Пользовательский поиск

Книга Любимая соседка. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

Ей казалось, что лучше тогда сделать все что угодно. Уйти по чужой дороге. Встряхнуться и всех порвать. Что угодно, лишь бы не закисать в серости повторяющегося дня.

Потому что однажды те, кому с тобой интересно, иссякнут, утомившись однообразием. И тогда с кем и где будешь ты?

Неужели с Шоном это и случилось? И поэтому он живет один. И поэтому у него мало друзей, он сидит, уткнувшись в работу и света белого не видя… Не меняясь. Совершенствуясь, но не меняясь. Как так можно?

Или она ошибается?

Джейн привыкла меняться. Она легко переезжала, знакомилась с новыми людьми, расставалась с теми, с кем отношения себя исчерпали. Она не особо переживала, когда разошлась с Грегом. Поэтому понять Шона ей было сложно.

– Вы мне нравитесь, – вдруг сказал он, прервав ее поток размышлений.

Она решила, что ослышалась.

– Что вы сказали?!

– Вы очень милая женщина, – комкая салфетку и отводя глаза, признался Стил. – Вне университета, разумеется. Иногда мне кажется, что я знаком с двумя разными людьми. Может быть, преподавательская деятельность вам не подходит? – Он мельком глянул в лицо Джейн, оценил выражение и поспешно продолжил: – Впрочем, я не об этом. Вы… – Он явно сбился с мысли и замолчал.

Джейн выдержала паузу и обманчиво мягким голосом спросила:

– Что вы хотели всем этим сказать?

– Я просто рад, что вы согласились пойти со мной поужинать. Для меня это важно. – Это прозвучало до неприличия искренне.

Подобная откровенность со стороны склочного профессора удивила Джейн.

– Я вам нравлюсь… как человек?

– Как женщина. Да. – Шон сказал это и трогательно покраснел.

Боже мой! Джейн завороженно смотрела на него. Она и не думала, что он умеет краснеть.

А кроме того, ей было очень приятно услышать от него такие слова. Сама того не подозревая, Джейн ждала от Шона признания в неких чувствах, хотя бы в простой симпатии. Он даже превзошел ее ожидания.

– Я не умею говорить комплименты, – скомканно продолжил излияния Шон, – но вы красивая и неглупая, и мне нравится проводить с вами время… вне работы, – педантично уточнил он.

Джейн невольно поморщилась. Вот зануда!

– Вы мне тоже нравитесь, Шон, – призналась она, – хотя временами я вас не понимаю. – Как же трудно не возвращаться мыслями к работе! Джейн сделала себе замечание. Если уж говорить о работе, то сейчас она должна сидеть и править перевод для дотошного Хуана Карлоса. – И мне жаль, что вечер вторника так спонтанно завершился. Честно говоря, я рассчитывала, что мы просидим с вами дольше.

– И разговоры будут приятнее, – хмыкнул Шон.

Он расцветал на глазах. Интересно, была ли у него когда-нибудь постоянная девушка или только легкие, ничего не значившие связи? Может, он даже женат был, но развелся, просто Джейн не знает. Да нет, вряд ли он когда-либо впускал женщин в свою жизнь настолько, чтобы это перешло в нечто большее. И чего он на самом деле хочет? Легкой, необременительной интрижки или…

Никакого «или», сурово сказала себе Джейн. Интрижка с профессором Стилом – это еще куда ни шло. Даже короткий роман вполне можно представить. Приятно думать о том, что его можно свести с ума, таким образом слегка ему отомстив за все неприятности. Нет, Джейн не хотела ему мстить. Она была выше этого, во всяком случае, так полагала. Но осознавать свою власть над Стилом было приятно.

И еще внутри появилось такое нежное щекочущее чувство, как будто туда высыпали целую корзинку бабочек.

После того как слова о взаимной симпатии были (пусть неловко, однако это их не испортило) сказаны, атмосфера переменилась. Как будто что-то изменилось между Шоном и Джейн – некий рубеж пройден и можно себе позволить чуть-чуть больше, чем раньше, и в то же время – не слишком много. Смаковать каждое слово, каждый следующий шаг. Играть словами, взглядами, нечаянными прикосновениями. Снова их колени почти соприкасались, потом Шон переместил ногу и дотронулся ею до ноги Джейн, да так все и осталось. Первый намек на интимность, первая маленькая тайна двоих, скрытая длинной скатертью.

Салаты были вкусными, чай и кофе – потрясающими, а десерты просто таяли во рту. Джейн с удивлением обнаружила, что у нее с Шоном больше тем для разговора, чем она предполагала вначале. Они жили в разных мирах, однако эти миры часто соприкасались. Так как оба всю жизнь провели в Оксфорде, выяснилось, что у них немало общих знакомых даже вне университетских сцен. Хотя в Оксфорде в университете работает каждый десятый, а каждый восьмой в городе – студент…

Джейн уплетала порцию бананового сплита и весело пересказывала студенческие байки.

С Шоном в студенчестве мало что случалось, его жизнь вообще была небогата на бурные происшествия (видимо, памятуя о том, как проводили время его родители, он старательно ограждал себя от любого намека на беспокойство), однако и ему находилось что рассказать. Вслушиваясь в его неторопливую речь, в негромкий глубокий голос, Джейн начала понимать: под личиной зануды-профессора скрывается обаятельный, застенчивый и очаровательный мужчина. Очарование было, конечно, своеобразным, но, как только Шон перестал стесняться, у него обнаружилось чувство юмора и способности к общению. Удивительно, что может сделать с людьми одно простенькое признание в симпатии!

Когда они расставались у дверей таунхауса, чтобы зайти каждый в свою дверь, Джейн почему-то была уверена: прошедший вечер один из лучших в ее жизни.

А казалось бы, ничего особенного.

12

В субботу Джейн пришлось встать непривычно рано. Постанывая – в основном для проформы, классическим совам полагается быть недовольными ранним пробуждением, – она умылась, сварила себе кофе и устроилась на кухне с ноутбуком и распечатками перевода. Время полетело незаметно, процесс, как всегда, увлек Джейн: все-таки она любила свою работу. Когда раздался звонок в дверь, она подскочила и взглянула на часы: ровно полдень. Кто бы это мог быть? Гостей она не ждала.

Распахнув дверь, Джейн обнаружила Шона Стила и слегка удивилась: вчера они не договаривались о встрече, просто пожелали друг другу приятного вечера и разошлись. Даже поцелуя в щеку не было. А тут Шон стоит на пороге, одетый в невзрачную куртку, а на плече у него болтается здоровенный рюкзак.

– Вы собрались в поход, мистер Стил? – вместо приветствия спросила Джейн.

– Почти, – ответил он без улыбки.

– И для этого вы пришли ко мне в середине дня?

– Но как же, – удивился Шон, – вы же сказали, что утро в выходные начинается в полдень! Сейчас ровно полдень, и у вас началось утро, значит, мне можно зайти, не опасаясь, что я вас потревожу.

Господи, подумала Джейн, ну и речь. Прямо принц Чарлз.

– Я говорила про утро воскресенья! – вздохнула она, вспомнив беседу недельной давности, и вопросительно уставилась на гостя. – Или заходите и я закрою дверь, или уходите и я тоже ее закрою. Холодно же, брр!

Шон подумал, потом вошел и затворил дверь.

– Джейн, я решил поехать за продуктами туда, где мы были вчера, то есть на Крытый рынок. Обычно я хожу в супермаркет, но сегодня мне хочется там прогуляться. Хотите составить мне компанию?

Джейн с сомнением покосилась на дверь кухни.

– Вообще-то у меня много работы…

– Жаль, – вздохнул он. – Что ж, извините за беспокойство.

– Гм… подождите. – Джейн лихорадочно подсчитывала в уме, сколько времени ей еще понадобится, чтобы доделать перевод. – Ладно, пожалуй, я могу с вами прогуляться. Если вы обещаете мне не покупать спагетти.

– Клянусь, никаких спагетти! – торжественно пообещал Шон. – А макароны спиральками можно?

Днем на Крытом рынке было еще оживленнее, чем пятничным вечером, и очень, очень много народу. Пробираясь сквозь толпу, Джейн выбирала продукты, а Шон покорно следовал за ней. И это ей нравилось.

Он был главным в университете, где мог устраивать Джейн неприятности сколько его душе угодно, зато ничего не понимал в простой человеческой жизни. Когда Джейн спросила, ест ли он цитрусовые, Шон ненадолго задумался, а потом сказал, что, наверное, да.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru