Пользовательский поиск

Книга Любимая соседка. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

Они с Шоном поболтали о всякой ерунде, не касавшейся университета. Оказалось, с ним легко поддерживать непринужденный разговор. Он сознался, что занимается велоспортом, и Джейн засыпала его вопросами. Она сама давно размышляла о том, не купить ли спортивный велосипед и не кататься ли по выходным – благо в Оксфорде есть где, – и Шон дал ей несколько дельных советов по поводу марок и цен.

В десять часов он поднялся.

– Ну что ж, пора и честь знать. Пойду отыщу кота, и мы отправимся домой.

Джейн ахнула: она совершенно забыла о том, что Шон принес с собой Фиша. Кот обнаружился в гостиной. Он сидел на полу, Алиса – на верхней полке стеллажа, и оба нежно шипели друг на друга.

– Милые бранятся – только тешатся, – усмехнулся Стил, поднимая урчащего кота. – Спокойной ночи, Джейн, спасибо за чай.

Шон опустил кота на пол, отнес на кухню шарлотку, которую Джейн все-таки уговорила его взять с собой, и уселся за стол. Работы полно, а он потратил несколько драгоценных часов на бессмысленное хождение по гостям. Хотя такое ли уж бессмысленное?

Мисс Робин, когда она не орет благим матом и не делает вида, будто ей безразличны все, кроме нее самой, вполне милая женщина. Блондинка, конечно, но это диагноз, с которым мыслящему мужчине приходится мириться. А готовит она вкусно. Шон ради интереса встал и заглянул в холодильник: все тот же кусок сыра (или уже другой? – он не помнил) и кошачьи консервы. Однажды он, задумавшись, открыл банку предназначенной для Фиша еды и даже успел съесть пару ложек, прежде чем сообразил, что именно поглощает. Об этом инциденте Шон не поведал бы никому и никогда, даже под страшной пыткой.

Шон сказал Джейн правду: ему надоела бессмысленная война на бытовой почве, он и так придавал быту очень мало значения. Надо чем-то питаться, надо где-то жить и уживаться с людьми, но это все не очень важно. Главное – это его работа, его дело. Американцы были очень довольны их с Полом последними достижениями. Если дела и дальше пойдут так же хорошо, то можно будет… можно…

Шон никогда не задумывался над тем, зачем он зарабатывает деньги. Смысл жизни был в работе, а деньги обеспечивали существование. Но сегодня он впервые задумался над тем, что будет через десять, через двадцать лет. Работы ему хватит до конца жизни, но разве это жизнь – только работа? Странная и непривычная мысль. Работа. А что еще?

С женщинами у Шона всегда не ладилось. Девственником он, конечно, не был, но симпатичные представительницы слабого пола около него не задерживались. Всем быстро надоедала полная погруженность Шона в работу: в отношениях его выбор всегда стоял на стороне службы. А какой женщине понравится, что ей предпочитают мелко исписанные бумажки? Вот уже года три Шон не заводил романов: это был тот самый, бессмысленный быт. Никакие шарлотки не сравнятся с теми исследованиями, которыми он сейчас занимается.

И все же Шон невольно принюхался, пытаясь уловить запах пирога, – Джейн Робин удалось его слегка взволновать. Обычно женщины выбирали Шона, а он спокойно шел у них на поводу, не испытывая к ним глубоких чувств, но с Джейн было нечто новое. Шон подавил иррациональное желание выглянуть на балкон, – есть свет в ее окнах или нет? – а потом позвонить в ее дверь и продолжить приятный, ни к чему не обязывающий разговор…

И ему нравилось, как она выглядит: стройная, в облегающей футболке и голубых джинсах на своей яркой чистой кухне. Это задевало какие-то потаенные инстинкты. Хотелось потянуться к теплу домашнего очага, что ли. И сама Джейн, она ведь красивая. Шон задумчиво уставился в столешницу. Очень привлекательная женщина, эта Джейн Робин. Хотя и безответственная ужасно.

Шон со вздохом посмотрел на свои бумажки, понял, что работать сегодня не сможет, и выключил ноутбук.

9

Утро в университете начиналось как обычно: вечно опаздывающие студенты, для которых прогулять первую лекцию сплошное удовольствие, рассаживались за столами. Мел опять закончился. Первая лекция просто наказание: половина студентов спит, вторая половина лишь делает вид, что проснулась, и не способна воспринимать теоретическую физику. Ничего, экзамены все расставят по своим местам. Шон не понимал, как можно так безответственно относиться к учебе вообще и к его предмету в частности. Сам он всегда на первой лекции был сосредоточен и внимателен. Нельзя всех равнять по себе, но все же, все же…

Когда студенты, осчастливленные окончанием лекции, потянулись к выходу, профессор Стил собрал свои бумаги и тоже вышел в коридор, где и столкнулся нос к носу с мисс Робин.

Джейн была очаровательна: серый брючный костюм, умело накрашенное личико, свежая улыбка. Наверняка первого семинара у нее не было. Шон остановился, испытывая странную неловкость: надо поговорить, но о чем? Университет – это поле боя, однако после вчерашней шарлотки и совместного чаепития ссориться было как-то неловко, да и повода пока не было.

– Доброе утро, мистер Стил! – пропела эта нимфа иностранных языков, кокетливо поправляя прекрасно уложенные волосы. – Как прошла первая лекция?

Боже, какой светский разговор!

– Доброе утро, мисс Робин. Спасибо, хорошо, – подхватил предложенный тон Шон.

О чем говорить еще, Шон не знал и, дабы не попасть в неловкое положение, попытался бочком пройти мимо Джейн.

– Спасибо вам еще раз за починенную машину. Работает как часы. – Джейн-то явно знала, как поддержать разговор.

– У часов и автомобилей разные принципы работы… – начал Шон и осекся.

Джейн расхохоталась.

– Господи, какой же вы зануда, это что-то!

– А вы безответственная! – привычно огрызнулся он.

– Все, брейк! – Она отвернулась и пошла прочь.

Шон задумчиво проводил ее взглядом. Зачем обижаться на правду? И, если на то пошло, зачем лезть в преподаватели, если так относишься к работе? Нет, на профессиональной почве им с Джейн взаимопонимания не достигнуть. А на какой достигнуть? На добрососедской, возможно. И только.

Джейн ничего не могла с собой поделать: она всю первую лекцию думала о мистере Стиле. Поэтому лекция получилась слегка скомканной и не очень внятной. Впрочем, зевающие студенты не жаловались, а профессор Стил, который мог бы упрекнуть Джейн в непрофессионализме, в аудитории отсутствовал.

Мисс Робин и не подозревала, что благодаря вчерашнему чаепитию и более близкому знакомству с Шоном его рабочие замечания о ее безответственности станут задевать ее на другом уровне. Захотелось доказать ему, что она вовсе не безответственная глупая блондиночка, которую оставили на кафедре просто потому, что преподавать больше некому. Она умная, ответственная, просто… так получается.

Решено! – сказала себе Джейн. С сегодняшнего дня ему не к чему будет придраться!

Что предпримет мистер Стил, если она перестанет опаздывать, вовремя сдаст план работы и вообще будет вести себя как ангел? Интересно узнать, и Джейн собиралась это проверить.

Хуан Карлос Арройо сидел за столом мистера Валентина, развалившись, как у себя дома. Ко всему прочему испанец курил ужасно вонючие сигареты, от которых Джейн хотелось кашлять и чихать. Ради общего дела она мужественно сдерживалась.

– Что ж, я готов просмотреть ваш перевод, – разглагольствовал Арройо, – но не раньше чем через неделю.

– Но книга готова! – не удержалась Джейн. – Я все проверила и…

Писатель остановил ее царственным взмахом руки.

– Мисс Робин, я верю вам и все понимаю! Но, как я уже говорил, мне поступило еще одно предложение. В конце концов, надо из чего-то выбирать! Это будет несправедливо, если конкуренция будет отсутствовать! – Хуан Карлос растягивал слова и без всяких причин делал паузы в абсолютно неподходящих местах.

Джейн еле удержалась, чтобы не поморщиться. О какой справедливости может идти речь? В Оксфорде всего несколько издательств, и все они издают научную литературу, а не художественную, и единственное издательство, имеющее опыт не только в издании учебных пособий, – это «Экслибрис»! Неужели коллеги из «Пальмы» не понимают, что у них нет шансов? Джейн по праву считалась одним из лучших переводчиков в этой части Королевства.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru