Пользовательский поиск

Книга Любовное сафари. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

– В общем, верно.

– В тот вечер жена вернулась с работы усталая. Иногда нервы и усталость заставляют людей делать и говорить то, о чем они потом сожалеют. Не попытаться ли вам предпринять еще одну попытку, но не в рабочий день, а, скажем, в субботу?

– Это и было в субботу.

– Так ваша жена работала в субботу?

– Она каждый день работает.

Плохо.

Деннис коснулся ее руки, и Сара предоставила ему продолжать.

– Знаете, Джош, бывают ситуации, когда красивые жесты и не нужны. Вот что я вам предлагаю. Пусть ваша жена вернется с работы и увидит, что ужин готов, а квартира убрана. Никаких свечей и музыки. Не показывайте, что думаете о сексе. И вот когда вы будете сидеть рядышком у телевизора, предложите помассировать ей шею и спину. Просто чтобы она могла расслабиться и отдохнуть. И никаких намеков на секс.

– Более того, – вступила в разговор Сара, – если вам удастся установить с ней определенный уровень интимности, не торопитесь. Возможно, вам следует воздержаться от секса, даже если вы поймете, что в этот раз она вам не откажет. Просто обнимите ее, успокойте, скажите, что все будет хорошо, что вы ее любите.

– Но это не решит мою проблему! – возразил Джош.

– Сразу не решит, – согласился Деннис. – Но вы сделаете шаг в нужном направлении, постепенно преодолеете враждебность и неприязнь, и тогда, постепенно, ваша интимная жизнь начнет налаживаться.

– Хорошо сказано, – одобрила Сара. – Кажется, доктор Флемминг, это первый раз, когда мы с вами думаем одинаково. Давайте сделаем перерыв на рекламу. После рекламной паузы Моника из Мэнсфилда поговорит с нами о моральной ответственности партнеров.

Деннис стоял на балконе, рассеянно поглаживал мраморный парапет и любовался синей гладью Атлантического океана. Он глубоко вздохнул, и легкие его наполнились свежим соленым океанским воздухом. Легкий ветерок ерошил его волосы, забирался под расстегнутый ворот рубашки, ласкал разгоряченные щеки. Как странно. В тысяче миль отсюда, в Нью-Йорке, первая метель остановила движение на улицах. Сюрреализм. Как и все, что теперь происходит в его жизни.

Он улыбнулся. Почему-то от этой мысли ему стало не страшно, а, наоборот, спокойно.

Этой ночью он наконец принял решение. Закончились тревожные дни, когда он не мог понять, куда катится его жизнь. Решение само созрело в его голове, когда он проснулся среди ночи и увидел, как Сара спит, доверчиво повернувшись к нему круглой попкой. Он укрыл ее одеялом, и у него защемило сердце. Внезапно он почувствовал, что мама права. Лучше Сары ему не найти.

Он замер, ожидая, когда разум проснется и предложит ему десятки контраргументов. Но ничего не произошло. На душе у него было спокойно.

Тогда он вышел на балкон и удивился. Ему вдруг показалось, что и он, и ветер, и соленый океан – это одно целое и что они дышат с ним в одном ритме. Никогда раньше он не чувствовал себя таким живым, таким цельным, таким уверенным в себе. Словно долгие годы он блуждал в потемках, боролся с обстоятельствами, не зная, что ждет его завтра, а теперь, наконец, вышел на широкую ровную дорогу. Вот удивительно! А ведь совсем недавно ему казалось, что раньше жизнь его была полна ясности и порядка, а Сара появилась, и все смешалось. Оказывается, наоборот! Только теперь все стало на свои места.

Казалось бы, внезапность его решения должна его тревожить. Не он ли всегда говорил, что осторожность – лучшая сторона доблести? Что время – лучший судья в вопросах человеческих отношений? Особенно если учесть прошлый его опыт. И тем не менее уверенность, что он принял единственно верное и правильное решение, не слабеет, а крепнет.

Он рассеянно потер заросший щетиной подбородок. Конечно, он еще не знает, согласится ли она. В последние дни он стал замечать, что она как-то отдаляется от него. Смех ее стал не такой сердечный и заразительный. Секс? О, ему было хорошо, как никогда. И все же казалось, что она ищет в занятиях любовью чего-то большего, чем просто секс. А он был так погружен в свои сомнения и тревоги, что даже не задумывался о том, что она чувствует.

А вдруг он ошибается и Саре от него ничего не нужно, кроме головокружительного секса? Кроме этих наполненных страстью нескольких дней? Вдруг она просто продолжает свое затянувшееся сафари?

Он рассеянно запустил пальцы в растрепавшиеся волосы. О, если подумать, он может назвать десяток причин, по которым Сара не захочет серьезных, длительных отношений с ним. Это было легко, ведь он столько часов провел, думая о том, какие они разные.

Он тихонько прошел в комнату и раскрыл свой саквояж. Достал маленькую бархатную коробочку. В полумраке блеснули три крупных бриллианта в простой платиновой оправе. Совсем не похоже на Сару. Ей нужно что-то другое, что заставит ее глаза искриться, зубы сверкать в улыбке, а волосы переливаться яркой медью. Он положил коробочку обратно.

13

Прижимая к груди пакеты, в которых разместилось ее месячное жалованье, Сара нерешительно стояла перед автоматической вращающейся дверью. Отель, последнее достижение современности, уже у входа изумлял своих гостей дарами цивилизации. Сара ступила в отсек пропускного механизма, зацепилась за что-то и не успела выйти. Униженно она совершила еще один круг, сделала шаг в вестибюль, но выронила пакеты. Со сдерживаемой яростью она смотрела, как ее покупки совершают очередной вынужденный круг.

К счастью, на помощь пришел рассыльный. Собрав ее пакеты, он с улыбкой выяснил номер ее комнаты и обещал немедленно доставить вещи в номер. Подавая ему на чай, Сара раздраженно размышляла о том, что рассыльный назвал ее «мэм». Она что, выглядит так, что к ней уже нельзя обратиться «мисс»?!

Она устало побрела к местному телефонному аппарату. Набрала номер Родни – нет ответа. Набрала номер Линды – то же самое. И куда все подевались? Сегодня у них была запланирована встреча с местными книготорговцами. Родни так и не появился. Саре самой пришлось развлекать их за обедом, потом ехать на книжную выставку, бродить по несметному количеству залов, а после этого еще и подписывать свои книги. Она подписала тысячи две, наверное. У нее на пальцах образовалась мозоль. Она сыта по горло этой рекламной поездкой!

Сара даже остановилась. Только сейчас до ее сознания дошла важность этой мысли. Ведь поездка подходит к концу, а значит, конец и ее отношениям с Деннисом! При всем своем современном отношении к жизни, она никогда не станет участницей тандема «жена – любовница».

И пока у нее нет никаких оснований думать, что Деннис отказался от мысли сделать предложение своей Изабель. Так что, как бы она ни гнала от себя неприятные мысли, она крутит роман с человеком, который твердо решил связать свою жизнь с другой. Такова горькая правда.

Она направилась к стойке портье, чтобы оставить для Родни сообщение. А может, он для нее что-нибудь оставил? У стойки уже толпилось несколько человек. Может, не ждать, а просто позвонить попозже? И тут она остановилась как вкопанная, услышав знакомое имя. И произнесла это имя высокая элегантная женщина в простом, но стильном сером костюме.

– Пожалуйста, передайте доктору Флеммингу, что в вестибюле его ждет Изабель. Я буду здесь еще примерно час.

Сара задыхалась. Вот и конец. Даже еще раньше, чем она думала. У нее не было сомнений в том, что эта Изабель – та самая Изабель, невеста Денниса. И она приехала к Деннису.

Изабель отошла от стойки, посмотрела вокруг и направилась к диванчику в дальнем углу холла. У Сары защемило сердце. Красивая, очень красивая. Стройная, ухоженная, уверенная в себе. В ней было то, чего ищет любой мужчина, выбирая себе жену. Воплощение женственности. Если бы Сара не была женщиной, она и сама, не задумываясь, сделала бы предложение этой молодой леди. Сара вдруг с тоской осознала, что волосы у нее всклокочены, босоножки надеты на босу ногу, а ремешки сзади у них спущены, чтобы не натирали ноги. И на пальцах пятна от фломастера, а короткая юбка смялась в складки – ей ведь пришлось сидеть несколько часов.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru