Пользовательский поиск

Книга Любимая соседка. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

– Вам помочь? – обреченно поинтересовался Шон.

Она подпрыгнула, уронив папку, сумку и ключ, бумаги полетели в разные стороны, в довершение ко всему шлепнулся портфель, по пути раскрывшись, и оттуда тоже выпали бумаги. Эта мисс Робин что, всю макулатуру Оксфорда с собой таскает?

– Вы меня напугали! – заявила она. – Разве так можно? Подкрадываетесь, орете…

– Я не подкрадываюсь и не ору. – Шон пожал плечами. – Так вам помочь?

Джейн присела и принялась собирать бумаги, разыскивая ключ, затерявшийся под их грудой.

– Вы уже достаточно помогли, – фыркнула она.

Шон молча поднял ключ, оказавшийся не под бумагами, а у стены, подошел к двери и закрыл ее на замок. Действительно, получилось с трудом.

– Сообщите завтра слесарю, что ваш замок испортился. – Шон присел рядом с Джейн и помог ей собрать бумаги.

Она решительно и в совершенном беспорядке запихала бумаги в папку и портфель, встала и произнесла:

– Обязательно последую вашему совету. Всего доброго. – Развернулась и ушла.

На автобус Шон опоздал ровно на несколько секунд, поэтому проторчать на остановке пришлось минут двадцать. Могла бы и «спасибо» сказать, раздраженно подумал Стил, выходя из автобуса на своей остановке.

Жил он в районе Оксфорда, где селились в основном представители научной элиты: профессора, ученые, серьезные писатели и прочие благонадежные граждане, стремящиеся к покою и тишине. Строительство здесь начиналось еще в начале двадцатого века, а после архитекторы старались придерживаться заданного тогда стиля модерн, с легким налетом конструктивизма. В итоге получился тихий зеленый райончик, слегка оторванный от благ цивилизации: ночных магазинов, клубов, ресторанов и прочего. Сейчас здесь селились уже не только оксфордские профессора, но и деловые люди, однако дух респектабельности сохранялся строго. Собственно, несмотря на налет модерна, вдоль улиц стояли классические английские дома-террасы. Длинный ряд двухэтажных построек, имеющих смежные стены и мансарды. Балконы соседних домов-квартир часто примыкали друг к другу. Черный ход каждого дома вел в маленький садик, туда же выходил балкон мансарды, который жильцы захламляли в меру своего разумения: кто цветами в горшках, кто велосипедами и прочим спортивным инвентарем.

Шон взошел на высокое крыльцо, поднял с коврика газеты и письма и открыл дверь увесистым ключом. Изнутри донеслось раздраженное мяуканье – кот Фишермен (проще выражаясь, Фиш) возмущался долгим отсутствием хозяина. Только хозяин вошел, кот прыгнул ему на руки и повис семикилограммовой тушкой. Шон перехватил животинку поудобнее и прошел на кухню. Как хорошо дома! Никаких студентов. И даже больше того: никаких наглых и неблагодарных преподавательниц!

4

Джейн закрыла входную дверь, прислонилась к ней спиной и удовлетворенно вздохнула: наконец-то одна, в собственном доме. Просторная гостиная, уютный холл и огромная кухня на первом этаже, две спальни – на втором, кабинет в мансарде. И все это ее – есть от чего прийти в восторг! К тому же ее дом был последним в ряду, прямо ярдах в двадцати от крыльца начинался парк.

Из ванной донеслось возмущенное мяуканье: Алисия Супрема Виктория выражала свое недовольство по поводу отсутствия любимого ящика с наполнителем.

– Сейчас, сейчас все будет! – Джейн заспешила на помощь кошке: эту аристократку надо холить и лелеять, иначе она, слоняясь по квартире и завывая на разные голоса, испортит не только вечер хозяйке, но и ковровое покрытие в комнате, сочтя его приемлемой заменой личному туалету. Разобравшись с Алисиными сиюминутными надобностями, Джейн приступила к приятнейшему занятию – распаковыванию вещей. Горы коробок громоздились в прихожей, комнате и кухне. И когда это она успела обзавестись такой кучей скарба? Но выкинуть что-нибудь из этого просто нет сил. Джейн обожала мелочи, которые делают дом по-настоящему уютным. На кухне у нее висело несколько веселых полотенец, громоздились красивые мисочки, баночки, в комнате на стеллаже еле помещались милые безделушки, а еще было несколько комплектов постельного белья: от черного шелкового, для особых случаев, до красного в зелено-желтый цветочек – кошмар дальтоника, как утверждала Хельга, и так далее, и так далее… Восемнадцать коробок. Всего лишь!

К счастью, шкаф-купе в спальне, что Джейн выбрала для себя, оказался достаточно вместительным, безделушки распределились по полкам, посреди журнального столика поселилась икебана, на стенах Джейн развесила любимые картины, в основном авангард. В ванной выстроились рядами кремы, лосьоны, маски, шампуни – Джейн следила за собой.

– Себя любимую надо холить и лелеять! – назидательно сказала Джейн вертевшейся поблизости Алисе.

Та возмущенно мяукнула в ответ: дескать, холить и лелеять ее – обязанность хозяйки, – и гордо удалилась на кухню.

Спустя несколько часов работа была почти закончена, пустые коробки оккупировали холл, а Джейн пила кофе на кухне.

– Не надо делать из еды культа! – замечание относилось к Алисе, усердно уминающей порцию дорогих кошачьих консервов.

Кошка не отреагировала – когда я ем, я глух и нем. Джейн допила кофе, посозерцала пустой холодильник и отправилась на штурм ближайшего магазина.

Ноябрьский вечер синел за окном ранними сумерками. Воскресенье, выходной, скоро соберется компания отмечать новоселье – а значит, лучше посидеть над переводом сейчас. Конечно, Джейн обладала ясным умом и твердой памятью, но переводить в состоянии алкогольного опьянения, попросту говоря, скучно.

Вечеринки у Джейн проходили весело, с размахом. В их с Хельгой арендованную квартиру помещалось достаточно большое число людей, наличием официальных спальных мест народ не заморачивался, кое-кто и в ванной на коврике готов был ночевать. Вели себя довольно прилично, не буянили, стекла не били, на лестнице травку не курили, с балкона не прыгали. Драк тоже не затевали. Танцевали, часто пели песни под гитару. Иногда соседи стучали в дверь, требуя приглушить музыку, но такое случалось редко, компания подобралась не слишком шумная – даже до угрозы вызвать полицию не дотягивала. Да и со студенческих времен уровень шума существенно понизился, как-то не тянуло орать от избытка чувств, хоровое пение под гитару – самый большой экстрим.

Сегодня, впрочем, соберутся лишь избранные, самые-самые близкие. Пока новое жилье из них не видел никто, даже Марта. Как-то у всех нашлись неотложные дела.

Вооружившись парочкой кулинарных книг, Джейн приступила к приготовлению торжественного ужина, составные части которого, принесенные в куче пакетов из магазина, горой высились на столе. Ничего особенного придумывать не надо, компания неприхотливая, но подавать размороженные и наспех подогретые котлеты тоже не стоит. Опять же нужно учитывать кошмарную диету Марты. Как она там говорила? Три дня не есть вообще? Джейн понадеялась, что подружка уже прошла эту стадию и не будет страдальчески вздыхать, когда остальные примутся уплетать ризотто.

В холле раздалась птичья трель. Джейн подпрыгнула и не сразу сообразила, что это звонок в дверь – видимо, бывший хозяин любил природу и птичек. Впрочем, как называется пернатое, способное издавать подобные звуки, Джейн ответить бы затруднилась. Вытерев руки одним из любимых полотенец в розовый горошек, она отправилась открывать дверь.

На пороге обнаружилась Марта.

– Ой как мило! – Подружка вихрем пролетела по дому, рассматривая все углы. – Удивительно мило!

Марта происходила из семьи потомственных сквайров-землевладельцев и иногда выражалась слишком высокопарно, на взгляд Джейн, иногда словесные обороты Марты звучали как неродные.

– Мило – это слабо сказано. – Джейн вернулась на кухню, к недоготовленному ужину, Марта пошла вслед за ней и немедленно ухватилась за нож – резать перец. – За такую цену в этом районе… Согласись, дар богов.

Подруга готова была согласиться со всем.

– И балкон есть, – восхищалась она. – С соседями уже познакомилась?

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru