Пользовательский поиск

Книга Милость от своей звезды. Страница 4

Кол-во голосов: 0

– Да, я тоже. А как насчет тебя, Гейб?

– Нет, я не женат. Слишком много работы, чтобы заводить семью. – Гейб постарался сменить тему разговора, пытаясь свыкнуться с мыслью о том, что Сент-Клеры молятся новым богам. – Я о золоте: что, есть реальная угроза похищения?

– Его действительно угрожали похитить, Гейб. Мне самому сказали об этом по телефону. Незнакомец сообщил, что некто задумал ограбить обоз, и ему хочется предупредить нас, чтобы не оказалось запятнанным имя города.

– Это говорил мужчина?

Шериф выглядел озадаченным:

– Ты знаешь, я думаю, что мужчина, хотя и измененным голосом. Но это могла быть и женщина. Однако единственная женщина в округе, у которой хватило бы смелости на такую выходку, это…

– …Джесси Джеймс, – закончил фразу Гейб. – Но ведь ты не считаешь Джесси способной на ограбление, верно?

– Нет, никоим образом. Она не пошла бы на это, не стала бы марать свое имя. В то же время все знают, что ей очень нужны деньги.

– А почему у Джесси такая нужда в деньгах? Разве ее бар не процветает?

– Да, но она заложила последний участок своей земли, чтобы выплатить остающуюся сумму за бар. Все до единого цента ушло на переделки. Теперь она не возвратила вовремя полученную ссуду.

– А кто, по мнению Джесси, мог позвонить тебе?

Шериф засмеялся, вытащил сигару и обрезал ее кончик.

– Джесси подозревает кого-нибудь из Сент – Клеров. Ты знаешь, как относились друг к другу испокон веков наши семьи. Если в одной что-либо происходило, вину возлагали на другую.

Гейб в отчаянии простонал:

– Ну зачем кому-то из Сент-Клеров грабить обоз с золотом?

– Нам это совершенно ни к чему. О, я не исключаю полностью, что такая угроза могла исходить от дяди Бака, но он ни за что не стал бы звонить. Хотя бы потому, что я сразу узнал бы его голос.

Прежде чем выработать план действий, Гейб решил посетить своего дядюшку Бака, хотя сама мысль об этом ему претила. Убедившись, что больше не получит от Джоя никакой информации, он распрощался.

На улице Гейба окликнули. Пожилая дама, которую он встретил в баре, устремилась за ним, стуча каблуками.

– Постойте!

Обернувшись, Гейб с любопытством ждал эту способную толковать о единстве злого и доброго начал «ин» и «ян» женщину.

– Простите, если там, в баре, мои слова показались вам идиотской болтовней, – начала она. – Порой я знаю истинное положение вещей, но от этого оно еще не становится понятным другим. Надеюсь, вы не обидитесь на меня из-за такого заявления.

– Отнюдь, мадам. Я не обиделся. Однако, чтобы соотнести меня с Джесси, потребуется нечто большее, чем «ин» и "ян".

– Вздор! Совершенно очевидно, что она без ума от вас. Между прочим, меня зовут Джейн Шорт. Вы, кажется, знаете моего племянника Гейвина?

– Да, мадам.

Сказав пару фраз о пользе старинного танца кадриль для стимулирования полового влечения – либидо – и продемонстрировав несколько па, странная собеседница спросила:

– Не хотите ли поужинать с нами сегодня вечером в баре? Джесси будет исполнять свою новую песню.

Гейб был заинтригован. Он никогда не слышал, чтобы Джесси пела.

– Не уверен, понравится ли это Джесси.

– Вот тут вы ошибаетесь. Вы когда-нибудь видели бойцовых плутоватых курочек из Новой Гвинеи?

– Да вроде бы нет.

– Смотрите, какой у них нрав: они дико бьют крыльями и издают кошмарные крики, от которых волосы встают дыбом, затем бросаются в атаку на приглянувшегося петуха. Если последний дает должный отпор, заключается супружеский союз на всю жизнь. Я думаю, Джесси вроде этой курочки.

– Но если таков путь к брачному союзу, то возникают опасения, будет ли жизнь петуха достаточно продолжительной.

– Может быть, и нет, – ухмыльнулась Джейн. – Но зато его ждет славный конец. Приходите на ужин, Гейб.

– Но если я появлюсь без приглашения Джесси у вашего столика, то рискую навсегда лишиться шанса ознакомиться с этим славным проявлением ее разносторонней личности.

– Не отведав пудинга, не почувствуешь его вкус.

Совершенно непонятно, как все получилось, но Гейб принял приглашение на ужин и последовал совету Джейн снять комнату в отеле "Золотой слиток", находящемся прямо напротив бара. Он направился к своему джипу за сумкой с вещами. Гейб был почти спокоен относительно встречи с Джесси, но, однако, чувствовал себя не в своей тарелке: время не оборвало узы, связывавшие их. Больше того, они, пожалуй, окрепли. Или, может быть, ожили, стоило только нахлынуть воспоминаниям о прошлом, когда Джесси и Гейб были вместе. И теперь ему придется заставлять себя забыть о днях, проведенных с босоногой девочкой, плещущейся в зеленоватой воде озера, о пахнущих дымом поцелуях. Это было время, когда они злились друг на друга и метались из крайности в крайность, когда им не давали покоя гормоны и чувства. С тех пор оба стали взрослыми. В восемнадцать лет он поступил мудро, отказавшись взять то, что Джесси хотела ему подарить. А спустя четыре года пришел черед девушки сказать ему, чтобы он уходил.

Джесси безучастно слушала, как музыканты настраивали инструменты. Разрозненные мысли мелькали в сознании. На нее нахлынули воспоминания о Гейбе, заставляя мечтать о том, что могло бы быть в давно ушедшие дни. И это в то время, когда ей позарез требовалось немедленно решать, как развязывать узлы сегодняшних проблем.

Осенний туристский сезон был в разгаре. На север потоком двигались машины, люди целыми семьями выезжали в страну Голубых гор любоваться склонами, которые одевались в багрец и золото. Сегодня, наверное, зал будет полон. Видит Бог, ей нужны зрители и слушатели. Только Джесси знала, какой пустотой зиял ее лицевой счет в банке. Почти все деньги, заработанные в летний сезон, она потратила, оплатив заранее расходы по содержанию бара. Придет зима, и бар станет влачить жалкое существование: заглянет десяток местных жителей да пара-тройка заезжих охотников, но настоящих гуляк в новых ковбойских сапогах и куртках уже не будет.

Гейбриел Сент-Клер явился тоже одетый ковбоем: выгоревшие джинсы, сапоги, на голове широкополая стетсоновская шляпа.

Дыхание Джесси участилось, когда она вспомнила утренние события. Она давно потеряла Гейба из виду и думала, что с воспоминаниями о нем покончено. Жизнь тем временем брала свое, и Джесси, прежде рисовавшая виньетки в виде сердца вокруг имени Гейба, сосредоточила на нем свою ненависть. Одновременно она старалась превзойти его во всем.

Гейб первым среди своих родичей получил диплом колледжа, отстранился от семейства, от жизни нагорья, осуществив свое заветное желание; Джесси стала первой из рода Джеймсов, кто кончил высшее учебное заведение, и возвратилась в горный край, чтобы вернуть своей семье то, что ею было потеряно. Но до недавнего времени ей не удавалось этого сделать. Наконец бар "Золотой песок" начал давать прибыль, хотя участок на склоне горы оказался под угрозой, а мечта о выкупе отцовской фермы выглядела неосуществимой.

– Послушай-ка, Джесси, – отвлек ее от невеселых мыслей один из музыкантов, наигрывавший на пианино меланхолический мотив. – Так кончается наша новая песня.

– Неплохо, – ответила Джесси, хотя не могла сосредоточиться на мелодии: помещение наполнялось публикой, желавшей потанцевать и выпить. Надо было проверить запасы еды и спиртного, пополнить их необходимым.

– Я думал, мы сегодня исполним эту песню.

– Нет! – неожиданно громко вырвалось у Джесси помимо ее воли. – Может, позже.

– Потом не выйдет, – сказал музыкант. – Представитель фирмы грамзаписи из Нэшвилла собирался приехать послушать нас.

– О-о! Ты уверен, что он приедет?

– Так мне сказали. Это должно быть сюрпризом. Но ничего, мы всегда можем сыграть что-нибудь еще. У нас есть что показать и без твоей песни.

Джесси прошла через весь зал к небольшой эстраде и облокотилась о заднюю стенку старенького инструмента.

– Нет, эта песня хороша. Может быть, она лучшее, что мы создали. Мы с нею и выступим. Давайте-ка послушаем еще раз конец.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru