Пользовательский поиск

Книга Безумная страсть. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Неужели он считает, что в этой компании решающее слово принадлежит мне? – развеселилась Мэри и решила подыграть самой себе.

– Не думаю, что… – начал Док, готовясь вежливо отказать, однако Мэри его перебила.

– Разумеется, мы с удовольствием присоединимся! – сказала она. – Без вопросов. Мы тут уже подыхаем со скуки за этими картами.

Жалостливое настроение ее уже давно улетучилось, и Мэри даже не обратила внимание на недовольное выражение лица Дока. На Вика она даже не смотрела, потому что чувствовала, как он разъярен. У него прямо-таки температура повысилась от злости.

– Не стоит, Люк, – на этот раз более категорично сказал Док.

И только тут Мэри пришло в голову, что эти двое очень хорошо друг с другом знакомы. Не просто как доктор и пациент, а по-другому.

– У вас своя компания, – продолжил Док. – Мы не хотим вам мешать.

Люк внимательно посмотрел на всех троих по очереди. Мэри спрятала глаза. Она страшно не хотела, чтобы Люк заметил ее умоляющий взгляд. Мэри жаждала присоединиться к его компании!

– Что ж, мое дело предложить… – покорно сказал Люк.

Когда Мэри наконец осмелилась поднять глаза, то оказалось, что Люк уже ушел.

– Чего это ты удумала? – услышала она голос Вика со звенящими угрожающими нотками.

– Мне с вами скучно, – без обиняков сказала Мэри и смело взглянула на него.

Док смотрел на нее настороженно, будто пытался поставить диагноз.

– Хочешь вернуться обратно? – спросил он.

Мэри кивнула.

– Я и так не мечтала об этом дурацком пикнике! – сказала она. – Нечего было меня сюда тащить. Чего я тут не видела? Водопада? Это же просто струйка воды. Вообще не понимаю, почему этому источнику дали такое громкое название. По тому же принципу, по которому три березы называют рощей?

Мэри разошлась не на шутку. Ах как надоело зависеть от кого бы то ни было! Она хотела к Люку и его друзьям. Может быть, вовсе не потому даже, что их компания казалась ей такой уж привлекательной, а просто потому, что Вик и Док были против.

– Возвращаемся, – сказал Док и принялся укладывать в корзинки остатки пикника.

Мэри почувствовала, что вот-вот расплачется. Изо всех сил она стиснула зубы. Ее переполняла невыносимая обида на весь белый свет. Мэри трясло и колотило. Ей хотелось поскорее очутиться в номере и успокоиться.

И еще она чувствовала себя чрезвычайно одиноко. Казалось, что она потерялась среди тысячи людей и не видит ни одного знакомого лица, хотя твердо знает, что должен быть среди них родной человек. Мэри было страшно, что она никогда не найдет его, и ее душа переворачивалась от одной мысли об этом.

Мэри заметила косой взгляд Вика, поняла, что эмоции отражаются на ее лице, и тут же взяла себя в руки.

Не распускайся! – приказала она себе и молча похромала вслед за своими мучителями.

Мэри сидела на кровати, обняв колени руками, и постанывала. Слезы катились по ее щекам и капали на светлые джинсы, оставляя на них мокрые пятна. Таких пятен уже было довольно много.

Не случилось ничего такого, из-за чего стоило бы плакать. Но иногда для слез вовсе не нужны веские причины. Мэри вдруг стало себя жалко. Не самое здоровое чувство. Впрочем, может быть, она была и не вполне здорова.

В конце концов Мэри разошлась так, что начала испытывать реальную физическую боль. Мэри скулила, словно несчастный щенок, и от этого ей становилось еще хуже.

Одинокая и страдающая. Никто не придет и не пожалеет. Жуть.

В комнату вошел Вик, как всегда без стука, и уставился на Мэри, удивленно моргая. Затем он медленно прикрыл дверь, сделал несколько шагов по направлению к плачущей женщине и замер перед ней, заложив большие пальцы рук за пояс. Поза завоевателя, мачо, настоящего мужчины или того, кто хочет казаться настоящим мужчиной. Мэри не отрывала взгляд от лица Вика, а слезы все еще продолжали течь по щекам.

– Ну и что случилось? – спросил Вик таким тоном, будто Мэри сама вызвала его к себе.

– Ничего, – ответила она и принялась вытирать слезы.

– Ты плачешь потому, что ничего не случилось? – уточнил Вик.

– Представь себе.

– Позвать Дока?

– Зачем он мне сдался?

Вик разглядывал Мэри с интересом патологоанатома.

– Ты заболела? – спросил он, пытаясь докопаться до причины ее слез, которой действительно не существовало.

– Что тебе тут надо? – спросила Мэри. Ей помешали жалеть себя, и это ее злило. Слезы высохли, и Мэри не терпелось отделаться от Вика.

– Пришел напомнить тебе о том, что через двадцать минут обед.

– Мне не нравится жить по расписанию, – сказала Мэри раздраженно.

Вик пожал плечами. На лице его было написано, что ему абсолютно все равно, как ей нравится жить.

– Не обедай, будь голодной.

Мэри задумалась, прислушиваясь к своим ощущениям.

– Я хочу есть, – сказала она и поднялась с кровати, чтобы привести себя в порядок.

Мэри подошла к зеркалу, взглянула на свое отражение и вздохнула. Глаза покраснели, но если умыться холодной водой, то не будет заметно, что она плакала. Она выглядела как обиженный ребенок. Мэри вдруг остро захотелось, чтобы кто-нибудь подошел к ней, обнял, погладил по голове и… И больше ничего не нужно. Только чувствовать, что кто-то есть рядом.

– Мне надо, чтобы ты меня обнял, – сказала Мэри, повернувшись к Вику.

Он не выказал удивления и, шагнув к ней, притянул Мэри к себе. Она обняла Вика двумя руками за талию и прижалась щекой к его груди. Мэри едва доставала ему до плеча. От Вика пахло его любимой туалетной водой. Запах был легким, но невыразимо мужским: морские нотки и свежесть утра. Мэри слышала, как ровно бьется его сердце. Она удовлетворенно улыбнулась. Вик обнимал ее, прижав к себе так крепко, как ей и хотелось. Она почувствовала себя защищенной. Это было именно то, что нужно. Мэри счастливо вздохнула. Через секунду она отстранилась от Вика и открыла дверь.

– Пошли обедать, – сказала Мэри.

3

– Она опять плакала, – сказал Вик, входя в кабинет Дока.

Тот сидел за столом и листал какой-то толстенный том. Он вопросительно посмотрел поверх очков на Вика и отложил книгу в сторону.

– При тебе?

– Я пришел к ней, чтобы позвать на обед, и застал в слезах.

– Причина?

– Как всегда сказала, что без причины.

– Неужели снова признаки депрессии? – настороженно спросил Док.

– Это тебе лучше знать.

Вик, оседлав стул, сел напротив Дока.

– Ты же сказал, что здесь ей станет легче.

Док раздраженно помахал рукой.

– Ничто невозможно предугадать. Она живой человек, а не механическая игрушка, которую можно разобрать, чтобы устранить неполадки. Я надеялся, что перемены ее развлекут. И вроде бы она даже стала повеселее в последние несколько недель. Ей здесь явно нравилось. Однако после того как Мэри подвернула ногу, все пошло прахом.

– Она очень хотела покататься на роликах. Мэри страшно любит на них ездить.

– Она все еще винит тебя в произошедшем?

– Ты же ее знаешь, Док, – сказал Вик. – Она винит кого угодно в своих бедах, кроме себя самой.

– Попытайся узнать, не хочет ли она домой, – попросил Док. – Только не спрашивай прямо. Просто вызнай, не скучно ли ей, не тоскует ли она по прежней жизни… и так далее.

– Хорошо, – кивнул Вик, – я постараюсь. Нужно ее привести к тебе?

– Нет, иначе она наверняка поймет, что ты рассказал мне о ее слезах.

– Она и так поймет, Док.

– И все же лучше лишний раз перестраховаться.

– Ладно. – Вик поднялся и поставил стул к стене.

– А завтра я сам с ней поговорю.

– Ладно, – повторил Вик и вышел из кабинета.

Мэри постучалась в дверь и замерла в ожидании ответа. Она никогда не входила, если не слышала приглашения. Иначе какой тогда смысл в стуке?

– Входите! – услышала она знакомый голос, но это был не голос Дока.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru