Пользовательский поиск

Книга Любит, не любит…. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

Аманда схватила парня за руку:

— Зак!

Увидев Аманду, тот ослабил тиски, и его жертва кое-как вырвалась на свободу. Желая отомстить обидчику, мальчишка нанес удар кулаком, но промахнулся и оставил след на щеке миротворицы.

Она пошатнулась и упала на колени. В глазах потемнело, закружилась голова. К ней подбежал преподаватель с носовым платком и протянул руку, чтобы поднять ее:

— Вы в порядке?

Аманда отмахнулась от него.

— Огнетушитель! Скорее! — воскликнула она. — Зак, похоже, хочет убить этого парня!

Стоя в победной позе, Зак вновь толкнул на землю мальчишку и склонился над ним, забивая его ногами.

Пока преподаватель бегал за шлангом, Аманда ловким прыжком набросилась на спину Зака, схватила его за руки, и оба они рухнули вниз. Она повернула воинственного драчуна, оседлала и подмяла под себя. Вцепившись в его шею, Аманда прошипела:

— Я сказала, хватит! Остановись!

Он уперся руками ей в плечи, и она ощутила, что вот-вот упадет, но тут Зак стал постепенно ослаблять нажим, тяжело дыша. Вдруг взрослый мужской голос спокойно произнес:

— Что здесь, черт возьми, происходит?

И Аманда почувствовала, как чьи-то сильные руки стаскивают ее с Зака на землю. Феерия завершилась «пожаротушением» и визгом разбегавшихся зевак.

Она сама оказалась облитой с ног до головы, ее шелковая блузка и льняная юбка были забрызганы пенящейся жидкостью.

Протерев глаза, сквозь брызги и оседающие клочки пены она увидела, как Эдвин растаскивает двоих мальчишек и за шкирку отбрасывает друг от друга, в то время как расхрабрившийся Зак советует всем остальным побыстрее убирать отсюда свои задницы, пока и на них не нашлось приключений.

Под руководством мужчин и при помощи огнетушителя всех удалось быстро привести в чувство. Преподаватель наконец-то опустошил орудие успокоения, Эдвин пресек остаточные агрессивные проявления в толпе. А забияка Зак, приказав всем идти к себе и переодеться в сухую одежду, напомнил, что это еще не конец.

Убирая с лица мокрые прилипшие волосы, Аманда поднялась с земли, пытаясь не дрожать от холода. Когда же Эдвин подошел к ней, она прислонилась к нему, обхватив себя руками, а он накинул ей на плечи свою куртку. Однако бедняжка быстро спохватилась и, опасаясь, что он заметит, насколько она сейчас не владеет собой, чуть отошла от него.

Промокшая насквозь, она увидела, что взгляд Эдвина как-то слишком долго задержался на ее блузке, и взглянула вниз. Поняв, что именно привлекло его внимание, она вдруг неожиданно для себя покраснела и попыталась отлепить словно приклеившуюся к груди ткань блузки. Мокрая материя не только подчеркивала ее линии, но и предательски обнажала и тонкий гипюровый бюстгальтер, и то, что под ним.

— Прости, что пришлось тебя в это втянуть.

Эдвин очнулся и снова взглянул в ее лицо.

— Бог знает, что могло произойти, не вмешайся мы вовремя! — сказал Феннесси. — Ты что, с ума сошла? Зачем ты-то туда полезла?

— Чтобы предотвратить убийство. Для непонятливых, — парировала Аманда. — Или, как минимум, увечья. Я почти взяла ситуацию под контроль.

— А мне так не показалось.

— Нет, я бы и сама справилась, но все равно спасибо.

— Интересно, как? Получив пару тумаков?

— Они не посмели бы бить меня.

Бровь Эдвина удивленно приподнялась.

— А это что?

Он поднял руку и внешней стороной ладони осторожно и нежно, стараясь не причинить боли, погладил ее щеку, на которой пылал след от кулака.

— Кто ударил тебя?

Несмотря на нежное прикосновение Эдвина, она почувствовала напряжение мышц лица.

— Не обращай внимания. Это случайно. Не важно…

— Нет, это очень даже важно!

— Спасибо за заботу. Хотя не понимаю, с чего это ты вдруг стал проявлять ее? — Аманде никогда не приходило в голову, что она могла волновать бывшего ученика ее мужа.

— Думаю, я перенял чувство прекрасного, которое было свойственно Николасу, — обронил он. — Сердце сжимается, когда видишь красивую вещь поврежденной.

На ее памяти это был первый раз, когда она услышала от него неуклюжее подобие комплимента. Впрочем, вряд ли его слова можно было так назвать.

— Спасибо, — сказала Аманда, делая нарочито ощутимой ироническую нотку в голосе. — Только позволь напомнить тебе, что я не вещь.

Извиняться Эдвин не собирался, даже если бы такая мысль и пришла ему в голову. Взгляд его снова упал на блузку.

— Тебе бы лучше переодеться, — коротко заметил он. — А то если мальчики увидят, то не миновать тебе еще одной потасовки. Они из-за этого завелись?

Аманда отпрянула.

— В меня попала струя из чертового огнетушителя! Ты что, думаешь, что я специально разгуливаю тут промокшей?

— А тебе не надо намокать, чтобы привести в действие нужные гормоны. Впрочем, — добавил Эдвин с усмешкой, — это только подтвердилось, не так ли?

Не очень понимая, о чем именно он говорит, Аманда открыла рот, чтобы узнать поподробнее. Однако Эдвин Феннесси перебил ее желание и, быстро скинув, стал выжимать свою рубашку.

— Так что там произошло?

— Понятия не имею. Я была в кабинете, когда услышала шум во дворе. Что с Карлом? — Она увидела, как Чед вел преподавателя под руку.

— Все в порядке, ничего не сломано. Жить будет.

— Такое часто здесь случается? — спросил Эдвин.

Чед пожал плечами.

— Ну… как сказать. Обычное дело, ты же знаешь, — мальчишки! Сам здесь жил. Хотя это не то чтобы постоянное явление.

— Они все пережили травму, долгое время старались сдерживаться. Вот и сошли с рельс, — пояснила Аманда. — Иногда надо спускать пар.

Эдвин строго посмотрел на нее.

— Им не должно все сходить с рук так легко.

Она стряхнула струйку воды, стекавшую со лба, прежде чем та успела сорваться и капнуть в глаз.

— Я с ними поговорю после обеда.

— Лучше я.

Аманда вскинула подбородок.

— Нет, — коротко и требовательно произнесла она. Откуда у него хватало наглости просто так явиться и ни с того ни с сего устанавливать свои законы? — Ребята тебя не знают.

— Придется узнать. Я представлюсь им и доведу до сведения, что с этого момента и впредь мы не потерпим никакого насилия.

— А мы его и так не допускали! Я уверена, этого больше не повторится.

— Я бы не стал на это надеяться. Они все — как стадо мустангов. Потеряли своего вожака и теперь им нужен новый лидер. Пока такой не найдется, беспорядки буду продолжаться.

— Не ты ли собираешься занять место главного? — Аманда даже не пыталась скрыть сарказм.

Эдвин устремил на нее свой стальной взгляд.

— Послушай, я не говорю, что это правильно, но таково уж мужское поведение, особенно в группе. Я же помню себя в юности.

— Не знаю, — недовольно произнесла она. — Со мной они вели себя нормально. — На самом деле большинство из них держали себя не более чем покровительственно. Да и преподаватели жаловались на снижение внимания учеников на занятиях. И непотребной лексикой ребята пользовались чаще, чем раньше.

— Ты ведь женщина. — Эдвин произнес это так, словно данный факт служил всему объяснением.

— И что?

— Этим все сказано. Они не станут бросать тебе прямой вызов, но дальше будет хуже. Увидишь, к чему все приведет.

— Справлюсь.

Мысправимся, — поправил ее Эдвин. — Не забывай, мы теперь вместе. — В его голосе слышался скрытый подтекст: Хотя мне это нравится не больше, чем тебе самой. — Если сейчас не показать, кто здесь главный, мы выпустим из-под контроля ситуацию и наживем себе кучу неприятностей. Сейчас у парней сложный период.

— Читал «Повелителя мух»? — Она одарила его полуулыбкой.

— Давно. Не нужна нам лишняя головная боль — ни тебе, ни мне. Так что придется заняться воспитанниками вплотную, Аманда.

Он был прав. Во всяком случае, ей так показалось. Чед убедительно кивнул, и она вздохнула. Мужчинам необходима иерархия. Николас тоже считал, что мальчикам требуется строгая рука, они обязаны знать свое место. Наверное, поэтому он и составил такое завещание, малоприятное для нее, но более чем подходящее для Дома Максфилда.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru