Пользовательский поиск

Книга Блестящая идея. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

— Я родился и вырос в Финиксе, — заговорил Кайл в полной темноте. — Мой прадед приехал в Аризону в начале тысяча девятисотых в поисках работы. Он был одним из сотен людей, построивших дамбу Теодора Рузвельта. Он и его невеста обосновались в Финиксе. Там родились мои бабушка и дедушка и мои родители.

Синди ощутила острую зависть. Она думала, как замечательно, что Кайлу известно его генеалогическое древо до четвертого поколения. Синди не знала даже собственного отца. Она ни разу не встречалась с бабушками и дедушками, не говоря уже о прабабушке и прадедушке. Вся семья Синди состояла из ее матери, с которой она не виделась почти год.

Кайл продолжал:

— Мои родители поженились в шестидесятые, в эпоху новой свободы. — Любовь, которую он питал к матери и отцу, ощущалась даже по теплым, добрым интонациям в его голосе. — Они хотели, чтобы я вырос свободной личностью. Они не оказывали на меня никакого давления. — Он посмотрел на Синди и широко улыбнулся. — Сейчас мне тридцать четыре, и я могу сказать, что этот стиль воспитания имеет свои недостатки.

Синди забыла о разочаровании, увлекшись рассказом Кайла.

— Что ты имеешь в виду?

Кайл пожал плечами и устремил внимательный взгляд на дорогу.

— То, что они называли свободой, я воспринимаю как недостаток жизненно необходимых наставлений. Не спорю, дети должны иметь выбор. Но им нужно подсказать, с чего начать, что делать, что изучить, чего искать в жизни. Когда я закончил школу, то в течение нескольких семестров учился в колледже, не имея ни малейшего понятия, чем хочу заниматься. О, мама и папа любили меня и поддерживали все мои решения, им было не очень важно, что я хотел делать. Это несомненно. Но их методы воспитания, основанные на невмешательстве, принесли мне немало проблем.

Любовь и поддержка родителей — это словно подарок небес, думала Синди, вспоминая, как ее собственная мать игнорировала ее. Похоже, Кайл не понимает, как ему повезло.

— Я пришел в бизнес прямо из колледжа, со своим другом, — рассказывал Кайл. — Через пару лет мы добились небольшого успеха в Атланте. Тогда… — он слегка заколебался, но Синди это заметила, — случилось кое-что, что разбило нашу дружбу.

Кайл вздохнул. Синди чувствовала, что сейчас не самое подходящее время для подобных вопросов.

— Так или иначе, — подвел итог Кайл, — я стал работать на «Баррингтон корпорейшн» в отелях Атланты. Я провел там несколько лет, когда мне предложили новую вакансию в Финиксе, в только что открывшемся центре. До того времени я не понимал, как соскучился по дому. Я согласился на место начальника отдела новых разработок, и с тех пор я счастлив, как ребенок.

Он улыбнулся. Угрюмое выражение, возникшее всего минуту назад, когда Кайл упомянул о разрыве со своим другом, испарилось, как туман под сверкающим солнцем.

— Финикс — мой дом, — сказал Кайл. — Я счастлив здесь, как нигде. Я не знаю, почему я потратил впустую столько лет в поисках успеха где-то на стороне.

Кайл остановил машину на автомобильной стоянке жилого комплекса Синди и выключил двигатель.

Последние слова Кайла эхом повторялись в голове Синди. Финикс — мой дом. Финикс — мой дом.

Дом. То, к чему Синди стремилась больше всего на свете. Да, она пробовала сделать Финикс своим постоянным домом, обрести здесь то, что искала столько лет. Синди казалось, что она оставила крошечные части своей души в каждом городе и в каждой стране, где ей пришлось побывать. И вот сейчас она отчаянно старалась заполнить пустые места, что образовались внутри нее. Любимой квартирой. Подругами из корпорации. Интересной работой. Даже дикими мечтами о том, что Кайл влюбится в нее. Бесплодная пустота в душе с каждым днем угнетала все сильнее. Синди сожалела, что ее, в отличие от Кайла, не любили родители. Ей хотелось иметь дом и чувствовать себя дома в этом красивом городе.

Синди никогда не получит поддержку от своей матери, она знала это. Но, возможно, когда-нибудь она сможет найти настоящий, теплый дом с семьей здесь, в Финиксе. Может быть. Когда-нибудь.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

О чем, черт побери, он думал? — спрашивал себя Кайл. О чем он думал, когда предложил Синди вернуться домой попрактиковаться в танцах — в медленном плавном кружении в объятиях друг друга? Глупая идея!

Кайл, как обычно, занимался самоистязанием. Держать Синди в своих объятиях, вдыхать легкий цветочный аромат ее волос, притрагиваться к нежной коже… Настоящая пытка. Кайл знал, что ему срочно необходимо сосредоточить свои мысли на чем-нибудь еще, но тонкий аромат Синди, ее шелковистые волосы…

Подумай о чем-нибудь еще! —приказал он себе. Однако не мог отыскать ни одной безопасной темы.

Кайла все еще смущало и расстраивало его поведение на прошлой неделе. Сначала он поцеловал Синди. Своего персонального помощника. Свою подчиненную. Интересно, что на него нашло? Кайл обдумывал ответ на вопрос, кружа Синди по ее гостиной, где они сдвинули мебель, чтобы освободить пространство для танцев.

Единственный ответ, который приходил ему в голову, заключался в том, что в поцелуе виноват не он один. Преобразившись, Синди целиком и полностью сокрушила его оборону.

О, конечно, с издевкой возразил себе Кайл. Отличное оправдание! Неужели мужчина не в состоянии справиться с бушующими гормонами?!

Ладно. Это плохое оправдание. Но Синди, вне всякого сомнения, флиртовала с ним в зале заседаний. Ведь это ее длинные ресницы соблазнительно трепетали, прикрывая сверкание великолепных зеленых глаз! Кайл вновь почувствовал, что поцелуй не только его ошибка.

Неужели всем мужчинам свойственно сваливать свои ошибки на других?

Кайл ощутил, что он скоро сойдет с ума, если не остановит поток вопросов. Он также понял, что сойдет с ума, если ему придется выносить близость к Синди еще несколько минут, сопротивляясь бешеному соблазну поцеловать ее. Еще раз.

О нет, не стоит,— строго одернул себя Кайл. — Никогда не стоит так поступать. Ни с Синди. Ни с любой другой женщиной. Особенно после того ада, через который ты прошел с Моникой.

Синди объяснила свое кокетливое поведение в конференц-зале. И у Кайла не было ни малейшей причины сомневаться в ее искренности, когда она сказала, что не собиралась дразнить его, что не ставила своей целью играть на его эмоциях ради того, чтобы получить место персонального помощника сына мистера Баррингтона, когда он наконец прибудет, чтобы возглавить компанию. Но тогда, спрашивал себя Кайл, почему он проявляет такую нерешительность в отношениях с Синди? Перед большой презентацией, перед поцелуем их рабочие отношения являли собой образец совершенства.

Так почему, дьявольщина, он согласился пригласить ее на обед и научить танцевать? Да потому что при виде Синди его бросает то в жар, то в холод. Его тело требует близости с женщиной. И уже давно. Нельзя отрицать очевидное.

Но откуда возникло глухое раздражение, когда Молли, Рэйчел и остальные подруги Синди заговорили о ее свидании с незнакомым мужчиной? Кайл здорово смутился при мысли, что Синди отправится на свидание с посторонним мужчиной. И прежде, чем он понял, что творит, он предложил Синди поужинать вместе.

Отрепетировать ее будущее свидание. Кайл утешал себя, что на самом деле им двигала благородная идея. Он хотел заставить Синди понять, что она должна хорошо узнать человека, прежде чем начнет ему доверять.

Но простое предположение, что Синди будет встречаться с каким-то Майком из отдела доставки почты, наполнило Кайла раздражением и недовольством. В этот момент, полностью погрузившись в свои мысли, Кайл словно оглох. Его уши не слышали музыки, звучащей в комнате, и он наступил на ногу Синди. Болезненная гримаса на ее лице вернула Кайла к реальности.

— Извини, — пробормотал он. Они разошлись в стороны. — Я задумался.

— Ничего. — Синди с улыбкой потерла ушибленную ногу. — Я думаю, мы просто не созданы для совместных танцев.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru