Пользовательский поиск

Книга Будь счастлив в любви. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

— Алекс, мы не подходим друг другу. — Сказать это было больно, но необходимо.

— Вы не дали нам возможности проверить это, — возразил он. — У вас сложилось неправильное мнение обо мне, основанное на знании только одной стороны моей жизни моего поста в городском совете и нежелания открывать игорные дома. А во мне много всего…

— Знаю, — тихо сказала Патти. — Я видела, как вы заботитесь о людях, как переживаете из-за Нуньесов. Я понимаю, что вы не любите азартных игр не из-за эгоизма. Но мы с вами привыкли вести разный образ жизни.

— Сильно сомневаюсь, что отсутствие привычки швырять одежду на пол может иметь большое значение. — Алекс говорил так уверенно, словно уже одержал победу.

— Я не о том! — Патти пыталась найти подходящие слова. — Ваша жизнь такая… вылизанная, такая… правильная. Ну, например, не могу представить вас участвующим в том же игровом шоу, что и я.

— Не знаю, не знаю — сказал Алекс, откидываясь на спинку стула. — Я всегда думал, что это забавно.

— Не может быть!

— Пару раз я даже видел такие шоу по телевизору. — Он усмехнулся. — Хотя это были не те шоу, в которых участвовали вы. Не повезло.

Из него вышел бы прекрасный игрок в покер, подумала Патти. Она почувствовала, что Алекс умело блефует, и решила вывести его на чистую воду.

— Ну что же, я могу предоставить вам такую возможность, — сказала она. — Телевидение начинает новую версию «Госпожи Удачи», в которой участвуют парами. Если не шутите, то ближайшая передача состоится примерно через неделю.

— Согласен, — заявил он не моргнув глазом. — Когда узнаете подробности, сообщите мне.

Словно пытаясь доказать Патти свою ловкость, остаток вечера Алекс посвятил настольным играм он победил в «Монополии», она в «Повседневных делах», а потом они вместе поужинали едой из китайского ресторана.

— Извиняюсь за скромную трапезу, — поддразнил он. — Если бы я не стал инвалидом, мы бы пообедали в ресторане и потанцевали.

Патти еще раз осмотрела его руку и с облегчением убедилась, что ничего страшного нет.

— Потрудитесь держать ладонь в чистоте — сказала она, затем улыбнулась и коварно добавила. — Если вы вообще когда-нибудь пачкаете руки…

— Насколько я знаю, нет, — согласился Алекс — сейчас… Боюсь, мои восемь часов истекли.

Как это похоже на него — следить за временем!

Патти с жаром ухватилась за эту мысль, пытаясь убедить себя, что с таким человеком невозможно иметь дело.

Как по уговору, они доехали до ее дома молча. У дверей Алекс подарил ей чинный прощальный поцелуи. Именно этого Патти и ожидала. Однако… чувства, которые пробудил в ней этот невинный поцелуи, вовсе не были невинными.

— Я заеду за вами в следующую субботу, в десять утра.

Она кивнула, внезапно потеряв дар речи, проследила за тем, как Алекс возвращается к своему темно-красному «мустангу», и только потом вошла в дом.

На мгновение Патти захотелось выбежать наружу окликнуть Алекса и заставить вернуться в ее объятия и ее душу. И тут она со смешанным чувством облегчения и грусти услышала удаляющийся шум мощного мотора.

Как бы сильно ее ни тянуло к этому человеку, она не могла себе такого позволить. Он слишком похож на Марка.

Патти почти забыла, что, когда Марк еще ухаживал за ней, у них тоже случались хорошие времена. Но как только началась их супружеская жизнь, все изменилось.

Нельзя дважды повторять одну и ту же ошибку.

4

Несколько дней Патти пыталась сопротивляться. Она вела занятия, болтала со своими пожилыми учениками и делала вид, будто по сравнению с прошлой неделей ничего не изменилось.

Однако изменилось очень многое — по крайней мере внутри нее. Воспоминания об Алексе приходили ей в голову в самый неподходящий момент, грозные, как выплывающие из тумана айсберги.

Патти представляла себе, как Грин сидит в кабинете внимательно ее слушает и засыпает вопросами. Или разговаривает с сестрой Анной и морщит лоб, глядя на Розу Нуньес.

Этот человек очень заботился о других. Но самое главное заключалось в том, что Алекс ей, нравился. Он обладал таким вкусом к жизни, который редко встречался ей в других мужчинах и совершенно не соответствовал впечатлению, вынесенному Патти после их первой встречи. Она чувствовала, что в Грине таится много неожиданного.

Здравый смысл подсказывал, что надо быть настороже, но Патти привыкла играть в азартные игры. Она убеждала себя, что в легком флирте с Алексом нет ничего страшного. Им хорошо друг с другом, а Грин сам говорил, что еще не нашел женщину, с которой хотел бы связать жизнь.

Связать жизнь! — улыбалась Патти в субботу утром, надевая брюки цвета сливы. Даже такой уверенный в себе человек, как Алекс, рано или поздно поймет, что она не относится к числу «домашних» женщин.

Девушка дополнила свой наряд розовым свитером, подчеркивающим ее темные глаза и волосы. Одно небо знает, чем закончится сегодняшний вечер. Оставалось надеяться, что этот туалет окажется к месту…

Патти застыла с расческой в руке и с недоумением посмотрела на себя в зеркало. Бог мой, о чем она думает? О том, чтобы оказаться одетой «к месту»!

— Еще немного, и я начну пользоваться эпитетом «подходящий» — недовольно проворчала она.

Раздался звонок в дверь. Неужели уже пора? Патти заставила себя улыбнуться и пошла открывать Алексу.

При виде стоящего на пороге Грина, глаза которого сияли от радости, она тут же забыла свою досаду.

Алекс оделся еще тщательнее, чем обычно: рыжевато-коричневые брюки и светло-зеленый кашемировый свитер делали его юным и трогательным.

Каждая клеточка внутри Патти отозвалась на присутствие сильного мужского тела, находившегося в шаге от нее; рот ощутил вкус поцелуя еще до того, как Алекс коснулся ее губ.

— Доброе утро, красавица моя, — промолвил он. — Я слегка побаивался, что за неделю моя фея куда-нибудь исчезнет.

Неужели Алекс скучал по ней? Его ласковые слова согревали душу. Красавица. Фея. С языка Патти чуть не сорвалось, что она тоже скучала по нему. Однако она не могла позволить себе произнести эти слова. Но видит Бог, так оно и было…

— Как рука? — спросила девушка.

— Полное выздоровление. — Алекс показал место ожога, уже зарубцевавшееся. Они наклонились друг к другу, и этого хватило, чтобы сломить сопротивление Патти.

Она обвила его шею руками, а он крепко прижал ее к себе. Нежные руки гладили ее распущенные волосы. Нос Алекса щекотал ее щеку и ухо, и Патти понимала, что он вдыхает ее аромат так же жадно, как она впитывает в себя его мускусный запах.

А затем, к ее досаде, он отстранился.

— Боюсь, что разочарую вас. К несчастью, появилось одно важное дело.

Патти привалилась к дверному косяку.

— Неужели вы никогда не пускаете жизнь на самотек?

Грин погладил ее волосы, которые так и заискрились от его прикосновения.

— А что, хорошая мысль! Именно это я и собирался сделать сегодня днем.

Покачав головой, Патти сказала:

— ЭТО делается совсем по другому. Такие вещи заранее не планируют… Разве можно сказать: «Сегодня в два часа дня я совершу необдуманный поступок»?

Замечание заставило его фыркнуть.

— Один-ноль в вашу пользу, — признал Алекс. — Если бы это не касалось других людей, я бы повез вас погреться на солнышке, но…

Он пожал плечами, и Патти сочла за благо не спорить. Это не имело смысла. Алекс мог время от времени отдаться порыву страсти, но только в том случае, если такое значилось в его расписании.

Их местом назначения оказался тот самый дом, где надлежало разместиться Центру помощи.

Первыми сюда переехали участники программы по борьбе с наркотиками, которую финансировал город.

Перестроенному зданию, покрытому белой штукатуркой, исполнилось шестьдесят лет; по меркам Ситрес-Гроува оно могло считаться памятником старины. Дом был выстроен в испанском стиле, о чем говорил просторное крыльцо и дверь с полукруглой аркой, придававшие ему уютный старомодный вид.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru