Пользовательский поиск

Книга Будь счастлив в любви. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Дыхание Алекса касалось ее волос. Он нагнул голову и тронул губами ее висок, От этой неожиданной ласки Патти пронзили тысячи крохотных серебряных стрел.

Затем кончик языка коснулся края ее уха и оставил на нем влажный след. Руки Патти сами собой обвили шею Алекса, и оба они застыли в объятиях друг друга. Она потерлась щекой о его щёку, почувствовав нежное покалывание пробивающейся щетины.

Их губы встретились, раздвинулись и вновь обрели друг друга. Язык Патти коснулся его гладких, ровных зубов. Поцелуи становились все более дразнящими; когда Патти отстранялась, Алекс следовал за ней, проникая все глубже и глубже, и ее тело начинало дрожать от наслаждения.

— Нас могут увидеть… — шепнула Патти.

— Как вы отнесетесь к предложению заночевать на корабле? — спросил он.

Словно поняв намек, дождь припустил еще сильнее. По такой погоде ехать в Ситрес-Гроув было нельзя.

— Ладно, — согласилась Патти. — Кажется, самое безопасное для нас остаться здесь.

Но в глубине души она знала, что это вовсе не безопасно.

6

Каюта, обшитая панелями темно-каштанового цвета, оказалась большой и величественной. От спальни в старинном особняке ее отличал только иллюминатор. Они пытались получить две каюты, но на борту проходил симпозиум, и все номера, кроме этого, оказались занятыми.

Осмотревшись, Патти решила, что было бы куда разумнее вернуться домой. Даже в проливной дождь.

Не успела она открыть рот, как Алекс обвил рукой ее талию.

— Я рад, что у нас появилась возможность остаться вдвоем и побеседовать, — сказал он. — Когда дождь стучит в окно, я чувствую себя так, словно слушаю рассказ о привидениях.

— Как в детстве? — спросила Патти, опускаясь в кресло. — Когда я была маленькой, в дождь мама читала мне такие сказки. А дождь в Сан-Франциско идет часто… Но как только я подросла, чтобы учиться читать самостоятельно, это прекратилось.

Алекс скинул туфли, уселся на кровать и вытянул длинные ноги.

— Когда мы на яхте возвращались в Кейп-Код, то разжигали на берегу костер. Родители и мы с братом садились у огня и по очереди рассказывали мрачные истории о мстительных призраках погибших матросов.

— Как здорово… — не скрывая зависти, протянула девушка. — У нас было по-другому. Когда мы куда-нибудь выезжали всей семьей, это расписывалось до мельчайших подробностей. Иногда казалось, что мы собираемся в военную экспедицию. Однажды мы поехали на карнавал и взяли с собой еду, чтобы не отравиться тамошней сахарной ватой, и сменную обувь, потому что потом собирались заехать к кому-то в гости, и мама боялась, что мы перепачкаемся.

— Что ж, это не лишено смысла. Все зависит от точки зрения — заметил он.

— Ну, может быть… — уступила Патти — Наверно, все дело в моей чувствительности. Я так хотела угодить маме и папе, что склонна была принимать эти правила чересчур всерьез.

— Вам холодно? — спросил Алекс.

— Немного. — До сих пор она не замечала, что слегка дрожит.

— Не знаю, как вы, — заявил Грин, — а я лезу под одеяло. Можете отвернуться, если стесняетесь.

Он начал расстегивать рубашку. Чувствуя себя неловко, Патти поднялась, подошла к иллюминатору и уставилась на залитую дождем автостоянку.

— Каким грустным все выглядит в дождь, — промолвила она. — Это напоминает мне Сан-Франциско и родителей. Мне всегда хотелось иметь образцовую американскую семью — вроде тех, что показывают по телевидению. Понимающих родителей и проблемы, которые можно решить за полчаса.

— А я в детстве влюбился в Аннету Фьюничелло, — ни с того ни с сего заявил Алекс.

— Да ну? — Изумленная Патти обернулась и увидела, что он уже лежит в кровати. Аккуратно сложенные брюки и рубашка висели на спинке кресла.

— И не говорите, что вы не были влюблены в какого-нибудь артиста, — лукаво сказал он.

— Ну… — Она никогда в этом не признавалась. — Честно говоря — в капитана Карка.

— Из «Звездного похода»? — Глаза Алекса заискрились от смеха, — я представляла его своим отцом — неизменно справедливым, верным и понимающим… — Патти заколебалась — И, конечно, красивым.

— Да, требования у вас высокие — Слова Грина прозвучали двусмысленно.

— Вы думаете что я хотела бы такого же мужчину в мужья? — спросила Патти, садясь на край кровати. Она действительно замерзла но не могла лечь в постель. Может устроиться на ковре? А чем же тогда, укрыться?

— Прошу прощения за вопрос, но о чем вы думаете, черт побери? — спросил Алекс.

— Пытаюсь сообразить, где мне спать. — Девушка посмотрела на кресло. Как-то дома она умудрилась уснуть в кресле, но потом у нее два дня не сгибал ась шея.

— А что, в кровати нельзя — удивился он. — Можно, но ведь ее заняли вы.

Он на мгновение задумался.

— Я хочу предложить сделку.

— Что?

— Мы с вами уснем в одной постели. По настоящему уснем. Обещаю не делать того, чего вы не захотите, но не стану обещать ничего другого.

Внезапно до Патти дошел весь комизм ситуации: взрослые мужчина и женщина торгуются из-за того, кому где спать.

— А почему бы и нет? — небрежно бросила она. — Конечно, если вы не станете красть у меня одеяло.

— Я краду сердца, а не одеяла, — напустив на себя обиженный вид ответил Алекс. — Я даже позволю вам первой воспользоваться ванной.

— О'кей.

Как и следовало ожидать, кабина оказалась старомодной — с глубокой ванной и кафельным полом, но все работало. В том числе — хвала небесам — и горячий душ.

Поскольку ночной рубашки у Патти не оказалось, ей пришлось облачиться в кружевную комбинацию почти не скрывавшую тела. Девушка почистила зубы пальцем и накинула на плечи полотенце, которое должно было служить ей дополнительной защитой.

За дверью дожидался Алекс. При виде Патти он по-разбойничьи свистнул.

— Мне нравится ваш наряд. За исключением полотенца.

— Это вместо шали, — быстро ответила она, не желая признаваться в подлинном назначении сего одеяния.

Несколько минут спустя свет погас, и под весом Алекса заскрипели пружины. Патти скорчилась на своей половине кровати, стараясь держаться как можно дальше. Она чувствовала себя до смешного неловко и сгорала от смущения. Патти никогда не считала себя застенчивой, но кое-что давалось ей с трудом. Например, лечь, в постель с мужчиной.

— У вас холодные ноги… — пробормотал Алекс.

Девушка с испугом поняла, что инстинктивно прижалась кончиками пальцев к его теплой голени.

— Ох… Прошу прощения. — Она убрала ступни.

— Ни за что не прощу. Долг платежом красен. — В темноте голос Алекса звучал глухо и таинственно.

— Что?

Вместо ответа к ее животу прижалась пара ледяных рук. Патти взвизгнула, отпрянула и схватила его за запястья.

Они возились, шептались и хохотали, когда то один, то другой умудрялся при коснуться замерзшей рукой или ногой к горячей части тела другого.

Наконец Алекс прижал запястья Патти, закинул ей руки за голову, накрыл своим телом и припал к ее жаждущим поцелуя губам.

От этого головокружительного прикосновения мысли о собственной безопасности разом вылетели из головы. Больше ничего не боясь, Патти отвечала на его поцелуи; их языки дразнили друг друга, пока по жилам вместо крови не потек жидкий огонь.

Она ощущала губы Алекса скулами щеками подбородком.:: А потом легкий, словно крылья бабочки, поцелуи коснулся ее губ и лба.

Оказалось, что самая нежная кожа находилась у нее под ухом; тело Патти сотрясла такая дрожь что ее можно было мерить по шкале Рихтера. Пальцы мужчины отыскали ямочку на ее горле, и горячий язык принялся вычерчивать на ней магические круги.

А затем Алекс поднял ее руки на этот раз по очереди и, проведя пальцами от нежного запястья до подмышки, начал легонько массировать ей плечи. Напряжение окончательно оставило девушку выйдя через кончики пальцев, и ее тело расслабилось, как у спящего котенка.

Он передвинул Патти на свою сторону, чтобы размять ей мышцы спины и снять накопившуюся за день усталость. Замечательно, думала она, испытывая одновременно и боль, и наслаждение.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru