Пользовательский поиск

Книга Во власти твоих глаз. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Джексон хотел, чтобы она каким-то образом исправила несправедливость, совершенную им. Она не знала, что он сделал, но догадывалась, что это связано с Тревисом, которому она все время причиняла неприятности.

Брук повернулась на спину и уставилась в темноту.

– Джексон, что бы вы ни задумали, ничего не получается, – сказала она в надежде, что он слышит ее. – И я все еще не вижу этой любви, о которой вы говорили. Помните, о той, что может длиться целую жизнь. Ее не существует, – вздохнув, сказала она и закрыла глаза. А слезы по-прежнему катились по ее щекам.

Глава 12

В день свадьбы похолодало, и наступили первые заморозки. Пришла, наконец, осень. Вместе с ней прибыл и мистер Джеффрис, появившийся, когда Брук завтракала.

Тревис накануне вечером предупредил ее, что они не увидятся до свадьбы в соборе Святого Людовика. Считалось, что иначе это принесет несчастье. Конечно, Брук об этом уже знала.

Элиза уехала домой, чтобы вместе со своей семьей присутствовать на службе, и утром Брук была предоставлена самой себе. Она пила горячий чай и думала, как теперь изменится ее жизнь.

Шум в холле вывел ее из задумчивости. Она не могла предположить, кто бы это мог быть. Радость охватила ее, когда, подняв глаза, она увидела входившего в столовую мистера Джеффриса.

Брук вскрикнула от восторга и вскочила на ноги, чуть не опрокинув бокал с водой. Она встретила его на середине комнаты и крепко обняла.

– Не могу поверить, что вы здесь, – сказала она, отпуская его. – Какая радость видеть вас, – добавила она, заметив, как он покраснел. В мистере Джеффрисе было что-то успокаивающее, что-то знакомое ей, в этом месте, где все окружающее было еще ей чуждо. Возможно, потому, что он был единственной нитью, связывавшей ее с прошлым. А также, возможно, потому, что он был старше и мудрее.

– Вы уже завтракали? – наконец спросила она, вспомнив об обязанностях хозяйки.

– Боюсь, что нет. Мне пришлось ехать всю ночь, чтобы прибыть во время, – сказал он, снимая шляпу. – Позвольте мне заметить, что эти старые кости не привыкли к бешеной скачке через горы и долины.

– Проходите, садитесь. – Брук подвела его к столу, заставленному блюдами с разной едой в таком количестве, которое было не под силу съесть одному человеку. – Надеюсь, вы голодны. Видите, сколько здесь еды.

Мистер Джеффрис с благодарностью сел за стол, Брук позвонила в медный колокольчик, и в комнату вошла служанка.

– Пожалуйста, принеси прибор для мистера Джеффриса. – Служанка убежала, а Брук повернулась к поверенному: – А теперь ешьте. У вас достаточно времени, чтобы отдохнуть и привести себя в порядок. Свадьба назначена на вечер.

Служанка принесла тарелку свежеподжаренных колбасок и яиц. Брук приказала подать еще один чайник. После ухода служанки мистер Джеффрис сказал:

– Вечерняя свадьба – это несколько необычно, не правда ли?

– Я знаю. – Она улыбнулась и, беря чашку и блюдце, вспомнила, что те же самые слова сказала она сама, когда Элиза сообщила ей о времени свадьбы. – Я бы предположила, что церемония должна проходить где-то в середине дня, как это делается в Англии, но это еще одна традиция креолов, по крайней мере, мне так сказали.

– Представляю, сколько в этой стране разных традиций. Я рад, что вы хорошо приспособились к здешней жизни, – улыбнулся он, расправляя салфетку на коленях. Потом добавил: – Его светлость был бы доволен.

– В самом деле? – Она знала, что в ее голосе было сомнение. – Я часто думала, зачем он прислал меня сюда. Я думала, что он предполагал дать мне шанс начать новую жизнь без проблем. Однако когда я приехала сюда, столкнулась с очень большой проблемой. – Брук усмехнулась и обвела рукой комнату, подразумевая и остальную часть «Старой рощи». – Почему он подарил мне только часть всего этого? Он мог бы отдать Тревису всю плантацию, и это было бы правильно.

– Я уверен, у него были на то причины. Вы увидите, что жизнь всегда будет удивлять вас неожиданностями, – сказал Джеффрис, щедро намазывая тост джемом. – И проблемами, – добавил он. Затем, заметив ее нахмуренные брови, он объяснил: – Сожалею, не могу вам дать необходимые ответы, но его светлость не счел нужным и мне объяснять свои соображения. Думаю, со временем вы поймете, что им двигало. – Он откусил большой кусок намазанного джемом тоста и потянулся за чашкой. – Но вы хотя бы счастливы?

Брук некоторое время смотрела на мистера Джеффриса, не зная, как ответить на его вопрос.

– Я как-то не думала об этом, – наконец призналась она.

– Может быть, следовало бы подумать.

Брук глубоко вздохнула.

– Честно говоря, я сама не знаю, как себя чувствую. Я приехала сюда, ожидая, что буду управлять плантацией, которая, как я думала, принадлежит мне.

– А вы могли бы самостоятельно управлять плантацией? – с некоторым сомнением спросил мистер Джеффрис.

– Вероятно, со временем, – пожав плечами, неохотно призналась Брук. – Тревис творит здесь чудеса, и его работники вместо того, чтобы бояться, обожают его. Я слышала, что делается на других плантациях. От некоторых рассказов просто тошнит. – Она помолчала. – Я хочу внести свою долю труда, но мне надо очень многому научиться.

– Я тоже слышал такие рассказы, – заметил мистер Джеффрис и вытер губы льняной салфеткой. – Но вы все еще не ответили на мой первый вопрос. Вы счастливы?

У Брук опустились плечи, когда она честно призналась ему:

– Я не могу сказать, что счастлива вполне. Дело в том, что мне так хотелось самой создавать свое будущее! И, откровенно говоря, в этом будущем не было места браку. А сейчас оказалось, что я делаю то, чего решила никогда не делать. – Брук вздохнула с долго сдерживаемым раздражением. – Но я напоминаю себе, что это лишь временно. Через год мы пойдем каждый своим путем.

– Вот как? – Мистер Джеффрис приподнял бровь и улыбнулся какой-то странной улыбкой. – Значит, вы трудитесь вместе как деловые партнеры? Думаю, это хорошее начало. Кто знает, каковы будут ваши чувства через год.

– Я уверена, наши чувства останутся такими же, как сейчас, – поспешила заверить его Брук.

«Почему нам захочется сохранить брак, когда мы не любим, друг друга?» – подумала она про себя. Однако какой смысл говорить это мистеру Джеффрису? И к тому же – что такое любовь? Она не смогла объяснить это Элизе, и почему-то Брук стало от этого грустно. Она никогда не знала этого единственного чувства, которое большинство людей ценили выше всех иных чувств. Так случилось, что она была лишена этого чуда.

– Мне действительно жаль, – сказал Джеффрис. – Кажется, я огорчил вас, но я не хотел этого.

– Это не вы, – ответила ему Брук. – Это горькая правда, но я не знаю, что такое любовь. Как-то на днях я пыталась объяснить это девочке и не сумела.

Мистер Джеффрис отодвинул стул.

– Позвольте не согласиться, – сказал он, убирая с колен салфетку. И, снова завладев ее вниманием, продолжил: – Мало кто из нас может объяснить, что такое любовь. Она неуловима, – сказал он, пожав плечами. – Вы не можете осязать ее, не можете видеть ее, но если вы ее нашли, она стоит всего золота мира.

– Вы говорите так, как будто знаете такую любовь, – задумчиво сказала Брук. – Вы знали? Вы нашли любовь?

– Когда я был моложе, – сказал он с мечтательной улыбкой.

– И?..

– Она была молода и прекрасна, само совершенство, – сказал Джеффрис. Судя по выражению его лица, он был где-то далеко, во власти воспоминаний. – Она вносила радость в мою жизнь и учила меня ценить простые удовольствия.

– И вы женились на ней?

Джеффрис улыбнулся.

– Как только смог, – сказал он, вспоминая с любовью эту таинственную женщину. – Мы провели вместе много чудесных лет.

– Что произошло потом? – не сдержала своего любопытства Брук.

Мистер Джеффрис совершенно изменился, говоря о своей жене.

– Если можно узнать?

– Она умерла от туберкулеза, – с грустью ответил он.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru