Пользовательский поиск

Книга Хозяйка вдохновения. Содержание - XI

Кол-во голосов: 0

Наталья кивнула.

— А про звонок жены ты ему доложила.

— Варька, конечно, нет.

— Так, может, Никита вообще об этом не знает.

— Какая разница. Главное то, что ко мне он не приехал и про жену, что с ней виделся, не сказал. А ей про меня рассказал.

Она продолжала горько плакать. Варя, подбежав к раковине, налила ей стакан воды.

— Да перестань, перестань. Ни один мужик не стоит наших слез, — принялась ласково уговаривать она. — Слушай, подруга, давай-ка что-нибудь выпьем. У тебя есть или сбегать?

— Во-первых, есть, а во-вторых, не надо, — глотнув воды, отказалась Наталья. — Не хочу голову туманить, только хуже станет. А мне еще завтра Лизку встречать.

— Как знаешь. Ой, ну, мужики эти все-таки! Никому верить нельзя! Уж про Никиту никак не думала. Такой вроде влюбленный в тебя ходил. Но, знаешь, Наташа, ты, прежде чем рвать окончательно, обязательно с ним поговори.

— О чем, Варька, о чем тут еще говорить! — вскричала Наталья. — Все кончено, понимаешь? Ясно без слов! Он увлекся мной от одиночества. С горя. А сам по-прежнему жену любил. Это же не он от нее ушел, а она от него.

— Остается один существенный вопрос, — многозначительно изрекла Варвара. — Почему она от него ушла и с какой такой радости вдруг вернулась? Может, у нее планы с другим мужиком не выгорели. А у Никиты за это время денежки завелись. Она пронюхана и решила обратный ход дать.

— Варя, она вообще меня не интересует. Только что он принял ее обратно, а меня… — договорить она была не в силах, лишь полными отчаяния глазами смотрела на подругу.

— А ты на сто процентов уверена, что он действительно ее принял и хочет с ней остаться? — вкрадчиво, словно расстроенному ребенку, говорила Варвара. — Что этот звонок тебе — не ее самодеятельность, стопроцентно уверена?

— Ты опять про нее! — рассердилась Наталья. — Дело-то в нем! Это он сегодня исчез! Он не захотел меня видеть. Даже отказался, чтобы я его на вокзал проводила!

— А если мужик для себя решает?

— Если ему еще есть, что решать, мне тем более с ним разговаривать не о чем! Любил бы, думать было бы не о чем.

— Э-э, не скажи. Жена есть жена. Столько лет прожили… Решать, Наталья, естественно, тебе. Но я бы без разговора не отступила. По любому в жизни, конечно, бывает, но чтобы мужик сперва вот так, как с тобой, а потом вдруг совсем нет… Прости, но в моей голове не укладывается. Вы как утром сегодня расстались?

— Да лучше некуда. Потому меня так звонок ее и убил. Как гром среди ясного неба!

Жизнь пошла, — вздохнула Варвара. — Ни на минуту не расслабишься. У меня ровно та же картина. Вот Витька мой пить перестает, я постепенно успокаиваюсь. Расслабляюсь. Только стоит окончательно успокоиться, обязательно запьет. Словно чувствует: пора подляночку сделать. И по новому кругу. Главное, знаю ведь: нельзя мне с ним расслабляться, но каждый раз надеюсь. Все кажется: уж теперь получилось, окончательно завязал. Нет, подруга, верно кто-то там сказал: покой нам, бабам, только снится.

Варя ушла. Наталья какое-то время потерянно бродила по пустой квартире, в которой ей еще сегодня утром было так хорошо, а теперь снедала тоска и одиночество. Спать совсем не хотелось. Что ж, раз не спится, будет работать. Тем более ей ведь снова надеяться больше не на кого.

XI

Она писала всю ночь напролет, и ей удалось наконец то, что не удавалось целый месяц. Книга была окончена. Труднее всего дались заключительные счастливые сцены. Она писала их с болью и затаенной завистью. Героиня ее обрела своего мужчину, а у Натальи вот не сложилось. Впрочем, она гнала от себя подобные мысли. Работа настолько вымотала, что под утро ее сморил глубокий сон.

Проснулась Наталья от колокольчиков мобильника. Никита!

— Наташка, вчера поздно доехал, в дороге телефон разрядился, и связь ужасная! Сейчас только с пятого раза к тебе попал.

Его голос разбередил чуть было затухшую вчерашнюю боль. Горло сжалось от спазма.

— Да, Никита, ты прав, — с трудом произнесла она, — Связь у нас действительно теперь ужасная.

— Что, плохо слышишь меня? — прокричал он.

— Совсем не слышу. Приедешь, тогда и поговорим.

И она, отключив телефон, поспешила в ванную приводить себя в порядок. Скоро такси придет, и надо ехать встречать Лизку. Дочь не должна ничего заподозрить. Пусть для нее мама выглядит как обычно: веселой и довольной жизнью. Вот Наталья сейчас на это и настроится.

Лизка, к счастью, ничего не заметила. То ли Наталья хорошо играла свою роль, то ли дочь настолько переполняли впечатления, что она, ничего не видя вокруг, торопилась ими поделиться, причем всеми одновременно, перескакивая с одного на другое. Море, новые знакомства, мальчики, девочки, экскурсии…

Наталья, слушая вполуха, кивала, продолжая думать о своем. Не выходил у нее из головы Никита!

—  — Ладно, Лиза, потом дорасскажешь. Мне сейчас надо в издательство. Книжку сдать. А ты пока собери вещи, которые тебе на даче потребуются. Мы завтра с утра поедем. Мама, ты что? Какая дача? Так сразу? — возмутилась Елизавета. — Я рассчитывала еще дня три в Москве пожить. Мне со Светкой увидеться надо. И вообще, думала, мы с тобой вдвоем поживем — без Ангелины и без Ваньки. В кои-то веки одна в комнате буду.

— Нет, это уже решено, — не собиралась сдаваться Наталья. Ей непременно требовалось уехать подальше от Никиты. Кроме того, на даче о нем, слава богу, ничего не напоминало. — А если хочешь со Светой увидеться, соберись, а потом иди к ней. Или к нам ее позови. Я не против.

— А стирать когда? — надулась Елизавета. — У меня все вещи после отдыха грязные.

Запихни их в машину и позови Светку к нам. Совместишь приятное с полезным. А что не успеешь, на даче выстираем.

— Уговорила, — хмуро бросила дочь. — Только хоть денег оставь. Куплю что-нибудь вкусненькое.

— Деньги в секретере. Возьми, сколько надо.

На другой день рано утром они уехали. Лиза в машине продолжала ворчать и одновременно предвкушала встречу с подругами по даче. Светке она все подробности отдыха успела уже вчера рассказать, а на даче ее ждали новые слушатели. Сильнее всего Наталья боялась, как бы Никита не нагрянул к ним. Выяснять отношения при детях ей совсем не хотелось. Уехать бы куда-нибудь в другое место, да, увы, некуда. Слишком много домочадцев. Значит, следовало взять себя в руки, позвонить ему и сказать, чтобы до конца августа ее не тревожил.

В первый же день после приезда, удрав от детей в ближайший лесок, Наталья позвонила Никите.

— Наташа, куда ты пропала? — срывающимся голосом прокричал он. — Ни один телефон не отвечает! Объясни, что произошло?

— Мы уехали. Отдохнуть мне надо.

— Наташа, ты на меня обиделась, что я тогда неожиданно сорвался в поездку? Но у меня действительно обстоятельства…

— Знаю все про твои обстоятельства, — перебила она. — Но обсуждать сейчас не желаю. Пойми, ужасно устала. Оставь нас в покое, пожалуйста.

— Слушай, чем я перед тобой провинился? — теперь голос его звучал жалобно. — Ответь хотя бы: кто и что наговорил тебе про меня?

— Сейчас это уже не важно.

— Как это так, не важно? Это важнее всего! Наташа, я завтра же приеду к тебе!

— Никита, ты что, не понял? Я потому и звоню. Ни в коем случае не приезжай. Я тебе запрещаю. Даты нас и не застанешь. Мы с ребятами уезжаем в другое место. Родственники пригласили.

— Ну, хорошо. А когда вернетесь?

Ей показалось, что Никиту несколько успокоила ее ложь об отъезде. А может, он даже обрадовался, что трудный разговор откладывается на неопределенное время. Пока, мол, съездит, глядишь, страсти поулягутся, и объяснить свое внезапное возвращение к жене ему станет легче.

Наверное, совесть его мучает, и он хочет остаться на правах старого Пашиного друга. Правда, как он себе это представляет после того, что между ними было, Наталья не совсем понимала, но чужая душа всегда в большей или меньшей степени потемки.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru