Пользовательский поиск

Книга Между гордостью и счастьем. Содержание - ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

Пока они говорили, они успели выйти на предыдущую улицу и подойти к большой широкой машине. Незнакомец распахнул перед ней дверцу:

— Садитесь, — велел он.

И тут Марибелл замялась…

— Да садитесь же, — нетерпеливо проговорил он. — Я отвезу вас домой, и вы забудете об этом вечере. Глупо меня бояться после того, как я выручил вас, согласитесь…

Марибелл нерешительно села в машину, одернула платье, стараясь подтащить его поближе к коленям. Но пристегиваться пока не решалась.

Обойдя автомобиль, незнакомец сел за руль и пристегнул ремень.

— Так как же вы очутились тут? — повторил он свой вопрос.

Марибелл вздохнула.

— Вы будете смеяться…

— Я уже смеюсь, — заверил он. — Вы совсем не похожи на глупую школьницу. И тем не менее разоделись и потащились по злачным местам города, словно вам не хватает острых ощущений в привычной жизни. Напоминает детский сад. Тем не менее, вы это сделали — вырядились, потолкались со шпаной в темном переулке. А теперь смущаетесь, как девочка. Одно с другим не вяжется.

Марибелл рассердилась:

— А вы-то, вы сами как оказались в этом темном переулке? — воскликнула она. — Может быть, мое маленькое приключение помешало вашим планам? Может быть, у вас там был назначен тайный сбор мафиози?

Он засмеялся, и смеялся он долго, с искренним удовольствием.

— Неплохо, маленькая леди, — отсмеявшись, произнес он. — Весьма неплохо! Я удовлетворю ваше любопытство. Я привык быть внимательным. Я часто смотрю по сторонам. Переулок был плохо освещен, но случилось так (и вам в этом крупно повезло), что я повернул голову в его направлении как раз в тот момент, когда проезжал его. Увиденного мне хватило, чтобы остановить машину, выйти из нее и направиться в вашу сторону.

— Зачем?

— Как минимум для того, чтобы проверить: а все ли в порядке у сих законопослушных и добропорядочных граждан? Я, знаете ли, считаю, что лучше перебдеть, чем недобдеть. Иной раз лучше проявить немного внимания к ситуации, и кому-то не придется оплакивать очередной труп.

Марибелл поежилась.

— Вы правы, — покаянно согласилась она. — Еще раз спасибо, что выручили меня. Я, в самом деле очень благодарна…

— А если вы и впрямь благодарны, — перебил он, — может быть, вы все-таки ответите, что забыли в столь неприглядном месте в столь неподходящий час?

«И в столь прелестном виде», — мысленно добавила Марибелл.

А вслух сказала:

— Дело в том, что я собиралась в ближайший паб с подругой… Мне очень не хотелось проводить вечер в одиночестве. Решила сократить дорогу, срезать путь через переулок.

— А в переулке вам чуть не срезали кошелек, — хмыкнул он.

Марибелл покаянно пожала плечами:

— Они не смогли бы сильно поживиться за мой счет… Не то что бы я сейчас на мели, но собиралась сэкономить за счет такси до паба.

— Прелестно, — засмеялся он. — Вполне в духе современных молодых женщин... таких уверенных в себе, таких самостоятельных. Поражает причина, по которой вы оказались в опасной ситуации. Ей-богу, могли бы изобрести более серьезный повод для того, чтобы находить на свою голову приключения. Вы всего лишь решили прогуляться до паба, но могли и не вернуться из этой прогулки.

Марибелл глубоко вздохнула. Кажется, она нарвалась на неприятные нравоучения…

Но, кажется, она это заслужила? — мелькнула нежданная мысль где-то в глубине сознания.

— Ладно, вот что… Как вас, кстати, зовут?

— Марибелл, — ответила она. Краска стыда, постепенно заливавшая лицо, все еще полыхала на ее щеках.

— Марибелл… Звонкое, яркое имя. Марибелл, а дальше как?

— Марибелл Брукс.

— Очень приятно. Рад, что слышу это от вас лично, а не читаю в полицейских сводках.

Марибелл возмущенно фыркнула:

— Неужели так необходимо при каждом удобном случае колоть мне глаза так и не случившимся со мной? Мистер… как вас там… Вы что, полицейский?

— Нет, — спокойно ответил он. — Я не полицейский. Но кое-что соображаю по этой части. И продолжаю, как вы выразились, «колоть вам глаза» лишь для того, чтобы вы осознали всю неосмотрительность своего поведения.

— Да я уже все осознала, — воскликнула Марибелл. — Я осознала, осознала!

— Вот и прекрасно, — улыбнулся он, — счастлив беседовать со столь сознательной леди. Кстати, меня зовут Холден Гроуд.

— Очень приятно, — пробормотала Марибелл.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Машина бесшумно летела по ночным, хорошо освещенным улицам города.

Марибелл исподтишка разглядывала Холдена.

Достаточно волевой и жесткий профиль. Он вполне вязался с тем ледяным тоном, которым Холден разговаривал несколько минут назад в темном переулке. И уж, конечно, он слабо вязался с его улыбкой, с его смехом. Улыбка словно освещала его жестковатые черты, словно вырезанные из мрамора… если, конечно, мрамор бывает смуглым.

Глупые фантазии… Опять глупые фантазии. Из ряда тех фантазий, что заставили ее блуждать по ночным улицам и попадать в переплет. Хватит. Это надо бы оставить.

Но ей хотелось коснуться его темных, слегка вьющихся волос, доходящих до ворота рубашки. Разумеется, только в благодарность. В благодарность за его помощь…

Как уверенно он держался в переулке! Что бы он ни говорил, Марибелл была уверена, что поступил Холден геройски. Выглядел он лет на тридцать… но вот властности, высокомерия и суровости в нем было, пожалуй, на двоих. Похоже, что он считает себя вправе командовать. И ожидает, что ему будут подчиняться… Что ж, наверное, это небезосновательно. Он уверен в собственных силах и в том, что говорит и делает правильные вещи…

Марибелл так увлеклась разглядыванием Холдена, что пропустила мимо ушей, как он снова заговорил с ней.

— Я спрашиваю, — терпеливо повторил он, — где вы живете?

— Эээ…

— И, кроме того, было бы неплохо позвонить вашей подруге, которая уже наверняка заждалась вас в баре. Вы ведь сильно задержались по дороге, не так ли?

— Дело в том, — смущенно призналась Марибелл, — что в баре меня никто не ждет.

— Час от часу не легче! Вы же сами сказали…

— Да, я помню, что я говорила. Но просто я планировала сначала добраться до паба, а уже оттуда позвонить ей и позвать приятно провести вечер.

— Вы удивительная девушка… — криво усмехнулся Холден.

Марибелл уже собиралась было расплыться в улыбке от удовольствия, как он коротко добавил:

— На удивление легкомысленная девушка. Как вы только дожили до своих лет… сколько вам там… семнадцать? Восемнадцать?

— Двадцать три! — возмущенно воскликнула Марибелл. — Не такая уж я и маленькая!

— Сотни женщин во всем мире расценили бы это, как высший комплимент, — засмеялся он. — Женщины ведь изо всех сил стремятся выглядеть младше, заявляют о своем возрасте, делая его меньше, чем он есть на самом деле.

— Не понимаю, какой в этом прок, — сердито возразила Марибелл. — Что за удовольствие стремиться выглядеть совсем юной девочкой? Зачем стесняться прожитых лет?

— Ну, положим, вам-то стесняться нечего. Вы еще, считай, и не жили совсем.

— По-вашему, двадцать три года — это мало?!

— Мало. Во всяком случае, не так уж и много. Самое начало жизни. Видно, что она вас мало трепала… Иначе вы не относились бы так легкомысленно к своему здоровью, имуществу и безопасности.

— Не стоит по одному поступку судить обо всей жизни человека, — Марибелл насупилась и приготовилась отвернуться.

— Возможно, вы и правы, — спокойно ответил он. — Возможно, этого действительно не стоит делать. Но жизнь зачастую требует от нас быстрых выводов и еще более быстрых решений на основе этих выводов.

— Что же у вас за жизнь такая? — все еще сердито спросила Марибелл. Она уже начинала злиться на своего нечаянного спасителя. Чего доброго, сейчас еще начнет ее воспитывать. Читать лекцию о вреде наркотиков, о необходимости пользоваться контрацептивами, о том, что «мойте руки перед едой, и это убережет вас от десятков бед»…

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru