Пользовательский поиск

Книга Любит, не любит…. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

Небо было прозрачно-голубого цвета. Высоко кружились чайки, расправив крылья. Они парили над водой, выискивая с высоты рыбу. Вдали из-за скалы показался небольшой баркас и тут же скрылся за другим каменным уступом. Деревья умиротворенно шумели листвой, и этот звук сливался с убаюкивающим плеском волн. Но Аманда погрузилась в глубокую дрему и не видела и не слышала всего этого.

Когда она открыла глаза, солнце ушло и на ее лицо падала тень от скалы. Эдвин пришел и сидел на том же месте, положив руку на согнутую в колене ногу.

— Как поспала? — спросил он.

Смутившись, молодая женщина быстро села. В глазах потемнело оттого, что кровь внезапно отлила от головы, но потом все пришло в норму. Она запустила пальцы в волосы, вытряхивая из них песок.

— Извини.

— За что? Я привез тебя сюда не за тем, чтобы ты развлекала меня. Тебе было нужно выспаться. Морской воздух полезен к тому же.

— Да, прошлая ночь была почти бессонной.

Эдвин кивнул.

— Сейчас прилив, так что мы здесь застряли на некоторое время. Можно выбраться, но придется спускаться по скале. Я бы не советовал.

— Надо было разбудить меня!

Он покачал головой.

— Не беспокойся, нам некуда торопиться. Я надеюсь, ты еще не проголодалась. Мы с Софи приготовили кое-какую еду, но она в машине, а до нее сейчас не добраться.

— Нет, я не голодна. А как ты?

— Я перекусил утром.

— Я тоже… Только позже тебя.

Он взглянул на бушующий прибой, глаза его сузились от солнечного блеска.

— Я никогда не осознавал, что скучаю по всему этому.

Аманда подтянула к себе колени и обняла их.

— Наверное, тебе надо было уехать, чтобы оценить эти места по достоинству.

Быстрый кивок, должно быть, означал согласие.

— А что для тебя дом? — спросил он. — Ты ведь англичанка?

Они с Николасом познакомились в Англии. Он организовывал в Уэльсе международную музыкальную конференцию и заодно выбивал деньги для колледжа, попутно распространяя информацию о своих учениках и о том, какие они талантливые и что, мол, каждый университет почтет за честь иметь их в числе своих студентов.

— Нет, я родилась в Ирландии, — ответила Аманда. — Родители переехали в Англию, когда я была еще маленькой.

— Ты, наверное, мало что помнишь.

— Да, но я всегда мечтала об огромном пляже, о скалистых берегах, поросших огромными деревьями и пахучими травами, о синей воде, которая открывается глазу на многие километры. Такого места я никогда не видела, но была уверена, что найду его в Шотландии.

— Как здесь?

— Наверное.

Он смотрел так, словно тщательно взвешивал слова, которые собирался сказать.

— А тебе не хочется назад, в Англию?

Аманда сгребла песок ладонью и стала наблюдать, как он сыплется сквозь пальцы.

— Ты хочешь, чтобы я уехала отсюда и колледж достался тебе?

— Это ты так думаешь.

— Да, я так думаю. — Она сбросила последние песчинки на землю и сложила руки вместе. — Ты мечтаешь избавиться от меня.

— Лучше скажи это в прошедшем времени, — поправил он.

Надежда, у нее появилась надежда! Снова обнимая колени, Аманда произнесла:

— Меня никто не ждет в Англии, мне нечего делать там. Разве что только друзья — мы переписываемся, поздравляем друг друга с праздниками. А родители умерли.

И дом, который они построили, тоже пропал, потому что она была слишком мала, чтобы заботиться о нем и жить там в одиночестве.

— Я знаю. Несчастный случай?

— Они были в круизе, плыли по порожистой реке на лодке. Праздновали двадцатилетие брака. Лодка ударилась о камень и перевернулась. Никто не выжил.

После небольшой паузы Эдвин спросил:

— А сколько тебе было?

— Пятнадцать.

— А еще родственники есть?

— Дядя. Он увез меня к себе в Лондон. Я не хотела ехать, но выбора у меня не было.

— Да, это, наверное, было ужасно. Он был женат?

— В разводе. Он не знал, что делать со мной. Слишком молода, чтобы самой заботиться о себе, слишком большая, чтобы была нужна няня. Дядя очень старался… Но я все равно скучала по родителям. Наверное, он почувствовал большое облегчение, когда я стала сама зарабатывать себе на жизнь.

— Вы поддерживаете связь?

— О, конечно! Он время от времени звонит мне, мы переписываемся…

— Этот твой родственник не был на похоронах Николаса?

— Ему пришлось бы слишком далеко ехать. Да и времени у него не много.

А Эдвин почему-то нашел время. Даже не зная ничего о завещании.

— Тебя тяготит то, что ты отвечаешь за колледж? — спросила Аманда. Она знала, что это была огромная перемена в его стиле жизни и деятельности.

— Я обязан Николасу. Если это то, чего он хотел… А ты? Я думал…

Он не договорил, и Аманда закончила фразу за него:

— Ты думал, что я захочу уехать отсюда, причем как можно скорее.

Эдвин передернул плечом.

— Но не уехала же.

— Не ты один ощущаешь… ответственность. Николас хотел, чтобы я тоже занималась его детищем.

— Это твоя стихия, да? Организовывать.

Она взглянула на него, ожидая увидеть ухмылку. Но он был серьезен и задумчив.

— После того как мои родители умерли, я чувствовала, что земля уходит из-под ног и мир вокруг рушится, — призналась она. — Я хотела, чтобы все вновь вернулось на свои места, чтобы все было в идеальном порядке. Наверное, это глупо.

— Нет. Я чувствовал себя так большую часть своей жизни. Почему, ты думаешь, я предпочел сборку инструментов музыке? Я смотрел на всех этих прославленных музыкантов и видел, что лишь малая часть из них может достичь достатка и более-менее регулярно зарабатывать на жизнь. Я долго жил под присмотром разных людей, не имея возможности взять свою жизнь в собственные руки. Поэтому с детства хотел зарабатывать деньги, большие деньги, чувствуя, что они — гарантия свободы.

— Тогда, думаю, ты сможешь меня понять. На какой-то период я стала одержима порядком. Каждая вещь должна была находиться на своем месте. Я проверяла это постоянно, контролировала до мельчайших подробностей все, что было в моей компетенции. Через некоторое время это уже превратилось в дурную привычку. Потом я сделала попытку немного отдохнуть, отойти от навязчивых условностей, но в дальнейшем та же работа заставила меня сохранять внутреннюю дисциплину и пунктуальность — я стала организатором деловых встреч…

Да, она нашла свою нишу и наслаждалась тем, что жизнь постоянно бросает ей вызовы. Ей было нужно только следить за тем, чтобы все проходило без сучка без задоринки.

Эдвин смотрел на залив.

— Ты великолепно справляешься со всем в колледже, а ведь тебе нелегко пришлось. Прости, если я был несправедлив, — сказал он тихо.

Сейчас это уже было неважно. Аманда пожала плечами.

— Ты, наверное, просто ревновал.

— Ревновал? — Он сказал это так возмущенно, что женщина даже осеклась.

— Николас тебе был, как отец. Ты хотел быть ближе к нему.

— Я никогда не считал его своим отцом. А ты именно так думала?

— Знала, что он почти усыновил тебя.

— Не совсем так. — Эдвин тоскливо взглянул на воду, словно желая, чтобы быстрее начался отлив и кончилось его заточение.

— Вода будет еще подниматься?

— Нет, — ответил он и повернулся к ней. — Такое случается только в шторм, но сейчас полный штиль.

— Ты когда-нибудь жалел, что пришлось завязать с исполнительством? — спросила Аманда.

Эдвин снова прилег на песок, вытянув ноги. Прикрыв глаза, он покачал головой.

— Никогда. Я просто применяю ее по-другому. Я бы не смог сейчас достичь высот в производстве музыкальных инструментов без знаний, заложенных Николасом. Он считал, что делал все впустую, а я знал, что он не прав. Иногда я даже играю, когда есть настроение. Но не ради денег. И слушаю музыку мира, потому что хочу снабдить музыкантов новыми инструментами, на которых они могли бы ее исполнять еще лучше.

— Музыку мира?

— Музыка везде вокруг нас. Разве ты не слышишь?

— Ветер, море? Ты об этом?

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru