Пользовательский поиск

Книга Будь счастлив в любви. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

9

В аэропорту их встречали Ингрид и Том.

— Как мы рады, что ты решила приехать! — сказала Ингрид, обнимая сестру.

Она представила мужчин друг другу, те обменялись рукопожатием, Ингрид лучилась здоровьем и как догадывалась Патти, счастьем. Сестры в обнимку пошли к машине.

— Что сказали мама и папа, когда узнали о моем приезде? — спросила Патти.

— Обрадовались, — заверила ее Ингрид. — Я же говорила, что они хотят тебя видеть.

— Надеюсь, — пробормотала Патти.

— Давай отложим этот разговор. — Ингрид, которая обычно помалкивала, теперь трещала без умолку довольная Патти сочла это признаком растущей уверенности в себе. — Мама договорилась, что мы остановимся в доме их уехавших из города соседей. Дело не в том, что у мамы нет свободных комнат, просто у них там жуткий кавардак. Ты ведь знаешь, как мама суетится перед всяким приемом. Она наняла целую команду прислуги, специального «распорядителя», оркестр и договорилась с кучей поставщиков.

Они подошли ко взятому напрокат «линкольну».

Пока мужчины клали чемоданы в багажник, Патти забралась на заднее сиденье.

— Я нервничала всю неделю. Даже купила платье специально для этого случая. Надеюсь, мама его одобрит.

Ингрид, сидевшая за баранкой, обернулась.

— Знаешь, мне часто казалось, что родители — это мы с тобой, а папа с мамой — двое подростков, которые и не знают нас толком.

— Да ну? — остолбенела Патти. — Ты же всегда ладила с ними!

— Просто так мне было легче, — пожала плечами Ингрид. — То ли я застенчива от природы, то ли привыкла слушаться. Иногда я думала, что вообще не существую. Я всегда восхищалась твоим характером, Патти.

Тут мужчины сели в машину, и Ингрид умолкла, заставив Патти всю дорогу размышлять над услышанным.

Лайоны владели трехэтажным особняком в викторианском стиле, стоявшим неподалеку от парка Золотых Ворот. Патти не была здесь больше года. За это время дом перекрасили из золотисто-коричневого он стал белым с голубыми полосками.

Ингрид и Том остановились дальше через три дома. Когда открылась парадная дверь, на Патти накинулись две шаровые молнии.

— Тетя Патти! Тетя Патти!

— Тодд, Аллан! — Она опустилась на корточки и обняла племянников.

— Пойдем, я покажу тебе моего змея! — схватил ее за руку пятилетний Тодд. — Дедушка помогал мне запускать его в парке!

— Серьезно? — Не веря своим ушам, Патти посмотрела на сестру.

— Хочешь верь, хочешь нет, — ответила Ингрид. — С. годами он смягчился.

Несколько минут Патти осматривала игрушки племянников, а затем пару отправили под надзор няни — девушки, нанятой Ингрид и Томом еще год назад.

Оказавшись в отведенной им спальне, Патти обернулась к Алексу.

— Я рада, что ты здесь. Мне очень не по себе.

— Да ну. Никогда бы не подумал, — пошутил он, садясь на кровать и привлекая ее к себе. — Милая, думаю, все будет хорошо. Может переночуем?

— Ну… — задумалась Патти. — Если мы останемся с Ингрид и Томом…

— Вот и прекрасно, — одобрил Алекс. — Я позвоню в агентство и скажу, что у нас изменились планы.

Странно, как быстро привыкаешь к мужской опеке, подумала Патти, когда он отправился звонить. Честно говоря, это обрадовало ее. Пока Алекс будет разговаривать с агентством, она успеет отдохнуть.

Однако нет ничего опаснее, чем поддаваться лени, напомнила себе Патти. Можно быстро утратить способность сопротивляться — именно так получилось у нее с Марком.

Она тут же встала и начала распаковывать вещи, прежде всего вынув специально купленное для этого вечера модное и в то же время достаточно удобное платье из крученого индийского хлопка — черное, с золотыми блестками. Патти даже приобрела подходящие к платью золотые сандалии, забыв, что октябрь в Сан-Франциско — совсем не то, что в Южной Калифорнии…

До родного дома было рукой подать. Может, зайти и поздороваться? Ведь мать прекрасно знает, что она здесь. Однако Патти предпочла спуститься по лестнице, найти Ингрид и предупредить, что они решили остаться на ночь.

— Если ты не возражаешь… — осторожно добавила она.

— Да я рада до смерти! — ответила Ингрид. — Я уж и постель постелила — думала, ты захочешь вздремнуть с дороги.

Обе пары провели день, рассказывая друг другу о своих делах. Ингрид с удовольствием узнала про участие Патти и Алекса в «Двойной удаче» и пометила в календаре дату выхода передачи в эфир.

— Предупрежу всех своих друзей, чтобы обязательно посмотрели! — сказала она.

Прием, который предусматривал закуску а-ля фуршет, был назначен на шесть часов.

— Сумеешь продержаться до шести? — вполголоса спросил Алекс, обнимая Патти, когда они остались одни. — Ты уже рассказала Ингрид и про Розу Нуньес и про сестру Анну…

— Ну, ей было интересно, — слабо защищалась Патти. — Ох, Алекс, это просто безумие, мне двадцать шесть лет. Какого черта я дрожу как осиновый лист, собираясь на юбилей папы с мамой?

Он опустился на кровать и посадил Патти себе на колени.

— Похоже, ты считаешь, что это событие позволит тебе либо восстановить связь с родителями, либо окончательно утратить ее.

Патти пыталась, беспристрастно разобраться в своих чувствах.

— Кажется, в моей личной жизни происходят коренные изменения — в том числе благодаря тебе, и я начинаю чувствовать себя взрослой. Я посмотрела на Розу, собиравшуюся замуж, и поняла, насколько изменилась со времен юности.

— А в таком состоянии ты с родителями еще не виделась, — подвел итог Алекс.

Патти прижалась к его широкой груди и — кивнула.

— Да, в последний раз мы встречались на Рождество у Ингрид, но, толком так и не поговорили. А за этот год я сильно изменилась. Вот я и чувствую или они примут меня сейчас, или этого не случится никогда…

— Не слишком расстраивайся, если они вообще не заметят никакой разницы, — предупредил Алекс. — Приемы не лучшее место для выяснения отношений между родителями и детьми.

— Да, доктор Грин, — ехидно провозгласила Патти. — Где вы получили степень по психологии?

— В Новоанглийском колледже для умственно отсталых, — отшутился он.

Они легли на кровать, взялись за руки и уснули.

Патти проснулась на полчаса позже Алекса, приняла душ и занялась макияжем. Поскольку обычно она лишь слегка припудривалась и касалась губ помадой, наложить на веки тушь удалось только с третьей попытки.

— Не представляю, как этим можно заниматься каждое утро, — проворчала она.

— Опыт приходит с практикой, — заверил ее Алекс.

От этой неожиданной поддержки у Патти дрогнула рука; к счастью, она вовремя отвела кисточку и не испортила всю работу.

Неужели Алекс хотел сказать, что если она станет его женой, то должна будет краситься каждый день? Не глупи, остановила себя Патти, о браке и речи не было. А если они все-таки поженятся, то в списке предъявляемых к ней требований косметика окажется на последнем месте…

Полчаса спустя, натянув платье и вдев в уши пару золотых колец, Патти посмотрелась в большое зеркало и убедила себя, что готова участвовать в самом многолюдном сборище. Платье, подчеркивавшее ее темные глаза и волосы, слегка облегало фигуру. И все же компромисса между ее обычной небрежной манерой одеваться и изысканным стилем матери добиться так и не удалось, решила Патти, спускаясь с Алексом по лестнице.

Стоило им вместе с Томом и Ингрид выйти из дома, как зазвучала музыка.

— Пять минут седьмого, — взглянув на часы, сказала Ингрид. — Мама может быть довольна оркестр прибыл вовремя.

Хотя вечер только начался, они оказались на нем не первыми еще с улицы Патти заметила несколько припаркованных поблизости машин.

Мать сама открыла им дверь.

— Патти… — сказала Сесилия Лайон, окинув взглядом дочь и Алекса. — Рада познакомиться с твоим приятелем.

Патти торопливо представила их друг другу.

Через минуту все четверо оказались в огромной гостиной. Ингрид и Том принялись здороваться со старыми друзьями, а Патти обвела глазами комнату, разыскивая отца. Но тот уже торопился им навстречу с бокалом в руке.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru