

Джоэл сделал шаг назад и едва не потерял равновесие.

— Я думал, ты вернулась в Лондон, — сказал он, глупо тараща на нее глаза.

Она проигнорировала его слова, молча прошла в холл и скинула ему на руки шаль.

— Ты пьян?

— Я? — Джоэл сделал еще один шаг назад. — Пьян?

— Держишься на ногах неуверенно. — Она наморщила свой маленький носик. — И от тебя пахнет алкоголем.

— Ты преувеличиваешь. — Джоэл бросился в гостиную и успел убрать пустую бутылку из-под виски до того, как следом вошла Оливия. — Я выпил сухого вина немного, и все.

— Сухого вина? — Женщина присела на спинку софы. — Один?

— Нет, мой гарем спрятался наверху, когда ты позвонила, — пошутил он и быстро добавил: — Конечно, один. С кем я могу быть?

Оливия облизала губы.

— Как звали ту девушку? Шерил, кажется. Ты мог быть с ней.

Джоэл сделал глубокий вдох.

— Зачем ты здесь, Лив? Пришла попрощаться?

— Попрощаться?

— Линда сказала, ты уехала в Лондон на неопределенное время.

— Я договаривалась насчет перевозки своих вещей. — Она замолчала. — Извини, что не предупредила тебя.

Джоэл выругался.

— И что я должен сказать?

— Не знаю. — Оливия пошевелилась, платье мягко зашуршало. — Например, что рад меня видеть и что тебе нравится мое платье.

— Ты выглядишь… фантастически, — пробормотал он. — Зачем ты пришла, Лив? Хочешь насладиться моими страданиями?

— Нет. — Оливия обошла вокруг софы, слегка дотрагиваясь длинными, в тон платью, красными ногтями до мягкой кожаной обивки. — Зачем мне глумиться над тобой? Разве мы недостаточно обидели друг друга?

Джоэл взглянул на нее.

— Ты знаешь…

— Луиза мне рассказала. — Оливия бросила на него быстрый взгляд. — И тебе тоже?

Мужчина кивнул.

Она снова облизала губы.

— Ну и что ты чувствуешь?

— Я чертовски зол на самого себя! — Джоэл дрожащей рукой провел по волосам. — Лив, я же знал, что Морин Вебстер работала в клинике, но считал, что Луизе незачем мне врать.

— А мне, значит, было зачем! — воскликнула она. — Тебе никогда не приходило в голову, что я могу говорить правду?

— Приходило. — Джоэл снова выругался. — Я звонил в клинику, пытался поговорить с медсестрой или доктором. Мне были нужны доказательства.

Оливия смотрела на него во все глаза.

— И?

— Пустоголовые секретарши. Они заявили мне, что это конфиденциальная информация и разглашению не подлежит. — Он застонал. — Мне сообщили только, что ты была записана на прием.

— О, Джоэл! — Оливия задрожала. — Тебе следовало мне доверять.

Он покачал головой.

— Думаешь, я не казнил себя? Я помню каждую минуту тех ужасных дней, когда мы все ополчились на тебя. Не могу простить себе… Я должен был понимать, что, если женщина делает аборт осознанно, она потом не убивается так, как убивалась ты. А я вместо этого звонил в клинику, где в одно ухо мне шептали, что у тебя был назначен прием. А в другое ухо пела Луиза, что ты не хочешь иметь от меня детей.

— О боже…

— Не жалей меня, Лив, в двадцать лет уже нужно думать головой.

— Мы оба были почти детьми. — Оливия не сводила с него глаз. — Интересно, если бы я не сбежала тогда, мы бы выяснили правду?

Джоэл беспомощно взмахнул рукой.

— Я думал об этом. — Он вздохнул. — Я воспринял твой побег как доказательство моих самых худших подозрений. Я был настоящим глупцом. Мне некого винить, кроме себя. Уехал с фермы, позволил тебе думать, что наш брак закончен.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru