Пользовательский поиск

Книга Чувства под прикрытием. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Хочешь, я поговорю с ним, чтобы проверить, серьезные ли у него намерения?

Лили рассмеялась. Она выглядела такой очаровательной, такой манящей в этот момент. Ноа почувствовал, что едва сдерживается, чтобы не прикоснуться к ней, не убрать локон с ее щеки…

Похоже, он увязал все глубже и глубже и чувствовал, что не хочет сопротивляться чувствам, которые пробуждала в нем эта удивительная женщина.

Глава 7

Лили наблюдала за тем, как ее мать мечется по кухне. С приближением часа, когда на пороге должен был появиться Син Рефферти, она становилась все более взволнованной, словно школьница, готовящаяся к первому в жизни свиданию.

Лили оставалось надеяться, что Син оценит все это.

Ровно в семь часов раздался звонок в дверь и в дом вошел Син Рефферти с бутылкой вина с винодельни его сыновей.

— Син! — выдохнула Бет, увидев его.

— Здравствуй, красавица, — ответил он с милым ирландским акцентом и обаятельнейшей улыбкой. Подойдя к Бет, он нежно поцеловал ее в щеку. — Привет, Лили, рад видеть тебя. Вот мой вклад в сегодняшний ужин. — Он протянул ей бутылку.

— Спасибо, Син. Это шардоне прекрасно подойдет к цыпленку.

— Удобно иметь доступ в подвалы винодельни, — шутливо подмигнул он.

— Как ваши родные?

— Замечательно. Син Михаэль растет не по дням, а по часам, такой смышленый и крепкий мальчик, совсем как его отец и дядя в детстве.

— Майки такой очаровательный, — вздохнула Бет. — Утром Дженни приносила его на работу, так наши дамы чуть не передрались за право подержать его на руках.

— Жаль, я все пропустила, — расстроилась Лили. — Они с Эваном и Майки приедут на барбекю к Касали?

— Конечно. Дженни говорит, что больше не может сидеть в четырех стенах. Она собирается вернуться на работу.

— Серьезно? — не поверила Лили.

— На неполный рабочий день. Она собирается переоборудовать подсобные помещения под маленькие ясли, а квартиру на верхнем этаже использовать для кормлений и дневного сна.

На месте Дженни Лили предпочла бы остаться дома с ребенком. К сожалению, у нее самой не было такой возможности, вскоре после родов ей пришлось вернуться на работу, чтобы кормить семью.

На лестнице раздались шаги, и в комнату вбежали Робби и Кесси.

— Привет, Роб, — улыбнулся Син, с серьезным видом пожав руку малышу. — Слышал, ты учишься играть в бейсбол?

— Да, — гордо подтвердил Робби. — Ноа мне помогает. У меня уже хорошо получается ловить мяч.

— А кто эта юная красавица? — Син с улыбкой повернулся к Кесси.

Лили затаила дыхание в ожидании реакции дочери. Та смущенно улыбнулась:

— Здравствуйте, мистер Рефферти.

— Ты выросла такой же красивой, как твои мать и бабушка.

— О, Син, Кесси не нужны твои комплименты, — покраснела Бет, но было видно, что ей, как и Кесси, приятно это слышать.

— Почему нет? — Он еще раз обвел взглядом три поколения женщин семьи. — Вы все потрясающие красавицы.

— Спасибо вам, Син, — улыбнулась Лили. — Пожалуй, я пойду проверю ужин.

Лили вошла на кухню одновременно с Ноа.

— Прости, что опоздал. Нужна моя помощь?

В новых джинсах, обтягивающих его узкие бедра, и черной рубашке он был неотразим.

— Уже почти все готово, — ответила Лили. Осталось только разложить все по тарелкам и отнести в столовую. — Просто не могу поверить! — Она нервно провела рукой по волосам. — То есть мама, конечно, очень красивая женщина, но я не ожидала, что однажды она станет с кем-то серьезно встречаться.

— Это ведь хорошо, разве нет? Похоже, этот мужчина делает Бет по-настоящему счастливой.

— Конечно. А если она хочет пожить для себя, а мы с детьми ей мешаем?

Ноа покачал головой:

— Очень сомневаюсь. По-моему, Бет рада, что вы здесь. Кроме того, эти двое только начали встречаться. Может, у них ничего и не получится.

— Ты просто еще не видел, как они смотрят друг на друга, — вздохнула Лили. — Я не хочу, чтобы мама из-за нас отказывалась от своего счастья.

Она выглядела такой печальной и беззащитной, что Ноа, не сдержавшись, положил руки ей на плечи. В этой хрупкой женщине сочетались сила и мягкость, и Ноа понял, что ему нравится в ней и то, и другое.

— Этого не произойдет, — заверил он ее. — Если бы Бет что-то беспокоило, уверен, она бы сказала все напрямую. Она не из тех, кто утаивает свои мысли и чувства от близких.

— Я веду себя глупо? — смущенно вздохнула Лили.

— Нет, конечно, нет.

Он должен как можно быстрее научиться противостоять ее обаянию и красоте, иначе у него будут большие проблемы.

Огромным усилием воли он заставил себя сделать шаг назад, но Лили удержала его за руку.

— Ноа, спасибо тебе. Я очень ценю все, что ты для нас делаешь, — тихо сказала она, а затем приподнялась на цыпочки и осторожно поцеловала его в щеку.

Он кивнул, потому что на большее сейчас был не способен.

Интересно, она хоть представляет, что делает с ним?

— Кхм… Думаю, нам стоит отнести еду на стол, — хрипло сказал Ноа, понимая, что больше не может оставаться наедине с Лили и при этом вести себя прилично. — Я голоден. — Лили не стоило знать, что этот голод невозможно утолить едой.

— Тогда надо поскорее накормить тебя, — улыбнулась она, подхватила миску с салатом и цыпленка и первой вышла из кухни.

Через пять минут они уже накрыли на стол. Син разлил по бокалам вино, а Бет привела детей.

Когда все сели за стол, Ноа впервые в своей жизни почувствовал себя частью любящей семьи. В детстве большую часть времени он проводил вместе с братом. Их мать, Синди Куппер-Моралес, не слишком обременяла себя воспитанием детей, она или работала, или проводила время с очередным ухажером, а отца Ноа не знал.

Но и сейчас, в этом уютном доме, среди людей, которых он успел полюбить, он должен был помнить о том, что все это ложь. Он рейнджер, работающий под прикрытием, он не тот, за кого его принимают.

Он должен выполнить работу и уехать навсегда. Оставить Лили.

Субботний день идеально подходил для барбекю, он был солнечным, но не слишком жарким. Ноа вновь выполнял роль шофера, они с Бет и Лили решили, что глупо ехать на двух машинах.

Ноа очень надеялся, что сможет проследить за Сантосом и найти хоть какую-нибудь зацепку, ведь за последнюю неделю, несмотря на то что он каждую ночь пробирался на «Перри ландскейпинг», он не узнал ничего нового. Если так будет продолжаться и дальше, его капитан отзовет его. Он уедет, но не исчезнет опасность, нависшая над Лили и ее семьей.

— Скорее бы покататься на лошадке! — вздохнул Робби с заднего сиденья.

Алекс Касали заранее объявил, что для детей будут организованы прогулки на лошадях и игры, так что все малыши в Керри-Спрингс с нетерпением ждали субботы.

— А как насчет тебя, Кесси? — спросила Бет.

Девочка скорчила недовольную гримаску:

— Какая разница, там в любом случае будет скучно. Я бы осталась дома, но мама не разрешила.

— Ну же, Кесси, не надо быть такой угрюмой. Там ведь будут все твои друзья, — шутливо пихнула ее в бок Бет.

— И, Кесси, если ты и дальше будешь жаловаться на скуку, я запишу тебя в летнюю школу, — пригрозила Лили.

За это она получила ледяной взгляд голубых глаз.

— Ты не сделаешь этого.

— Сделаю, если ты меня вынудишь. Я не собираюсь терпеть твои выкрутасы еще два месяца. Либо займись чем-то полезным, либо я сама найду тебе занятие.

Машина подъехала к большим кованым воротам перед ранчо Касали. Там съезжающихся гостей встречали ковбои, объяснявшие, как доехать до Вишневого лагеря.

Алекс Касали построил этот летний лагерь для детей, проходящих реабилитацию, в то время, когда его старшая дочь, Черри, была прикована к инвалидному креслу после страшной автомобильной аварии. К счастью, сейчас она уже полностью поправилась, а лагерь продолжил свое существование. Он включал несколько семейных домиков, закрытый бассейн, оборудованный по последнему слову техники спортзал, конюшни, большую кухню и столовую.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru