Пользовательский поиск

Книга Во власти твоих глаз. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Глава 15

Накануне ночью «Натчез» шел с большой скоростью. Стало известно, что они на очень короткое время остановятся в Мемфисе, чтобы снять груз и забрать нескольких пассажиров. «Энни Джонстон» не шла обычным рейсом, но, тем не менее, «Натчез» уже начал догонять ее. Капитан Лидерс верил, что любой капитан должен, прежде всего, выполнять обычные обязанности, а потом участвовать в гонках.

Брук, ожидая возвращения Тревиса, подошла к борту и смотрела на утреннее оживление портовой жизни. В этот день Тревис, открыв золотой портсигар, нашел его пустым. В поисках сигар он сошел с парохода и направился в одну из лавочек, расположенных на берегу. Он обещал Брук вернуться еще задолго до отправления судна.

Брук уже остро почувствовала потерю, глядя, как он сходил с парохода. Она понимала, что это глупо. После прошлой ночи она знала, что он сразу же вернется, но волновалась, когда Тревиса не было рядом с ней. Она, наконец, узнала это таинственное чувство, называемое любовью, и была готова кричать всем и каждому, что она все-таки вполне нормальная женщина.

В надежде, что свежий воздух поможет ей привести свои мысли в порядок, она разбиралась в своих новых чувствах. Для Брук это была неизученная территория. Раньше она всегда чувствовала себя уверенно.

Могла ли любовь вызывать грусть?

Тревис не говорил ей, что любит ее, но Брук чувствовала любовь в том, как он обнимал и как смотрел на нее. Это было чудесно! В прошлом, когда она находила счастье, всегда появлялось что-то, что уносило это счастье прочь. Как это будет на этот раз? – думала она.

Со своего места Брук видела капитана Лидерса на верхней палубе, отдававшего приказания команде. Жорж Деволь, один из игроков, с которыми Тревис играл в карты, подошел к капитану. Он держал в руках высокий цилиндр, наполненный банкнотами и серебряными монетами.

– Капитан, – обратился Деволь к капитану. – Там на пристани находится одна бедная леди, вдова, и ее шестеро детей. Она рассказала мне, что пыталась сесть на «Энни Джонстон». Когда капитан Блейк узнал, что у нее нет денег, представьте, сэр, он выгнал ее с детьми с парохода. Тогда я пустил эту шляпу по рукам среди пассажиров и старших из команды, и я думаю, мы собрали достаточно, чтобы оплатить проезд этой семьи.

Капитан Лидерс отстранил шляпу.

– Отдайте деньги этой женщине. Они ей нужнее, чем мне. Я прикажу найти для нее место, – распорядился он. – Это так похоже на капитана Блейка.

Брук улыбнулась. Она предполагала, что капитан был хорошим человеком. Теперь она получила доказательства. Брук снова посмотрела на причал, ожидая увидеть возвращающегося Тревиса. Она не увидела его, а только пассажиров, готовящихся сесть на пароход. Кроме вдовы и ее детей, они возьмут еще четырнадцать пассажиров и какой-то груз.

Капитан Лидерс очень умело и быстро забрал груз и пассажиров. Теперь все, зная о гонках, поспешили взойти на палубу. Однако оставались еще старая женщина и молодая леди, которые, казалось, спорили с членом команды из-за багажа. Очевидно, тот уступил женщине, ибо она кивнула, и несколько человек бросились вниз и подняли весь багаж наверх. Багажа было намного больше, чем имеют при себе обычные пассажиры.

Краем глаза Брук заметила Тревиса, идущего быстрым шагом к пароходу. Когда Тревис начал подниматься по сходням и торопливо прошел мимо пассажиров, какая-то женщина с криком бросилась к нему и обняла его. И не только: эта наглая девка поцеловала его прямо в губы, что нисколько не встревожило Брук. У нее были крепкие нервы.

Брук наблюдала, как Тревис пытался оторвать руки молодой женщины от своей шеи. Затем к ним подошла пожилая женщина и поцеловала Тревиса в щеку. И только тут Брук поняла, что это были мать Тревиса и Гесиона. Вот уж не повезло, подумала она. Брук хотела провести с Тревисом еще немного времени перед возвращением домой и распутать эту неприятную путаницу, создавшуюся из-за того, что он женился не на той женщине. Она предполагала, что до возвращения матери Тревиса и Гесионы оставался, по меньшей мере, еще месяц.

Очевидно, все будет не так. Брук вздохнула. Ей не придется долго ждать встречи с ними.

Трио поднималось по сходням, Гесиона взяла Тревиса под руку. Его мать шла рядом, весело болтая о чем-то.

Когда они ступили на палубу, Брук услышала, как Тревис представляет их капитану Лидерсу, который казался олицетворением любезности.

Капитан извинился, ему еще надо было встретить других пассажиров и приготовиться к отплытию. Он лишь на час отставал от «Энни Джонстон».

– Отдать швартовы, – гаркнул капитан.

Тревис огляделся и нашел Брук. Увидев, он знаком подозвал ее.

Брук расправила пышную коричневую юбку и направилась к нему. Освободившись от Гесионы, он шагнул навстречу Брук.

– Думаю, ты знаешь, кто они. – Тревис кивнул в сторону матери. – Ты готова?

Брук, глубоко вдохнув, кивнула. Тревис, схватив ее за локоть, быстро очутился между ней и своей матерью.

– Мама, – сказал Тревис, обращаясь к ней.

Брук заметила, что его мать была небольшого роста, со смугловатой кожей и темно-каштановыми волосами, но глаза у нее были совсем другими, не такими, как у Тревиса. Они были зелеными и холодными, несмотря на то, что она в этот момент улыбалась.

– Многое произошло с тех пор, как вы уехали. Я бы хотел познакомить тебя с Брук Монтгомери, моей женой. Это моя мать, Маргарет Делобель.

Мать Тревиса начала кивать, но замерла, когда, видимо, слова сына дошли до ее сознания. Потрясенная Гесиона застыла перед ними.

– Что ты сказал? – спросила Маргарет, как будто не расслышала его слов.

– Мы поженились три дня назад, – поделился он. Затем взглянул на свою бывшую невесту. – Мне жаль, Гесиона.

– Как ты мог! – воскликнула Гесиона. Слезы потекли по ее хорошенькому лицу. – А как же я?

– Ты сошел с ума? – спросила сына Маргарет. – Ты же знаешь, мы покупали приданое для Гесионы. Ты забыл, что у тебя уже есть невеста?

– Нет, мама, я не забыл, но кое-что изменилось.

– Посмотри, как ты расстроил Гесиону. – Маргарет обняла рыдающую девушку. – Это какая-то ошибка, – настойчиво утверждала Маргарет, покачнувшись, словно собираясь упасть в обморок. Тревису пришлось поддержать ее. Она окинула Брук полным презрения взглядом. – Да к тому же эта женщина англичанка.

– Может быть, мне лучше проводить вас в вашу каюту? – предложил Тревис, оглядываясь на любопытных пассажиров, проходивших мимо них. – Отдохнув, вы почувствуете себя лучше.

– А что плохого в том, что я англичанка? – После разыгранной перед ней сцены Брук вновь обрела дар речи.

– Вы не креолка! – заявила Маргарет с горевшими от ненависти глазами.

Брук вздохнула: сколько раз за последнее время она слышала эту фразу!

– Но не всем же повезло родиться креолами. Уверяю вас, я не менее благородного происхождения.

– Вот вы пустили в ход ваш острый язык и оскорбляете меня, – огрызнулась Маргарет; как заметила Брук, она совсем не вы глядела такой больной, как минуту назад. Должно быть, она воспользовалась старой уловкой, придуманной уже давно, чтобы управлять Тревисом. Очевидно, он, в конце концов, научился не обращать на нее внимания. Маргарет обратилась к сыну: – Я бы хотела поговорить с тобой наедине.

– Если ты не возражаешь, – Тревис взглянул на Брук, – я провожу Гесиону и мать в их каюты. Увидимся у себя.

Брук кивнула и смотрела, как Тревис взял мать под локоть. Что еще она могла сделать? Его мать плохо восприняла новость, но это не было неожиданностью для Брук. Однако она не ожидала, что эти женщины устроят такой спектакль, да еще на публике.

Возможно, креолы не отличаются хорошими манерами, свойственными англичанам, с улыбкой подумала Брук.

Ей не хотелось идти в свою каюту, где ей нечем было заняться, кроме как беспокоиться из-за создавшейся ситуации, поэтому она повернулась и смотрела на последнего пассажира, поднимавшегося на борт.

– О Боже, – прошептала Брук. Неужели неприятностей еще не достаточно для этого дня? Она смотрела, как мужчина поднимался по трапу. Не просто какой-то мужчина, а граф Уотсбери.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru