Пользовательский поиск

Книга Во власти твоих глаз. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Ей очень хотелось увидеть Шеннон и Джоселин. Это было бы прекрасно, но Брук знала, что это невозможно. Они были бы удивлены, узнав, что она первой из них выходит замуж. Конечно, они и не подозревали бы, что это брак не по любви, а скорее по расчету.

В комнату Брук ворвалась в вихре развевающихся юбок Элиза.

– Доброе утро, – радостно поздоровалась девочка и уселась на край постели. – Мамми велела мне сказать, чтобы вы решили, какое платье наденете на церемонию.

– Я как-то не подумала об этом, – призналась Брук.

– Но надо. Кузен Тревис сказал, что хочет устроить свадьбу по креольским традициям.

Брук отвернулась от своего туалетного столика.

– Я совсем ничего не знаю о креольских традициях. Как обычно одеваются невесты?

– Обычно шелковый муслин, отделанный жемчугом.

Брук подошла к гардеробу.

– Может быть, у меня найдется подходящее платье. – Она пересмотрела свои многочисленные платья, пока не нашла то, что искала. Шелковое платье кремового цвета, отделанное нежным кружевом. Она не помнила, для какого события оно было сшито, уж конечно, не для свадьбы, но Брук чувствовала, что оно подойдет для церемонии венчания.

Вынув платье из гардероба, Брук показала его Элизе.

– Это платье было сшито Чарльзом Уортом. Когда я уезжала из Лондона, он там был самым модным модельером.

– Оно прекрасно, – вздохнула Элиза. – Посмотрите на эти кружева, такие нежные. Может быть, когда-нибудь вы сможете отдать его мне как свадебное платье.

Брук улыбнулась:

– Тебе сначала надо немного подрасти, но мне было бы приятно, если бы ты надела то же самое платье, что и я, когда придет день твоей свадьбы. Мы можем создать семейную традицию.

– Я мечтаю об этом дне, – со вздохом сказала Элиза. – Расскажите мне, что такое любовь.

Брук растерянно взглянула на девочку, изумленная ее невинным вопросом. Она понятия не имела о таком чувстве, как любовь.

– Я… я уверена, она у всех разная, – замялась Брук, надеясь, что ее уклончивый ответ удовлетворит девочку.

– Но расскажите мне, какие чувства вы испытываете к Тревису, – настаивала Элиза.

Брук почувствовала, что ее загнали в угол.

– Иногда, когда я с ним, я чувствую внутри какое-то неудобство, – наконец выкрутилась Брук.

– Значит, влюбленность – это какое-то неудобство в желудке? – Элиза наморщила лоб. – Это звучит так, что в ней нет ничего восхитительного.

Брук рассмеялась, несколько ослабляя внутреннюю напряженность.

– Нет, это не так, но есть ощущение, что внутри тебя трепещут бабочки. – Может быть, это покажется Элизе более привлекательным. – И еще это волнение, когда он входит в комнату. – Брук на минуту задумалась. – Не знаю, как объяснить тебе, что такое любовь, но ты сама узнаешь, когда влюбишься, – неуверенно закончила Брук.

– Когда вы поняли, что любите кузена Тревиса?

«Когда я узнала, что мне нужен он, чтобы получить эту плантацию», – хотела сказать Брук, но не могла же она разочаровать ребенка, смотревшего на нее широко раскрытыми глазами.

– С первой же минуты, как я увидела твоего кузена, я подумала, какой он красивый. Думаю, меня влекло к нему с самого начала, и со временем мои чувства становились все сильнее.

– Он умеет целоваться?

– Да, умеет, – честно призналась Брук.

– Ладно, я и дальше буду мечтать, – сказала Элиза и добавила: – Завтра вы познакомитесь с моей семьей.

Брук резко повернулась.

– Тревис не говорил об этом. Но не поздно ли объявлять о помолвке, раз мы женимся в будущую пятницу?

Элиза еще шире раскрыла карие глаза.

– Вы не можете жениться в пятницу – это День палача. Вы поженитесь в будущий вторник.

Брук с удивлением посмотрела на девочку.

– Кажется, ты знаешь о моей свадьбе больше, чем я сама, – сказала она, немало возмущенная поведением Тревиса. Этот проклятый человек мог хотя бы что-то сообщить ей. Он будет выглядеть настоящим дураком, если его невеста не появится, потому что ей не сообщили ни точного времени, ни места.

Элиза хихикнула:

– Я знаю наши обычаи.

Брук повесила платье на дверцу гардероба и расправила юбки. Оно выглядело таким простым, но с кринолином под юбками оно будет прекрасным.

Она снова обратилась к девочке:

– Скажи-ка мне вот что, Тревис устраивал завтрак, чтобы отметить помолвку, для Гесионы?

Элиза скатилась с кровати.

– Нет. Гесиона хотела все отложить до ее возвращения с покупками. – Элиза хихикнула. – Теперь у нее будет гардероб и не будет мужа. Вот уж она удивится, когда вернется.

– Мне ее действительно жаль, – задумчиво заметила Брук. Она не знала эту женщину, но не могла не сочувствовать ей. – Особенно если она любит Тревиса.

– Фи, – сказала Элиза. – Гесиона любит только себя. – Элиза направилась к двери. – Я еду кататься верхом. Хотите со мной?

– Спасибо, с удовольствием. Может быть, мне удастся увидеть Тревиса во время нашей прогулки. Последнее время он, кажется, ни разу не возвращался домой к обеду вовремя.

Они выехали из дома, и Брук наслаждалась свободой и чистым воздухом. С тех пор как они вернулись после дуэли, она была прикована к дому, сначала выхаживая Тревиса, затем готовясь к свадьбе.

Смена обстановки подняла ей настроение.

Она чувствовала себя свободной. Но недолго она наслаждалась свежим воздухом и покоем. К сожалению, все кончилось, когда они поднялись на холм, с которого открывался вид на сахароварню. Повсюду горели костры, и обманчиво сладкий запах дыма доносился до них. Работники сжигали погубленный тростник и отбросы. Среди людей она заметила Тревиса. Он сошел с лошади, и, казалось, отдавал команды, как генерал.

Теперь она увидела собственными глазами, что натворила буря. Прекрасный урожай погиб. Неудивительно, что Тревис так поспешно решил жениться на ней.

Вот почему ей никогда не следует забывать, что этот брак – деловое соглашение.

Глава 11

Тревис без особого удовольствия ожидал встречи со своими родственниками за завтраком.

С некоторыми из них он предпочел бы никогда не встречаться. Но сейчас в этом была необходимость. И так все будут шептаться о его неожиданной перемене матримониальных планов, поэтому он постарается сделать все, чтобы соблюсти креольские обычаи. Для того чтобы перетянуть родственников на свою сторону, потребуется большая ловкость.

Чем дольше Тревис думал об этом необычном браке, тем больше он нравился ему. Случались вещи и похуже женитьбы на красивой женщине… красивой и очень желанной женщине.

Он знал, что Брук хотела его не меньше, чем он ее, поэтому, возможно, эта сделка была не такой уж плохой идеей. У него будут деньги, и женщина, и целый год удовольствий.

Почувствовав некоторое неудобство, он поправил свои панталоны. Последнее время мысли о ней вызывали эту досадную реакцию. В воображении он видел Брук с распущенными волосами в своей постели. Может быть, через год он избавится от этой женщины. Он выкупит ее долю и отправит ее своей дорогой.

Что может быть проще?

Тревис знал, что Брук, как и он, не хотела этого брака, возможно, они были похожи. Он установит несколько своих правил, и остальное не представит трудностей, думал он, подходя к двери комнаты Брук. Он постучал.

Дверь распахнулась, и Брук, удивленно ахнув, отскочила назад.

– Прошу прощения, – с улыбкой сказал Тревис. Его позабавил ее испуг. Он не мог представить Брук, боявшейся чего-либо.

В это утро в ярко-фиолетовом платье она выглядела прелестно. Ее щеки были цвета спелого персика, а золотистые глаза, когда она смотрела на него, блестели.

– Я пришел, чтобы сопровождать вас на завтрак.

– Благодарю вас, но, думаю, я смогу найти столовую сама, – сухо ответила Брук.

Тревис улыбнулся и предложил ей руку.

– Не сомневаюсь, что сможете, но этим завтраком мы отмечаем нашу помолвку. Нам следует выглядеть перед моими родственниками любящей парой.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru