Пользовательский поиск

Книга Милость от своей звезды. Страница 5

Кол-во голосов: 0

Спустя минуту Джесси уже пела. Ее глубокий, бархатистый голос вырывался в открытые двери. В песне звучала боль потерянной любви, и проходившие мимо туристы задерживали шаг у двери бара. Гейбриел Сент-Клер, находившийся на полпути в свой отель, тоже остановился.

– Здорово у нее получается, а? – обратился к нему старик, подметавший тротуар. – Никто не споет с таким чувством о сердечных муках, как Джесси.

– А это она?

– Угу. Вы, должно быть, Гейб? А я Лонни, муж Джейн.

– Джейн мне понравилась, хотя она глубоко заблуждается насчет Джесси и меня.

– Вы вскоре обнаружите, что моя жена обладает способностью превращать желаемое в действительность. Взгляните на меня. Перед вами бывший механик, специалист по дизелям, а ныне – управляющий туристского отеля, который недавно занялся и старинными танцами, а именно кадрилью.

Гейбу и раньше доводилось слышать о его супруге от своего одноклассника Гейвина, ее племянника. Она занималась общественной деятельностью, хотя трудно было разобраться, чем облагодетельствовала тетушка Гейвина город Делоунигу. Во всяком случае, ее натура считалась непредсказуемой, поэтому и ее рассказ о бойцовой курочке плутоватой мог вполне оказаться выдумкой.

Голос Джесси затихал. Гейбриел уже не улавливал слов, воспринимая лишь мелодию, полную душевной боли – боли, которую они когда-то разделяли… Чем отличалась женщина, с которой он разговаривал утром, от подруги его юных лет? Черт побери, в прежние времена она не влекла его как объект страсти, подобно Лоре. Очень трудно сопоставить детскую дружбу с чувством, которое он испытал сегодня. И когда Гейб услышал голос Джесси, его сердце отчего-то заныло… Он поправил сумку, висевшую на плече, и заметил устремленный на него взгляд Лонни: очевидно, Гейб упустил что-то из рассказа управляющего отеля. Он поспешил загладить неловкость:

– Скажите, Лонни, бывает на свете такая штука, как плутоватая бойцовая курочка из Новой Гвинеи?

– Я точно не знаю, но если Джейн пообещала зажарить эту птичку на ужин, то, пожалуй, вам стоило бы перекусить, перед тем как идти к ней в гости.

Танцевальная площадка в баре "Золотой песок" – большое квадратное углубление, окруженное столиками, – была битком набита посетителями в ковбойских костюмах и платьях прошлого века. Танцующие старательно выполняли сложные па в такт музыке.

– Помню, в моем детстве здесь была дискотека, – заметил Гейб.

Лонни наблюдал, как Джейн выделывала фигуры кадрили с каким-то незнакомцем.

– Готов побиться об заклад, вы с Джесси составляли парочку что надо.

– Мы с ней никогда не танцевали.

Но потом Гейбу вспомнилось: однажды они все-таки танцевали вдвоем. Точнее, он пытался научить ее, но все кончилось тем, что они, хохоча, повалились на пол и решили, что у спортсменов и музыкантов чувство ритма растрачивается в беге или мелодии, а на танцы ничего не остается. Они часто смеялись – их всегда окружала атмосфера веселья…

Гейб покачал головой и почувствовал угрызения совести. Ему пора звонить в свой офис, где для него была готова информация о всех правонарушителях округа, а он, пренебрегая своим долгом, занимался тем, что сидел в баре и наслаждался музыкой… Свет в зале приглушили, только яркий луч падал на площадку с пустым стулом. Но вот в освещенный круг вступила Джесси, и Гейб одним духом осушил свой стакан. На ней было платье, в каких появлялись в танцевальных залах девушки в прошлом веке, – розовое с черной отделкой. Юбка – с высоким разрезом, позволившим ей соблазнительно закинуть ногу за ногу; чулок в крупную сетку подчеркивал их красоту. Джесси стала зрелой, чувственной женщиной, и сердце Гейба забилось сильнее.

– Добрый вечер, леди и джентльмены! Приветствую вас в баре "Золотой песок". За моей спиной – длинноногие гитаристы из группы «Дастерс», а меня зовут Джесси Джеймс. Этим вечером мы споем вам мою песню о девушке, скрывавшей свою любовь. Она полюбила человека, который воспользовался ее доверием, а потом оставил.

Вряд ли Джесси знала о присутствии Гейба, но когда она запела, тому показалось, что она смотрит прямо на него. Это была та песня, которую Гейб слышал днем, но теперь он смог различить слова. Однако не в них было главное, а в мелодии, в низком, чуть хрипловатом голосе исполнительницы, который вселял в души замерших слушателей чувство нежности, печали и грусти о невозвратимом прошлом… Эти переживания увлекали, и даже у Гейба сжалось сердце. Ему хотелось выйти к Джесси на сцену, обнять и приголубить ее, как в юности, сказать, что все будет хорошо…

Песня окончилась, и вспыхнул свет. Зрительный зал взревел от восторга. Джесси с достоинством поклонилась, послала слушателям воздушный поцелуй и растворилась в толпе. Через минуту она уже была рядом с Лонни, Джейн и Гейбом.

– Джейн, – спросила она, – ну как? – В этот момент взгляд ее упал на Гейбриела. Было заметно, как лицо Джесси побледнело, но она быстро овладела собой. – Привет, Гейб, – кивнула она. – Я не знала, что ты любитель стиля "кантри".

– Я тоже не знал, но мне очень понравилось. Не подозревал, что ты певица, – громко сказал Гейб, пытаясь перекрыть музыку.

– Я не певица. Мы просто дурачимся с музыкантами.

– Знаешь, Лонни, – вмешалась вдруг Джейн, – мне захотелось отведать что-нибудь из блюд китайской кухни. – Она повернулась к Джесси и Гейбу. – Надеюсь, вы не будете против, если мы вас оставим вдвоем?

– Нет, нет, не уходите. – Джесси загородила старикам дорогу. – Вы пришли ужинать, и я вас не отпущу голодными.

– Я не настроена сегодня на курочку из Новой Гвинеи, – заявила Джейн. – Однако Гейб, по-моему, умирает с голоду, а ты, Джесси, уже распушила перышки и готова захлопать крыльями.

Прежде чем Джесси и Гейб разобрались, что происходит, они оказались за столиком вдвоем.

– Что еще за новогвинейская курочка?! Мы здесь подаем только бифштексы и гамбургеры.

Сочные, яркие губки Джесси недовольно надулись, и Гейб увидел перед собой уже не голенастую, долговязую девицу, а женщину-мечту из эротического сна, один вид которой заставил его стиснуть зубы от нестерпимого желания…

– Да я не очень голоден, Джесси. Нам лучше поискать более спокойное место, где мы могли бы поговорить.

– Нам не о чем говорить, Гейб, – ответила Джесси с той грустью в голосе, которая звучала в ее песне. Гейб увидел печаль в ее глазах и невольно почувствовал свою вину за несложившуюся жизнь женщины. Были же времена, когда они ничего не скрывали друг от друга, у них не было никаких тайн, хотя в основном он говорил о том, что его тревожит или радует, а она внимательно выслушивала.

– Все-таки, может, поговорим, Джесси?

На языке у него вертелись слова о необходимости разобраться, что произошло между ними, о возможности восстановить их отношения, но вместо этого, презирая себя за нерешительность, он начал говорить о своем задании, о случаях нападения бандитов во время перевозки золота, но Джесси оборвала его:

– Давай отложим этот разговор для более подходящего случая. – И исчезла в гуще веселящейся толпы.

Она с трудом добралась кружным путем до стойки, выскочила через находящуюся позади нее дверь и стала быстро подниматься вверх по лестнице. Бармены справятся какое-то время с заказами без нее, а ей необходимо побыть одной, чтобы собраться с мыслями и решить, что делать дальше.

Но Джесси не суждено было побыть наедине с собой. Едва она успела достичь плоской крыши здания, как услышала шаги за спиной. Это был Гейб. Для того чтобы понять это, Джесси не нужно было оборачиваться. Он подошел к ней и, казалось, хотел поцеловать.

– Уйди, Гейб. Я хочу побыть одна.

– Почему? Разве мы не старые друзья?

– Нет, больше мы не друзья. А это, чем бы оно ни было, уже нечто новое.

– И ты не хочешь впустить новое в свою жизнь, так, Джесси? Ты держишься за прошлое, боясь изменить себе, забыв о нем?

– Уходи. – Голос Джесси дрогнул. – Да, я прошлое, твое прошлое, с которым ты некогда предпочел расстаться.

5

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru