Пользовательский поиск

Книга Любовное сафари. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

Ассистент положил рядом с ней на столик ее собственную книгу, а также список вопросов, которые предстояло обсуждать. О боже, как может она отвечать на чужие вопросы, когда она не в силах ответить на свои собственные? Просто потому, что ей не нравятся ответы…

Деннис потянул за узел галстука, пытаясь ослабить его. Надо же, час назад он сам его завязал и прекрасно себя чувствовал, а теперь просто задыхается. Он толкнул дверь, предварительно удостоверившись, что номер – его собственный, вошел и с треском захлопнул дверь за собой.

Собачьи консервы. Доктор Мэрфи перед лицом миллионов телезрителей превратила его убеждения, его жизненные ценности в собачьи консервы. Причем в самые дешевые. Такие, которые сразу хочется вывалить в мусорное ведро, едва откроешь банку.

Он хорошо представлял себе, что это за дрянь, потому что когда-то у него была собака. Дворняжка с причудливой родословной, родом из местного приюта. Мать подарила ему щенка, как только он смог оплачивать собственный угол и с облегчением съехал из родительской коммуны.

Но мамочка не желала оставить его в покое. Она тут же объявилась на пороге его обшарпанной квартирки, и на руках у нее пыхтел щенок.

– Может, он разбудит в тебе хоть что-то человеческое, – заявила мать.

Денниса раздирали противоречивые чувства. Сразу хотелось и прижать к себе пушистый комочек, и высказать наконец матери все, что он думает об их с отцом образе жизни. Но мать ласково улыбнулась ему, а улыбка у нее была совершенно обезоруживающая.

Хм, что-то человеческое. Не вышло. Потому что мерзкое существо будто поставило перед собой цель превратить его жизнь в ад. Начал щенок с мебели, и методично занимался ею в те часы, которые Деннис проводил в университете. Ночью он продолжал свою разрушительную деятельность, и Деннис часто просыпался от озабоченного пыхтения псины. А ночные экскурсии в туалет оживлялись маневрированием среди коварно оставленных псом в разных местах ароматных кучек и луж. Когда в квартире не осталось ничего, на чем вредный пес не оставил бы след своих зубов, Деннис не выдержал. Отменил давно запланированную деловую поездку и вместо этого отвез собаку к родителям на ферму. Там Бандит и остался.

Теперь ему уже лет десять. Странно. Сколько лет прошло, но, когда он входит в свою красивую аккуратную квартиру, он и теперь непроизвольно замирает, ожидая восторженного прыжка любвеобильного пса. Странно, потому что Бандит ни разу не был в этой ухоженной квартире, никогда не пробовал на зуб дорогую кожаную мебель.

И все же у доктора Мэрфи зубки острее. Никакой двусмысленности. Просто во время сегодняшнего эфира обошлась с ним, словно с пакетиком печенья. Схрумкала и выбросила обертку.

Мало того, что каждый раз, когда Деннис открывал рот, чтобы сказать что-нибудь умное, она закидывала ногу на ногу и улыбалась, насмешливо прищуривая глаза. У него сразу же начинали путаться мысли. Хуже всего было, когда она нацелила на него вызывающий взгляд своих чудесных глаз и, постукивая длиннющими ногтями по подлокотнику кресла, промурлыкала:

– Так неужели же вам, доктор Флемминг, никогда в жизни не случалось отступать от ваших высоких принципов? Разве вы никогда не изменяли своей жене? Или невесте? Разве вам не случалось потерять голову и уступить голосу страсти? И вы действительно не знаете, что такое случайная связь?

Он чувствовал себя так, словно доктор Мэрфи обхватила его шею своими ухоженными пальцами и сжимает, сжимает их, не давая ему вздохнуть. Он беспомощно обернулся к ведущей, но она, казалось, ждет ответа с таким же интересом, что и Сара.

Он откашлялся и мысленно прокрутил в уме с десяток вариантов пристойной лжи. Он не был уверен в том, как далеко намеревается зайти Сара в этом допросе с пристрастием. Поэтому прямая безыскусная ложь его не спасет.

– Доктор Мэрфи, – наконец проговорил он. – Вы психотерапевт. Вот скажите мне, что вы посоветуете бывшему курильщику, который пять лет не брал в руки сигарет, а потом вдруг взял и сорвался, выкурил одну. Вы ведь не скажете ему, что в таком случае он может продолжать курить и дальше? Из-за одного-единственного срыва? Разумеется, нет. Вы заверите его в том, что один срыв никак не должен повлиять на его решимость бросить курить, разве не так?

Сара милостиво согласилась. Но не успел Деннис перевести дух, как она вовлекла его в новую дискуссию, от которой у него запылали щеки. Теперь ей хотелось знать, как, по его мнению, пища влияет на эротические ощущения. И какое блюдо следует приготовить женщине, если она задумала соблазнить мужчину? Запеченная рыба пойдет?

Деннис так и заскрипел зубами. Она еще несколько раз делала опасные заходы, но так и не обнажила губительной для его репутации правды. И вот теперь он сидел, мучительно ломая пальцы, крутил на пальце несуществующее кольцо и размышлял: почему она пощадила его? Почему не сказала, что он… что она… что они с ней…

Она легко могла уничтожить его одной лишь фразой. Ей стоило лишь намекнуть, что на самом деле чопорный доктор Флемминг вовсе не такой святоша, каким хочет казаться. Он бы разом лишился всего: потенциальных читателей своей книги, профессионального достоинства, своей невесты. Его передернуло. Только представить себе, в какой ярости была бы Изабель, если бы ей довелось узнать об измене своего жениха из популярнейшей телепрограммы.

Итак, доктор Мэрфи не воспользовалась возможностью укрепить свои позиции. И слава Богу, какова бы ни была причина. Теперь опасность миновала. Ведь они с Сарой больше никогда не встретятся. Прошлую ночь следует признать ошибкой. Ужасной ошибкой и уроком на будущее. В каждом человеке таятся скрытые темные желания, с которыми подчас трудно справляться. Но теперь он будет начеку. Отныне он снова превращается в того самого парня, к которому успел привыкнуть за долгие годы. В человека, чье отражение он привык видеть в зеркале. В мужчину, который поступает так, как запланировал. В того, на кого полностью может положиться такая женщина, как Изабель.

Отныне вокруг не будет никаких коллег женского пола в мини-юбках. Никаких длинных ног и прищуренных взглядов. Никаких провокационных заявлений, которые превращают его правила в собачье дерьмо. Никаких любовных сафари.

Он поднялся и направился в спальню. Пора собираться. Упаковывать ему было нечего, только то, что на нем, да туалетные принадлежности. Одежду, которую приобрела для него Линда, он с облегчением швырнул в корзину, и горничная уже ее забрала.

Он вошел в спальню и замер. На кровати лежал его чемодан. Тот самый, который потерялся во время перелета. Он заулыбался: похоже, у него начнется светлая полоса.

8

Какая невыносимая жара. Надо же такому случиться, что именно ей достался номер с неисправным кондиционером. В огромном многоэтажном отеле!

Беспокоясь за свои длинные свеженакрашенные ногти, Сара возилась с оконной задвижкой. Что за хитроумное устройство! В этом отеле помешались на безопасности. Номер на двадцать втором этаже, до земли лететь полчаса, ну кому придет в голову лезть в окно! Она освободила блокирующий механизм, повернула рукоятку и потянула раму. И чуть не вывалилась в окно: вдруг раздался оглушительный вой сирены, который продолжался целую вечность. Зажав уши, Сара металась по комнате, пытаясь сообразить, как отключить сигнализацию. Из динамика в стене, перекрывая вой, послышалось:

– Сработала система безопасности. Сработала система безопасности. Просим прощения за причиненные неудобства.

Сара поспешно захлопнула окно. Неужели это она устроила весь этот шум?

Раздался телефонный звонок. Наверное, это дежурный отеля будет сейчас зудеть. Что за ужасный день!

Но оказалось, что звонит мама.

– Сара, дорогая, что за дикий шум? Ты что, опять влипла в историю?

Сара застонала. Ну долго еще она будет вспоминать! Единственный раз Сару вместе с ее приятелем забрали в полицейский участок за то, что они залезли на заднее сиденье чужой машины! А мать говорит так, словно Сара всю жизнь не вылезает из историй!

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru