Пользовательский поиск

Книга Будь счастлив в любви. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Твердые губы неторопливо изучали ее рот. Мало-помалу губы Патти приоткрылись и дали кончику языка Алекса проникнуть вглубь. Грин не спешил, словно был уверен в том, что всегда успеет достичь желаемого.

Распаленная его невозмутимостью, Патти обхватила Алекса за шею и страстно поцеловала, но вскоре подчинилась неумолимой властности его губ.

И вдруг он резко отстранился.

— Не знаю, что на меня нашло, — тяжело дыша, сказал Алекс — Обычно я так не поступаю. Тем более на публике.

Патти захотелось дать ему пощечину.

— Я так понимаю, что машина-это тоже «неподходящее место»? — бросила она.

Грин завел мотор и поехал в сторону недавно разбитого городского парка.

— Вы забываете о моей позиции. Мне надо поддерживать свой авторитет.

— Знаю я вашу позицию. [5]Спина прямая, ноги упираются в пол… — Она знала, что хватила через край, но обида пересилила.

— Патти, поверьте, лично к вам это не имеет никакого отношения.

— А к кому имеет? К Папе Римскому?

Алекс рассмеялся.

— Думаю, что ко мне, — огорченно признался он.

Его чувство юмора заставило Патти пересилить гнев. И чего ей так приспичило целоваться с ним? Пора сменить тему.

— Алекс, а вы сами-то откуда?

— Бостон. И не вздумайте уверять, будто у меня не осталось тамошнего акцента. Хотя я делал все, чтобы избавиться от него.

— Почему?

Грин внимательно смотрел вперед, проезжая сложную развязку.

— Я приехал сюда, чтобы начать все сначала. Чтобы стать… самому себе хозяином.

Казалось невозможным представить себе, что Алекс, один из руководителей Ситрес-Гроува, мог зависеть от кого бы то ни было. Странно… Какую жизнь он вел в Бостоне?

Можно бы расспросить его подробнее, но они уже приехали в парк. К тому времени, когда они достали своих цыплят, Патти решила, что нет смысла бередить болезненные воспоминания, по крайней мере, пока…

Поблизости играли в бейсбол; оглашавшие лужайку крики мальчишек начисто исключали всякую возможность обниматься.

Они молча сидели рядом, как двое друзей. Было бы странно в такой обстановке думать о поцелуях. Как-никак, он ее противник.

Патти хотела открытия игорных домов вовсе не из-за страсти к игре, а потому, что покер мог стать источником доходов для общественных служб. Алекс же оказался главным препятствием на пути к этому.

И все же следовало признать, что он искренне заботится об окрестных бедняках. Грин говорил о том, что нуждающимся семьям грозит опасность умереть с голоду, и именно поэтому протестовал против азартных игр. Для президента корпорации, у которого денег больше, чем можно истратить, он был слишком хорошо знаком с жизнью простых людей.

Неужели он сам в Бостоне жил в бедности? Или просто проявлял естественную заботу о благе ближнего?

В Алексе много привлекательного, признала девушка, наблюдая за тем, как он намазывает медом печенье и отправляет его в рот.

Спорить не приходилось: он умеет радоваться жизни, а при желании может и расслабиться — как сегодня.

Кроме того, он достаточно остроумен чтобы справиться с ее бойким языком, бывшим бичом Патти в юности. Она никогда не умела держать рот на замке и завидовала сестре Ингрид, которая предпочитала скромно улыбаться, а не делиться с другими своими мыслями. Патти же всегда слишком много говорила и обрадовалась, найдя мужчину, которого это не смущало.

— Спорим на цент, я знаю, о чем вы думаете! Или хотите, чтобы я снова поставил на кон сто двадцать пять долларов? — спросил Алекс.

— Я думала… о своих родителях. Они никогда не брали меня на пикник в парк, — против воли вырвалось у нее.

— Почему? В Сан-Франциско чудесные парки.

— И если уж, на то пошло, они едва ли ели жареных цыплят. — Патти хотела было смягчить ответ, но в последний момент передумала.

К ним подошла пара средних лет, прогуливавшая кокер-спаниеля.

— Мистер Грин! — сказал мужчина. — Я хочу поблагодарить вас за то, что вы помогли вернуть мой участок.

— Ваши доводы показались мне разумными, мистер Андаро. — Похоже, Алекс вовсе не пыжился от сознания собственной значимости. Патти понравилась его скромность. А то, что Грин запомнил имя этого мужчины, ее просто потрясло. Сама Патти при случае не стеснялась называть даже лучших друзей «эй, ты».

— Мы хотели построить домик для моей матери, — объяснила женщина Патти, пока пес обнюхивал ножку стола. — Иначе нам пришлось бы отправить мать в дом престарелых, а она и слышать об этом не хотела.

— Ну, не будем отвлекать вас. Мы только хотели сказать спасибо. — Мужчина пожал Грину руку, и спаниель повлек пару дальше.

— Вот из-за этого мне и нравится участвовать в заседаниях совета, — сказал Алекс. — Всегда можешь помочь жителям своего города.

— Пой, ласточка, пой, — ответила Патти. — Пытаетесь доказать мне, что это для вас не стартовая площадка? Думаю, в один прекрасный день мы увидим плакаты «Грина в губернаторы!».

Он хмыкнул.

— Боюсь, вы ошибаетесь. Следующим шагом в моей жизни будет… — Внезапно он оборвал фразу.

— Ну? — спросила девушка. — Я жду.

— Следующим шагом в моей жизни будет то, что я отвезу вас домой, пока вы не устали от меня, — сказал Алекс. — Завтра нам предстоит длинный день.

Патти ощутила укол разочарования.

— Восемь часов. Ровно столько, за сколько вы заплатили.

— О'кей, Я заеду за вами в час.

— Дня или ночи?

— Дня, — сказал он. — Может быть, нам удастся прилично пообедать. Я понимаю, что каждая минута этого срока покажется вам пыткой, но разрешите напомнить: вы принадлежите мне.

— Ничего, как-нибудь вытерплю. — Патти вскочила и бросила остатки их пикника в урну, воспользовавшись этой возможностью, чтобы отвернуться и скрыть обуревавшие ее разноречивые чувства. «Вы принадлежите мне». Он сказал это так ласково, что девушка едва не уступила. Собственная податливость пугала ее.

Грин отвез Патти домой и проводил до дверей, крепко обняв напоследок

— Моя маленькая бунтовщица, — пробормотал Алекс. — Знаете ли вы, что сводите меня с ума?

Патти с трудом перевела дух. Она не могла найти слов, но знала, что обязана положить этому конец.

— Я не… То есть меня это… — Окончание фразы заглушил поцелуй.

Его объятия были нежными и в то же время властными. И Патти снова уступила, забыв о своих благих намерениях. Их языки вели любовную игру, его ладони гладили ее спину. Как легко потерять голову и сказать «да»!

Но только в подходящее время и в подходящем месте, напомнила она себе и сделала шаг назад.

— Я заеду за вами в час сказал Алекс и ушел.

А Патти, заперев за собой дверь, призналась, что с нетерпением ждет завтрашнего дня.

Конечно, только из любопытства.

3

Хорошенько выспавшись, Патти проснулась и почувствовала, что могла бы сопротивляться обаянию самого Ретта Батлера. [6]Она сохраняла эту иллюзию до часу дня, пока не открыла дверь и не увидела улыбку Алекса.

С минуту они стояли, любуясь друг другом. Удовольствие от его присутствия было таким неожиданным, что Патти и думать забыла о сопротивлении.

Когда они шли к машине, рука Алекса обвивала ее талию. Благодаря этому простому жесту девушка чувствовала себя в полной безопасности.

— Куда мы едем? — спросила Патти, садясь на свое место. Яркие лучи солнца пробивались сквозь щиток, предвещая жаркий день.

— В церковь, — сказал Алекс.

Этого она ожидала меньше всего на свете. Патти удивило не то, что Алекс не был похож на человека, который ходит в церковь (похож-то он как раз был), а то, что он отвалил изрядную сумму денег за право сидеть с ней рядом во время проповеди.

— А не поздновато? Наверно, большинство служб уже прошло.

— Смотря что вы называете службами, — весело ответил он, переключая скорость.

Сегодня на Грине был костюм из тонкого светло-серого льна, подчеркивавший его широкие плечи и мускулистую спину. Патти еле удержалась, чтобы не потрогать эти соблазнительные мускулы. Куда девалась та уверенность в себе, которую она испытывала все утро?

вернуться

5

Игра слов: «position» по-английски означает и «должность» и «поза».

вернуться

6

Персонаж романа М. Митчелл «Унесенные ветром»

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru