Пользовательский поиск

Книга Милость от своей звезды. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

– Нет, мы здесь вовсе не за этим, – возразил Гейб. – Мы приедем утром и заплатим штраф, как обычно поступают все уважающие себя граждане!

– А как же Дэйзи? Гораций любит ее. А если мы прождем до утра, ее владелец тоже приедет за ней.

Услышав свое имя, белая кобылка с соломенной шляпой, надетой на одно ухо, приблизилась к ограде и тихонько заржала.

– Ой, какая ты милая, – приласкала ее Джесси, просунув руку сквозь решетку. – Гораций, я понимаю, почему ты потерял голову!

– Настолько потерял, что перепугал туристов, мирно прогуливавшихся в коляске Дэйзи! Пойдем, Джесс. Обещаю вернуться сюда рано утром и посмотреть, что можно сделать.

– Но, Гейб…

– Завтра! Спокойной ночи, Гораций. До завтра, Дэйзи. Ведите себя хорошо, мы за вами вернемся!

По возвращении в особняк Мэгеденов Гейб проводил Джесси до двери.

– Ты иди спать, а я отправлюсь в резиденцию губернатора за Джейн и Лонни. Джесси… – Гейб взял Джесси за руку и притянул ее к себе. – Я знаю, все прошло так… сумбурно. Но я хочу, чтобы ты знала, этот уик-энд был…

– …Особенным? – подсказала она неожиданно для себя. – Я знаю…

Гейб нежно, едва касаясь губами лица Джесси, поцеловал ее; она прильнула к нему, на миг позволив себе насладиться его близостью, затем резко отпрянула.

– Но бал окончен, прекрасный принц. Уже почти полночь, и если я не потороплюсь, я снова превращусь в Золушку, а ты… в крысу!

– Джесси, ты перепутала две разные истории. Мы поговорим об ангелах и грешниках.

– Гейб, мне давно не нужен ангел-хранитель в золотых доспехах. Я должна сама заботиться о себе, как делала это всегда…

Пусть Джесси считает себя Золушкой: для Гейба она принцесса с карими глазами! Черт бы побрал всех вас, Сент-Клеры и Джеймсы! Почему вы не можете жить в мире и дружбе?!

Было уже около двенадцати, когда он высадил Лонни и Джейн у особняка ее сестры, пересел в свою машину и уехал. Если даже Джесси и принцесса, Гейб почему-то чувствовал себя последней крысой.

9

Джесси, одетая в джинсы и тонкий свитер, поджидала у дверей возвращения Джейн и Лонни с ужина в губернаторском доме. Как только машина с Гейбом отъехала, она заявила:

– Быстро, Джейн! Переодевайтесь. Мы должны спасти Горация и Дэйзи.

– Гейб рассказал нам, что произошло, – сказал Лонни. – Он поедет за ними утром.

– Так не годится. Хозяин Дэйзи никогда не отпустит ее с Горацием.

– Она права, Лонни, – обратилась Джейн к супругу. – С этой бедной лошадкой обращаются ужасно. Ты должен добыть машину, а я пока переоденусь.

– Какой смысл доставать машину? Мы не можем посадить в нее лошадь и мула! Кроме того, в нашем штате за конокрадство тебя ждет виселица, – рассудительно сказал Лонни.

– У нас есть друзья в высших кругах! Поехали! Мы с Джейн сообразим, что к чему, – заявила Джесси, и Лонни осталось лишь подчиниться решению большинства.

Спустя несколько минут Джейн в брюках и куртке военного образца вслед за Джесси спустилась по лестнице.

– А как мы вызволим их оттуда?

– Я раздобыла кусачки, чтобы резать проволоку, – объясняла Джесси. – Стащила их в оранжерее. Мы проделаем дыру в ограде, выведем животных и… поскачем на них сюда! Как вам такой план?

Лонни подъехал на машине, и женщины присоединились к нему.

– Что ж, я всегда считала, что гараж можно использовать как конюшню. Тем временем Лонни наймет фургон для перевозки лошадей, и мы отправим нашу парочку в Делоунигу.

Лонни с сомнением в голосе спросил супругу.

– А ты уверена, что полиция не будет нас дожидаться?

– Где, в приюте для брошенных животных?

– Нет, на границе округа. – Лонни на большой скорости вел машину по направлению я приюту для животных. – Я бы положился на Гейба. Он быстро соображает, и он – служитель закона. Парень не пойдет в сговоре с двумя преступницами на кражу со взломом. Гейб привык отдавать приказы и добиваться, чтобы они выполнялись.

– Лонни, не беспокойтесь о Гейбе, – уверенно заявила Джесси, вовсе не уверенная в том, в чем пыталась убедить старичка. – Мне всегда удавалось уговорить его и даже внушить, что инициатива исходит от него. Но нам надо спешить. У меня дурные предчувствия насчет нашего предприятия, – невольно добавила она, в душе признавая правильность доводов Лонни. В прежние времена Гейб безоговорочно согласился бы с ее намерением похитить животных и, если нужно, снес бы проволочную ограду бульдозером. Однако нынешний Гейб так не поступит. Теперь он – агент Бюро расследований штата Джорджия, серьезный, сдержанный человек. Благодаря этим новым своим качествам он чего-то лишился: жажды романтики, приключений, способности жить, не опасаясь неприятностей… Гейб, который взялся исполнять роль ее ангела-хранителя, – это не тот юноша, который был соучастником ее дерзких проделок. Он стал другим, смирился с обстоятельствами, тогда как Джесси шагу не ступала без боя, ведь жизнь – вечный вызов, ничто не дается само собой. Даже открывая свой бар, она шла на риск, хотя вполне могла бы иметь гарантированные доходы, содержа кафе. Но возиться с отбивными и картофельным пюре Джесси было бы скучно: это означало бы слишком спокойную, пресную жизнь, и она, как не раз в своей жизни, пошла против обстоятельств. Наверное, в ней были заложены гены ее деда, пренебрегшего возможностью зарабатывать свой хлеб, как все. Золотоискатель – вот кем он был и кем оставался до конца, даже после того как золото иссякло на земле Джеймсов. Но один момент в жизни Джесси присутствовал постоянно: всегда между нею и Гейбом проскакивали яркие электрические разряды, всегда их связывало желание ощущать близость друг друга, делить накал эмоций. Она чувствовала, что Гейб влюбляется в нее заново, и это ее пугало. Как найти общий язык сорвиголове и ангелу? А если они и найдут его, то сумеют ли отстоять свое счастье?

Глубокий вздох подытожил размышления Джесси.

– Что загрустила, милая девочка?

– Не знаю. Временами задумываешься, зачем мучить себя такими вещами, которых другие даже не замечают?

– Потому что ты – Джесси Джеймс и знаешь, что такое боль и страдание, – уверенно отозвалась Джейн. – Ты борешься и побеждаешь, но каждый раз тебя ждут все новые испытания.

– Ты привыкла выступать в роли сорвиголовы, к чему тебя приучил твой дед, – вмешался в их разговор рассудительный Лонни. – Но твой отец… Хоть раз присел он с тобой в уголке, чтобы объяснить, как решают свои проблемы нормальные люди?

– Мой отец, Лонни, был также не от мира сего, но по-своему. Он родился мечтателем и считал, что мир жесток. Ему хотелось жить простой жизнью, однако ему не дали осуществить эту мечту.

– Угу, – буркнул Лонни. – Люди рассказывали о спокойной простой жизни твоего отца!

– Лонни! – Джейн наградила супруга шлепком по спине. – Ты же не знаешь, что произошло с человеком и заставило его устраниться. А он лишился жизни, к которой привык, и женщины, которую любил.

– Ну да. Но у него была дочь. Он обязан был принять на себя ответственность за девочку, создать для нее нормальный дом. Это то, что сделал бы Гейб.

Да, думала Джесси. Гейб так и сделал бы. Но согласилась ли бы она на роль чьей-либо подопечной? Она всегда говорила себе: если бы дед не умер… Если бы отец не был убит… Если бы мать не погибла в уличной катастрофе… Все они оставили ее, умерли. Но Джесси твердо решила: она не уйдет со своей земли. Выкупить участки, принадлежавшие предкам, – все равно что восстановить частицу своего существа. Но сейчас Джесси попала в положение, которое угрожало ей потерей последнего участка. Может быть, Гейб подсказывал ей правильное решение, а она просто запуталась в лабиринте сомнений? Уверенность в себе стала сильной стороной Гейба.

– Джейн, – сказала Джесси, пытаясь отвлечься от мыслей о Гейбе и земле, – я хотела спросить вас о так называемой попытке похитить золото. Это вы сделали анонимный звонок, не так ли?

Лонни ответил за свою жену:

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru