Пользовательский поиск

Книга Яркая звезда любви. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

— Прости меня, я знаю, что ты заслужила лучшего. Вероятно, ты намеревалась венчаться с Аленом в парижском соборе.

Сандрин взглянула на Уэйда. Ален? Она и думать о нем забыла. Даже не скучала о нем.

Уэйд обнял Сандрин.

— Мне нужно отвезти обоз в Орегон. Пока я займусь этим, ты можешь остаться с родителями.

— Где мы будем жить?

— Когда вернусь, тогда и решим. — Уэйд поцеловал Сандрин в щеку.

— Яркая Звезда! Колтер! — Красная Птица бежала к ним. — Пойдемте со мной. Вы должны пойти в нашу хижину.

— Зачем? — спросила Сандрин.

— Я и Сияющая Птица приготовили ее для вас. Вы с Колтером проведете в ней ночь.

— Нет, — быстро ответила Сандрин. — Я не могу выгнать вас. У вас и так почти не было времени, чтобы побыть вместе.

— У Бурого Барсука достаточно места. Мы можем погостить у него. Кроме того, мы уже перенесли наши вещи. Идите, там приготовлена для вас еда.

Сандрин не смотрела на Уэйда, пока они шли за Красной Птицей по селению. Казалось, что голоса людей и звуки барабанов стали громче. Сандрин знала, что праздник будет продолжаться всю ночь. Они дошли до хижины. Красная Птица уже приготовила для них жареное бизонье мясо с диким луком и картофелем.

— Спасибо, Красная Птица, — сказала Сандрин.

— Как всегда, ты слишком щедра, — добавил Уэйд.

— Это ваша брачная ночь. Рядом с вами сейчас нет близких, так что мы — ваша семья. — С минуту она молчала, глядя на обоих. — Я прожила с Седым Волком больше двадцати зим. Поглядите. — Она подняла длинную нитку бус, висевшую на поясе. — Красные бусины для лета, синие для зимы. — Красная Птица смотрела на бусины, поглаживая их руками. — Я не выбирала Седого Волка себе в мужья. Его выбрал мой отец. Мне он даже не понравился: был слишком занят собой. — Сандрин улыбнулась Уэйду. — Но мы поженились. Мы многое узнали друг о друге, и со временем дружба между нами выросла. У нас появилась Сияющая Птица, и наша дружба превратилась в любовь. Я не могу себе представить, какой бы была моя жизнь без этого человека. Я желаю того же вам двоим.

Сандрин торопливо вытерла слезы. Потом взяла за руку Красную Птицу.

— Спасибо тебе.

Красная Птица улыбнулась и вышла из хижины. Сандрин взяла мясо и попробовала маленький кусочек, не ощущая его вкуса. Странно, подумала она. По обычаям, принятым в мире ее отца, они не были по-настоящему женаты. Но по законам народа ее матери все наоборот.

— Ты устала?

— Нет, — поспешно ответила Сандрин. Снаружи раздался взрыв смеха, и Сандрин посмотрела на Уэйда. — Там как будто бы очень весело. Ты не хочешь прогуляться?

— Не думаю, что Седой Волк и Красная Птица будут рады, увидев нас там. — Уэйд поставил миску и откинулся назад. — Я устал, у меня такое чувство, будто последние шесть месяцев я не вылезал из седла.

— Прости, что тебе пришлось искать меня, Уэйд, — сказала Сандрин, отставляя свою миску.

— Мне не пришлось искать тебя Сандрин, я хотел искать тебя. Ты думаешь, я мог бы нормально жить, если бы с тобой что-нибудь случилось? — Он взял ее руку, мягко удержал в своей. — Всем известно о моих чувствах к тебе еще с тех пор, как мне исполнилось тринадцать. За эти годы ничто не изменилось. Сандрин отвела свою руку.

— Как ты можешь это говорить? Я уехала в Париж на пять лет. Собиралась выйти замуж за другого человека. Это тебя не беспокоило?

Уэйд равнодушно пожал плечами.

— Меня беспокоило это, пока я не увидел его. Тогда же я понял, что ты никогда не выйдешь за него. Он абсолютно другой человек!

— Откуда ты знаешь? Ты и меня совсем не знаешь, Уэйд.

— Я знаю тебя. Думаю, что знаю тебя не хуже, чем остальные, за исключением, может быть. Маленького Медведя.

Сандрин опустила глаза.

— Ты разве не знаешь, что со мной сделал Гроза Медведей? — Она удивилась, как холодно и отстранение звучал ее голос.

— Мне не нужно знать, — сказал Уэйд, двигаясь ближе. — Что бы ни было с Грозой Медведей, это не изменит моих чувств к тебе. Ничто.

— Почему ты всегда это делаешь?

— Делаю что?

— Сколько я тебя знаю, ты всегда говоришь добрые слова, когда мне очень плохо или когда я расстраиваюсь.

— Такой уж я грубый и бессердечный человек, наверное.

Сандрин не могла сдержать улыбки.

— Почему ты хочешь жениться на мне? Уэйд поднял подбородок Сандрин так, чтобы их глаза встретились.

— Потому что если мне повезет, то через двадцать лет ты будешь чувствовать ко мне то же, что и Красная Птица к Седому Волку.

Сандрин наклонилась вперед, положив голову Уэйду на плечо. Она чувствовала на себе его руки, обнимающие ее.

— Я никогда не любила Алена. Это было просто увлечение. — Она погладила его по лицу. — Я никогда не забывала о тебе. И всегда думала о твоей улыбке, о цвете твоих глаз… — Сандрин дотронулась до губ Уэйда. — Я никогда не забывала, что почувствовала тогда, когда ты поцеловал меня около озера.

Она затаила дыхание, когда Уэйд снова поцеловал ее. Сандрин обвила руками его шею, прижимаясь к нему. Она чувствовала его руки, гладящие ее по спине, ей хотелось забыться в теплоте его объятий. Но она оттолкнула его, качая головой.

— Прости.

Сандрин отвернулась, уткнувшись подбородком в колени и обхватив их руками.

— Ты не должен жениться на мне. Тебе нужна женщина, которая может отдать свою любовь полностью, Уэйд.

— Я могу подождать, — сказал он, целуя ее в щеку. — Полежи со мной. — Сандрин испуганно взглянула на него. — Просто я хочу чувствовать тебя рядом, Сандрин. Ты знаешь, что я не обижу тебя.

Сандрин прилегла на бок рядом с Уэйдом, отвернувшись от него. Она чувствовала его руку на своей талии, чувствовала тепло, исходящее от его по-мужски красивого тела. Она хотела его, но боялась. Боялась, что никогда не сможет доставить ему такого удовольствия, какое женщина дарит мужчине, боялась, что больше никогда не почувствует его прикосновений. Слезы жгли ее глаза, и Сандрин крепко зажмурилась, глотая их. Но несмотря на страх и мрачные предчувствия, лежа рядом с Уэйдом, она чувствовала спокойствие, какого никогда в жизни не испытывала. Теперь она была в безопасности и знала, что она желанна. Сандрин любила его — ей просто было нужно научиться показывать ему, как сильна ее любовь.

Глава 14

Оставалась последняя миля до форта Ренара. На последнем повороте Сандрин и Уэйд улыбнулись друг другу, пришпоривая лошадей. Сандрин любила это чувство, когда теплый ветер овевает тебя, вздымая волосы; она чувствовала себя веселой, как маленькая девочка. Отец сидел на крыльце перед лавкой. Он повернулся, увидел ее, и его лицо осветилось радостью. Пока Сандрин слезала с лошади и бежала к нему, он позвал ее мать. Через мгновение они уже заключили друг друга в объятия, смеясь и плача.

— Доченька, — тихо сказала Проливающая Слезы.

— Мама, — всхлипнула Сандрин, не в силах сдержать слезы.

— Мой Бог, — говорил Люк, качая головой. — С тех пор как Маленький Медведь сказал, что ты жива, мы ждали тебя. Я так рад, что ты здорова и невредима, Сандрин.

— У меня все хорошо, отец. Проливающая Слезы оглядела Сандрин.

— Ты такая же красивая, как всегда. Но выглядишь усталой. Ты голодна?

— Немного, — ответила Сандрин. Она подняла глаза, когда услышала шаги Уэйда на крыльце.

Проливающая Слезы подошла к Уэйду и взяла его за руку.

— Как мне благодарить тебя за спасение моей дочери?

— Ты не должна благодарить меня. Проливающая Слезы, — отозвался Уэйд.

— Но я должен, — сказал Люк, пожимая руку Уэйда. — Маленький Медведь сказал мне откровенно, что я был не очень справедлив. Прости, Уэйд. Я никогда не смогу отблагодарить тебя за то, что ты привез мою дочь.

— Все в порядке. Люк.

Ренар снова посмотрел на дочь.

— У тебя действительно все хорошо?

— Да, отец. У меня все прекрасно. — Сандрин взглянула на Уэйда. Она просила его пока ничего не говорить родителям об их свадьбе, потому что хотела сама рассказать им все.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru