Пользовательский поиск

Книга Хозяйка вдохновения. Содержание - III

Кол-во голосов: 0

Только вот как продолжить? По законам жанра, героиня должна обрести свое счастье, но не сразу. Во второй главе пора состояться первой встрече с будущим, так сказать, мужчиной мечты. И какой же он будет, этот ее мужчина?

Наталья попробовала его описать. Перечитала, и на глаза навернулись слезы. У нее получился вылитый Павел! Точь-в-точь. Вплоть до глаз, волос, фигуры. Но так ведь нельзя! У ее героини недавно умер любимый муж, описывая которого, она тоже имела в виду Павла.

Решительно перечеркнув написанное, Наталья попыталась создать на бумаге другого мужчину мечты. Перечитала. Совершенно картонный. Только рельефных мышц и зеленых глаз не хватает. Такого ее героиня ни за что не смогла бы полюбить.

Она предприняла третью попытку. И опять получился Павел. Героиня могла влюбиться только в него, Как и она сама, Наталья!

Оттолкнув от себя тетрадь, она заплакала. Громко, подвывая и сотрясаясь всем телом. Только сейчас она до конца осознала, что Павла больше никогда не будет. Никогда ей больше не придется с нетерпением ожидать его вечером после работы! Не будет их поздних наедине вечеров, когда дети уже улеглись, и время целиком принадлежит только им двоим. Никогда больше он не войдет в эту дверь, не обнимет, не поцелует в макушку, не скажет: «Ну, добрый вечер, любимая!» Никогда больше не ощутит она его прикосновений. Не увидит его серых; глаз — таких любимых и таких родных! Никогда больше не будет ночей, и вообще больше никогда ничего… Все в прошлом, и к нему нет возврата. Она навсегда осталась одна. Отныне она — глава семьи, ей не на кого опереться. Судьба детей зависит лишь от нее. И решения принимать ей.

Как спокойно и безмятежно она жила за широкой и надежной спиной Павла! Вот, видимо, где-то там, наверху, и решили, что хватит. Слишком, наверное, были счастливы. Она продолжала плакать. Ей было больно, горько и страшно.

Она еще долго плакала и больше в этот день ничего не писала. А вот на следующий — упрямо села за кухонный стол. Пускай мужчина мечты остается похожим на Павла. Даже логично. Ведь, если покойный муж героини был похож на него, то, скорее всего, новый ее возлюбленный тоже должен быть похож. Наверняка она подсознательно станет искать такого же, если была с ним столь счастлива.

Она сидела, писала, и синие клеточки Лизиной тетради будто наполнялись мгновениями упоительного счастья, которое от самой Натальи, увы, ушло, зато здесь, на бумаге, продолжало жить, и Наталья проживала его как бы вновь вместе со своей героиней.

Закончилась неделя. Девочки возвратились домой. Наталья вышла на работу. Жизнь пошла своим чередом. Роман остался недописанным, времени не хватало, и Наталья бросила свою героиню на полпути к счастью. Какой смысл продолжать? — решила она. Сочинительство помогло ей прийти в себя, вот и спасибо. Лечение состоялось. Варваре она под любыми предлогами отказывалась дать прочитать написанное.

Та, однако, не отставала и хоть и не с первой попытки, но выклянчила заветную тетрадку.

Явившись уже на следующий день, принялась расхваливать.

— Наташа, прямо не ожидала! Думала, накарябаешь какую-нибудь ерунду. А у тебя настоящая книга вышла. Жаль, не закончила! Ужас, как интересно, что с твоей Людмилой станет!

— Не придумывай, Варька! Какой из меня писатель, — отмахнулась от нее Наталья. — Тебе самой не смешно? Известный автор романов Наталья Гулина.

— Ну, конечно, ты не Чехов и не Достоевский, да и не граф Толстой с бородой, — тоже смеясь, отвечала Варвара. — Но вот то, что ты гораздо лучше Барбары Картленд, зуб даю. А уж роднее на все сто процентов. И никаких розовых соплей не разводишь. И тетки у тебя такие живые! Прямо, как в твоей библиотеке.

— Варька, перестань мне мозги полоскать. Главное, не пойму, с какой целью?

— Дочитать очень хочется, — честно призналась подруга.

Знаешь, мне сейчас не до этого. Все мысли только о том, как жить дальше. Зарплату получила, а ее ни на что не хватает. Пока еще Пашины накопления остались, как-нибудь перебьемся. Вступлю в наследство, продам машину и гараж. Но это ведь тоже ерунда. Покупать дорого, а продавать — копейки. Так что вскоре придется наши шесть соток продавать. Жалко ужасно! Паша участок любил. Дом практически собственными руками построил. Сколько в него его сил и энергии вложено. Каждая доска и каждая травинка его руки помнят! Я бы одна обошлась малым, но детей поднимать надо. Ивану на следующий год в институт поступать. Курсы, выпускной вечер в школе. О репетиторах я уж не думаю, не осилить. Да и девчонки растут не по дням, а по часам. И в школе за все плати, и в детском саду…

— Наташа, а фирма строительная, в которой Павел работал, неужели ничего не обещает? Ну, там пособие какое-нибудь детям или компенсацию?

— Нет, — покачала головой Наталья. — Я узнавала, и мне ответили: если бы Павел разбился по их вине, мне бы выплатили компенсацию. Но экспертиза установила, что причина смерти — инфаркт. И мне же еще сказали, что Паша, мол, сам виноват, плохо следил за здоровьем.

— Сволочи! — взвилась Варвара. — Наверняка врут! Пошли к адвокату. В суд на них подадим.

— Да я уже думала. Но, во-первых, хороший адвокат стоит денег, а во-вторых, они предвидели такой вариант и предупредили: если я подам на них в суд, они приведут свидетелей, которые скажут, что Паша постоянно пил и вообще половину времени был не в себе, а в тот день его вообще собирались увольнять.

Варвара треснула кулаком по столу:

— Таких расстреливать надо!

— В общем, даже времени на это терять не буду, — сказала Наталья. — И денег жалко, и нервов, и Пашу позорить не хочу.

III

Однако отвернуться от проблемы, как жить дальше, Наталья при всем своем желании не могла. Сколь ни ухитряйся зарплату растягивать, ее никак не хватает. Менять профиль? Поздно уже. Кто возьмет на работу женщину под сорок, да еще со специальностью библиограф! Бесполезно даже пытаться. Навыков у нее никаких ценных нет, а без них скорее девчонку наймут, а не взрослую женщину, обремененную тремя детьми.

— Значит, единственный для меня выход — искать какую-нибудь подработку, — в очередной раз плакалась Наталья. — А что я умею делать? Может, квартиру убирать к кому-нибудь наняться? Больше ничего в голову не приходит. Подрабатывать-то смогу только после работы.

— Не торопись. — утешала ее Варвара. — Конечно, стыдных профессий нет, но за чужими людьми грязь вывозить тоже ой как не сладко. Да и много ты там заработаешь?

Я тут поспрашивала. Получается, как минимум, еще одна моя зарплата. Есть, конечно, другой вариант. С работы вообще уйти и заняться только уборкой. Тогда довольно прилично выходит, если весь день загрузить. Но, знаешь, мне пока работу жалко бросать. Да и стаж идет. Какая-никакая пенсия будет. Кто знает, как дальше жизнь сложится.

— Слишком далеко вперед смотришь, — усмехнулась Варвара. — До пенсии еще дожить надо, но решение твое правильное. Нельзя упускать синицу из рук, пока достойного журавля не найдешь.

— Ох, где он, журавль!

— Да вот я одного и хочу предложить. Думала о тебе, думала и, знаешь, что надумала?

Наталья пожала плечами. Откуда ей знать?

— Тут ко мне на прием одна пациентка пришла. В соседнем доме живет. Ну, который с чугунными балконами.

Наталья кивнула. Дом с чугунными балконами стоял напротив их собственного, но при чем тут она?

— Твоя пациентка хочет, чтобы кто-то убирал ее квартиру?

— Съедешь ты со своей уборки? Дело совсем в другом. Я посмотрела на ее карточку, и меня вдруг кольнуло: баба эта в издательстве работает! Каким-то там редактором. Кстати, часть книг, которые ты читала, как раз от нее. Дарит мне, когда приходит. Она такую литературу и редактирует.

— Предлагаешь мне продавать их книги? — удивилась Наталья.

— Нужна ты им в качестве продавца! Это огромное издательство с целой сетью книгораспространения. Нет, я совершенно о другом. Допиши-ка ты свой роман, а потом я тебя с этой бабой сведу. Представляешь, если опубликуют! По-моему, лучше, чем чужие квартиры скрести.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru