Пользовательский поиск

Книга Между гордостью и счастьем. Содержание - ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

Одновременно с этим она размышляла о том, почему Уоррен так долго шел к пониманию простых вещей. Неужели раньше ему никогда не хотелось независимости? Или отношение родственников к нему было настолько пренебрежительным, что он и сам в себя не верил?

— Куда мы едем? — спросила Марибелл, чтобы как-то нарушить неловкое молчание.

— А мы уже почти приехали.

Уоррен свернул за угол, и они выехали на оживленный перекресток. Марибелл узнала центральную улицу города, сосредоточение торговых и развлекательных центров.

— Парковки, конечно, забиты, — с досадой произнес Уоррен. — Ты не возражаешь, если мы бросим машину здесь, а до места пройдемся пешком? До него рукой подать. Не больше пяти минут. Честно.

— Конечно, не возражаю, — воскликнула Марибелл.

— Это хорошо. А то бывают такие молодые девушки, которые и пяти метров пройти не в состоянии. О, прости, я и забыл, как ты теперь воспринимаешь подобные разговоры.

Марибелл засмеялась:

— Да нет, ничего. Должно быть, ты говоришь о девушках, которые ходят на высоченных шпильках. В таких туфлях и я отказалась бы ходить по городским тротуарам.

— Чтобы не повредить шпильки?

— Чтобы не повредить ноги.

— Сколько еще мне предстоит узнать, — вздохнул Уоррен. — Но сначала я хотел бы узнать, какие фильмы ты предпочитаешь. Мы пришли.

— Так мы пойдем в кино?

— Если ты хочешь.

— О, я хочу, конечно же, хочу. Давно не выбиралась в кино.

— Интересно, почему?

— Было много работы, — объяснила Марибелл. — А еще мы с подругой любим набрать фильмов на дисках, и смотреть их дома.

— Некоторые фильмы лучше смотреть на большом экране, — не согласился Уоррен.

— Идет. Если мы выберем именно такой фильм.

— Выбор фильма отдаю на твое усмотрение.

Марибелл выбрала фильм, который показался ей самой компромиссом между возможными вкусами Уоррена и ее собственным вкусом. Комедийный боевик о жизни шпионов сочетал в себе и трюки каскадеров, и взрывы, и любовную коллизию.

Уютно развалившись в комфортных креслах кинотеатра прямо по центру зрительного зала, они похрустывали попкорном из одной большой упаковки.

— Я прямо почувствовала себя студенткой, — смеялась Марибелл после просмотра. — Как будто мне снова семнадцать, и я учусь в колледже.

— Почему?

— Кино, попкорн, поздний сеанс, шпионский боевик.

— Рад, что тебе понравилось.

— Да, понравилось. А куда мы отправимся сейчас?

— Если не возражаешь, то можем зайти куда-нибудь и перекусить.

Выбор Уоррена наверняка был совсем иным, чем выбор его старшего брата в подобной ситуации. Простенькой кафешке, где они устроились за небольшим столиком у окна, было далеко до претенциозной кофейни, излюбленной Холденом.

Уоррен и Марибелл заказали по молочному коктейлю, пирожному с кремом и желе в формочках.

Марибелл вновь почувствовала себя студенткой на свидании со старшекурсником. Она хорошо понимала, что финансовые возможности Уоррена не позволяют ему пригласить ее в более престижное место, как бы ему этого ни хотелось. А предложить оплачивать счет пополам она не решилась. Она видела, насколько Уоррену приятно вновь чувствовать себя самостоятельным. Пусть и на время.

Марибелл надеялась, что это не будет временным явлением в жизни Уоррена.

— Расскажи, что там с работой? — попросила она, разломив пирожное ложечкой. — Ты так и не сказал, что за работу ты нашел.

Уоррен вздохнул:

— Зашел в закусочную, где раньше сосиски жарил. Это одно из тех немногих мест, где я хорошо зарекомендовал себя. Жаль, работал там недолго. Пообщался с хозяином заведения, сказал, что мне нужна должность и нужны деньги. И он дал мне эту должность.

— Ты теперь снова жаришь сосиски? — Марибелл постаралась не улыбаться.

— Нет, — серьезно ответил Уоррен. — С сосисками покончено. Хозяин предложил мне место администратора. В мои обязанности входит следить за чистотой в зале. То есть, конечно же, за работой уборщиков. Наблюдать, чтобы был порядок, пресекать возможные конфликты. Стараться, чтобы клиенты были довольны.

— И, конечно, следить за теми, кто жарит сосиски?

— Конечно. Я работал там с понедельника, и, как только получил деньги за первые отработанные дни, позвонил тебе.

— Как это мило. Ты и дальше собираешься там работать?

— Это временная мера. Я тут ломал голову, чем же мне больше всего нравилось заниматься в колледже и в университете.

— И что надумал?

— Ничего, — пожал плечами Уоррен. — Я неплохо успевал по гуманитарным дисциплинам, но, по-моему, это легко. Больших денег на этом не заработаешь.

«Твой брат наверняка поспорил бы с этим», — едва не сказала Марибелл, но вовремя прикусила язык.

Однако, как много становится тем, на которые не стоит шутить, находясь рядом с Уорреном…

Они просидели в кафе чуть ли не до закрытия, болтая о том, о сем. В конце вечера Уоррен вновь отвез Марибелл домой. Прощаясь с ней в машине, он взял ее за руку.

— Мы можем увидеться снова?

— А ты этого хочешь? — с удивлением спросила Марибелл.

— Да, очень хочу.

«Боже правый. Он что, пытается за мной ухаживать?»

Марибелл судорожно пыталась сообразить, что ей следует сказать или сделать.

Внимание Уоррена ей, конечно, польстило. Что и говорить, он был очень хорош собой. Когда они были в кинотеатре, многие из девчонок оборачивались на него. Да, наверное, они казались красивой парой, когда были рядом.

Но, вот беда, Уоррен казался Марибелл слишком инфантильным для нее. Даже сейчас, когда он изо всех сил старался, когда из шкуры вон лез, чтобы быть хоть в какой-то степени независимым. Он заработал денег, он пригласил ее в кино, купил пирожные, отвез домой… И все это ей приятно — но не более того.

Не с тем человеком она предпочла бы встречаться. Тот, кто ей нужен, носит ту же фамилию, и, однако же, совсем другой…

Но, может быть, не стоит отвергать Уоррена столь безоговорочно? Он сейчас делает первые шаги на пути своего становления. Нужно поддержать его. Вряд ли степень его уверенности в себе сейчас высока. Если она откажет ему, не выбьет ли это вновь Уоррена из колеи?

Несколько встреч не обяжут Марибелл сильно. Но, возможно, помогут ему обрести уверенность в себе. Одним словом, здесь нет ничего плохого. Если только… Если только Уоррен не захочет большего…

— Что ж… — Марибелл судорожно откашлялась. — Если ты хочешь, то, конечно, давай встретимся.

— Завтра? Послезавтра?

— Завтра у меня в компании намечена корпоративная вечеринка. Послезавтра я встречаюсь с подругой. Может быть, мы встретимся ближе к уик-энду?

— Отличная идея. Если погода будет хорошая, мы можем купить сэндвичей, захватить плед и поехать на пикник. Может быть, доедем до какого-нибудь озера, где сможем выкупаться.

— Договорились.

«И никаких больше загородных домов…»

На прощание Уоррен поцеловал Марибелл в щеку. Очень легко, она даже подумала, не почудилось ли ей это.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Прошло несколько недель.

Фэнтон вызвал к себе Марибелл и поздравил с повышением. Теперь она была арт-директором дизайнерского бюро.

— Тебе, Марибелл, полагаются отдельный кабинет, ну и помощник, если, конечно, ты будешь настаивать…

— На помощнике я настаивать не буду. Но вот на прибавке к жалованью буду настаивать непременно. А кабинет с кондиционером?

— Обижаешь, куда же без него. Так тебе точно не нужна секретарша?

— Скорее, дополнительный дизайнер, — вздохнула Марибелл. — И то спорный вопрос. Так что там насчет прибавки?..

Фэнтон замахал на нее руками:

— Не ворчи, не ворчи! — в деланном ужасе вскричал он. — Ты в могилу меня сведешь своей педантичностью. Бумаги об увеличении твоего оклада уже в бухгалтерии. Но, если бы ты соизволила сегодня зайти туда, хотя бы затем, чтобы получить зарплату, то знала бы, что я выписал тебе за косметический проект индивидуальную надбавку.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru