Пользовательский поиск

Книга Лабиринты ревности. Содержание - Глава 7 Без свидетелей

Кол-во голосов: 0

— Похоже, древние греки ни шагу не могли ступить без прогноза оракулов.

— Да, сивилл и пифий на пелопонесском полуострове в те времена хватало.

— Малыш, а вот если бы тебе какая-нибудь гадалка на кофейной гуще напророчила, что ты никогда не выберешься из «Бездонной глотки», ты бы рискнул последовать за мной?

— Я в предсказания никогда не верил. — Малыш ухватился за рюкзак, показывая, что готов для продолжения трудного пути.

— Ну и правильно, — сказала почти шепотом Аида. — Все в наших собственных руках.

— Что ты там шепчешь, дорогая?

— Да вот хочу спросить — ты больше мне ничего не собираешься рассказать?

— О слепом Эдипе?

— Нет, о себе.

— Да я и так уже язык смозолил.

— Ну-ну… — Аида возобновила движение по только ей известному маршруту. — Ну-ну…

Глава 7

Без свидетелей

И вот достаточно вместительный зал с купольным сводом и уютной боковой нишей.

Теперь осталось передохнуть немного и приступать к организации фуршета на четвереньках.

Малыш оглянулся на своего любимого проводника.

Аида стягивала комбинезон.

— Давай, раздевайся, милый.

В луче фонаря мелькнул золотой медальон.

Блистательная грация Аглая торопилась выглянуть из расстегнутой блузки, чтобы приобщиться к владениям своего угрюмого супруга.

— Не бойся, здесь идеальный микроклимат — не жарко, не холодно. И полное отсутствие сквозняков.

Шустрая спелеологиня освободилась от мелкого бюстгальтера и уронила сей изящный предмет на расстеленный спальник.

— А вдруг кто ненароком застанет нас, так сказать, неглиже? — Малыш спустил до колен джинсы.

— Об этом можешь не беспокоиться. — Аида ловко отправила черные траурные трусики к черному бюстгальтеру на черный спальник. — Ты разве не понял, что «Бездонная глотка» находится на территории индейской резервации племени Большого медведя?

— Ну… пару тотемов заметил на въезде.

— И не просто на территории резервации, а в самом безлюдном и запретном ее месте. К пещере могут приходить исключительно шаманы, и то в строго определенные дни. Ну а чтобы спуститься вниз, и речи быть не может. Индейцы боятся духов мертвых. Да и делать внизу шаманам нечего.

— А неверные жены? — Малыш швырнул джинсы на траурный гарнитур. — Их что, по-прежнему загоняют в пещеру?

— Неверные жены сейчас сами убегают к цивилизованным любовникам.

Аида сняла каску и включила переносной стационарный фонарь.

Она была бесподобна в рассеянном свете — прекрасная в своей естественной наготе.

— А какая-нибудь туристическая группа не завалится к нам в самый неподходящий момент? — Малыш обнажил крепкий торс. — Или делегация ветеранов спелеологического движения?

— Ах да, я же не сказала тебе самого главного. Кроме индейцев, о «Бездонной глотке» знали только два человека. Я и еще один спелеолог, известный ученый в области карстоведения. Он когда-то спас от смерти вождя племени Больших медведей и за это получил беспрепятственный доступ в сакральную пещеру.

— Лучше бы отхватил Нобелевскую премию.

— Увы, на работы по карсту дают лишь мизерные гранты.

— Во-первых, не понимаю, что может быть интересного в этой однообразной тесноте. Во-вторых, как можно посвятить всю жизнь изучению подобной каменной скучищи?

— Кстати, милый, именно здесь профессор лишил меня девственности.

— Изнасиловал?

— Что ты. По обоюдному согласию.

— И как протекала ученая дефлорация?

— Было почти не больно. У профессора оказался большой опыт по этой части. Я у него была чуть ли не сто первая девственница. У него была страсть приохочивать своих преданных учениц к половой жизни и пещерам. Говорят, он каждой посвящал новую пещеру и ни разу не повторился.

— И где же сейчас этот преподаватель коитуса?

— Здесь, милый, здесь, где же ему еще быть.

— Вот это сюрприз! — Малыш, снявший все, кроме каски, оглядел просторный зал. — Профессор, где вы?

Но луч фары высветил лишь неровность стен.

— Зря стараешься, — сказала грустно Аида. — Он присутствует в пещере в качестве пепла.

— Не понял.

— Ну, когда профессор скончался, то, согласно завещанию, его тело сожгли на индейском священном костре, а пепел я собственноручно развеяла по всей «Бездонной глотке».

— Да, интеллектуалов всегда отличало от нас, простых смертных, стремление к чему-нибудь оригинальному. Помню, как-то хилый тип с математическим уклоном потребовал расписать его сантехнический узел алгебраическими формулами. Так мы едва нашли дизайнера, отличающего интеграл от бинома.

— Так, предлагаю сначала откушать, а потом…

Аида произвела узкими бедрами круговое движение.

Малышу всегда нравилось это ее умение в нужный момент усиливать почти до невыносимости получаемое удовольствие.

— Так значит, нам никто здесь не помешает.

— Если только мелькнет привидение неверной жены…

Аида выдернула из рюкзака пару бутылок с минеральной водой и извлекла пару жестяных банок:

— Походное меню: максимум калорий в минимуме объема.

— Наверху, наверное, уже ночь? — сказал Малыш, взглянув на мерцающие стрелки своего хронометра.

— Здесь, милый, нет привычного времени, — ответила Аида, раскатывая в нише второй спальник. — Здесь вечная ночь…

Пока Малыш вскрывал банки, Аида снова включила диктофон на продолжение начального спелеологического образования.

— Преодолевая особо узкие места, надо выдвигать одну руку вперед, а другую вытягивать параллельно телу и упираться коленями…

Глава 8

Супружеский тупик

Малышу надоело вслушиваться в набат своего встревоженного сердца.

Малышу надоело бессмысленно вглядываться в непроницаемый мрак.

Малышу надоело терзаться домыслами.

— Здесь вечная ночь, — повторил он слова куда-то исчезнувшей супруги. — Вечная ночь.

Но хоть что-то должно было остаться от их вчерашнего пикника?

Малыш осторожно распластался поверх спальника.

Пятки уперлись в шершавость стены.

Макушка едва коснулась бокового скоса ниши.

— Хорошо, что я не боюсь темноты, — сказал Малыш, ощупывая ближние метры шероховатого пола. — И не страдаю клаустрофобией.

Его пальцы двигались медленно, стараясь не пропустить ни одной пяди.

— А еще я обожаю яблочный пирог и жареную индейку, — разоткровенничался Малыш. — И люблю перечитывать «Двенадцать подвигов Геракла».

Пальцы обеих рук продолжали обыск.

— А ведь Геракл, этот накачанный парень в львиной шкуре, благополучно спустился в глубины царства мертвых, — припомнил вслух Малыш. — И благополучно вернулся на белый свет, да не один, а с псом-охранником… Как его… Цербером…

Пальцы действовали по неписаным законам, двигаясь по часовой стрелке.

— Хитроумный Одиссей, изобретатель Троянского коня, тоже хаживал в урочище забвения и даже побеседовал с тенями собственных родителей.

Пальцы едва касались пола.

— Сладкоголосый Орфей тоже проникал в подземные недра, чтобы воскресить Эвридику. И такой он сбацал там концерт, что ему вернули душу любимой жены. Жаль, он заговорил с ней слишком рано и не на ту тему. Она послушно шла за ним в призрачной тунике и эфемерных сандалиях, и до белого света оставались какие-то считанные метры. Но не выдержал древнегреческий суперстар и поинтересовался у покойной супруги, как ей понравился только что исполненный им номер…

Малыш умолк.

Пальцы наткнулись на что-то пластмассово-металлическое и мгновенно проидентифицировали обнаруженный предмет.

Мифы перестали отвлекать.

Сознание переключилось на только что найденный гаджет.

Да, это был, конечно же, диктофон.

Вряд ли он мог остаться в зале случайно.

Значит, надо просто нажать на кнопку.

И тогда все разъяснится.

Малыш так и сделал.

Вспыхнувший матовым светом микродисплей вселил в него надежду.

Малыш так хотел, чтобы это была лишь игра. Пусть азартная, рисковая, опасная, но игра.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru