Пользовательский поиск

Книга Во власти твоих глаз. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Брук сказала это так тихо, что Тревис напряг слух, разбирая ее слова.

– Я подбежала к ней, – говорила Брук. – Я тоже опоздала. Все, что я могла сделать, – это держать ее голову на коленях, пока кто-то не увел меня из-под дождя. Перед тем как уйти, я наклонилась и поцеловала ее в щеку.

Тревис не знал, что ей сказать. Большинство женщин заливались бы слезами, но Брук не издала и звука. Перед ним была совсем иная женщина, далеко не избалованная леди, какой он ее себе представлял.

Он с нежностью взял Брук за подбородок и посмотрел в ее глаза, сверкавшие от невыплаканных слез.

Тревис говорил себе, что ему надо остановиться.

Но оказалась, не так просто послушаться собственного совета. Что такого было в Брук, что заставляло его пылать… желать прикоснуться к ней… желать познать ее? Обычно он умел избавляться от женщины, но эта была совсем другая. Может, если он поцелует ее, она сбежит? А он удовлетворит свое любопытство.

Не в силах более сопротивляться ее очарованию, Тревис наклонился. Ее ресницы затрепетали, глаза закрылись, а руки скользнули под его одежду и обхватили спину. Она вздохнула, сдаваясь, а его губы наслаждались сладостью и мягкостью ее губ. Боже, какое наслаждение!

Тревис смутно слышал отдаленный раскат грома и шум дождя, стучавшего по перилам веранды, но внутри его самого бушевала гроза, не уступавшая по силе стихии за окном.

Брук была захвачена врасплох. Обычно она знала, когда мужчина собирался поцеловать ее, и затем все шло по задуманному плану. Но как раз в тот момент, когда Тревис собирался поцеловать ее, взгляд его синих глаз, в которых было столько тепла и понимания, скользнул вниз к ее бедрам. Чувственность, пробудившись в ней, ошеломила ее, полностью лишив способности мыслить.

Его поцелуй был нежным, нежнее, чем она могла ожидать от такого мощного мужчины. Он был так нежен с ней, что Брук захотелось плакать. Безумное желание пронзило ее тело, никогда в жизни ей не приходилось настолько терять самообладание.

Где-то в самой глубине души она чувствовала себя девственницей, казалось, она никогда не занималась любовью. Он раскрыл ее губы, и она застонала от наслаждения. Брук ласкала языком его язык, и приятная дрожь пробегала по ее спине.

Тревис на мгновение оторвался от нее.

– Будь я проклят, – пробормотал он и снова прижал ее к себе, жадно овладевая ее губами. Он провел рукой по ее спине, и его рука осталась лежать на ее бедрах.

Брук заставила его желать ее, а он, в свою очередь, заставил ее желать его. Это было для нее неожиданностью. Она к такому не привыкла.

Но за последние пару лет она, казалось, забыла, как обращаться с мужчинами. Или потеряла вкус к обольщению. Может быть, ей хотелось большего.

Тревису удалось превратить ее мозги в кашу.

Ее тело сливалось с его телом, и Брук чувствовала, как сильно он хочет ее. Все, что ей оставалось сделать, – это одно движение… чтобы подтолкнуть, поощрить его… но она не могла. Она не могла!

Брук шевельнулась, и губы Тревиса скользнули вниз. Он целовал ее шею восхитительными поцелуями, сводившими ее с ума. Разум подсказывал Брук протянуть руку и взять то, что ей нужно, но какой-то тихий голос, которого она не слышала раньше, твердил: «Я хочу большего». Она оттолкнула Тревиса, и это удивило ее не меньше, чем его.

Выражение его лица мгновенно изменилось, и он быстро взял себя в руки.

Тревис никогда не обнимал женщину, подобную ей. Она просто была создана для него. По мере того как он приходил в себя, у него до боли сжимало грудь. По крайней мере, она первой овладела собой.

– Это была ошибка, – с трудом произнес Тревис. – Очень жаль, но я женюсь на другой.

Брук смотрела на Тревиса, сознавая, что потеряла рассудок. Он принадлежал ей, прямо там, где она хотела, однако она остановилась и не имела представления почему. Ей больше нечего было делать, нечего было сказать, и она ушла.

Проклиная свой разум за вмешательство.

Она не помнила, как вышла из комнаты. Единственное, что не выходило у нее из головы, было «почему?».

Брук все же надеялась, что Бог вернет ей разум.

Глава 8

Что же, черт побери, с ней происходит?

Этот вопрос снова и снова возникал в голове Брук. Прошлой ночью она забыла все об искусстве обольщения. Она давно научилась заглушать свои чувства, и это всегда помогало ей выжить.

Отпустив Милли Энн, Брук подошла к окну, хотя не собиралась смотреть на улицу. Ей нужно было несколько минут побыть одной. Взглянув в окно, она увидела, как несколько слуг убирают поваленные деревья, оставленные ночной бурей. Возможно, ветер и утих, но в душе Брук буря бушевала с прежней силой.

Она закрыла глаза и медленно, глубоко вздохнула, Брук все еще чувствовала колдовские поцелуи, которыми они с Тревисом обменивались прошлой ночью. Она все еще ощущала их вкус.

Брук в своей жизни целовала многих мужчин, но это были вялые влажные поцелуи или мгновенные прикосновения. Тревис заставил ее почувствовать то, чего она никогда не чувствовала раньше. Она не могла и представить, что можно оказаться во власти такого всепоглощающего желания – не только плотского желания, а какого-то незнакомого ей чувства, названия которому она не знала.

В этом и была вся сложность.

Она утратила контроль над ситуацией, а теперь не знала, что делать.

Брук снова закрыла глаза и покачала головой. Как она могла так сглупить? Первый урок, усвоенный ею много лет назад, – это никогда не допускать мужчину слишком близко. Никогда не позволять ему знать ее мысли и всегда держать его на расстоянии. Этому правилу она старалась не изменять.

Таким образом, когда наступало время, она могла уйти без малейшего сожаления. Некоторые поклонники просили ее остаться с ними, но она отталкивала их. Брук так долго требовала соблюдения собственных условий, что начала искренне верить, что у нее в венах не кровь, а лед.

Брук помнила какого-то русского князя, который писал ей: «Я путешествовал по горам Урала в карете, где напротив меня стоял ваш портрет. Я жажду увидеть вас, Брук. Пожалуйста, вернитесь ко мне». Она могла бы получить от князя все, чего бы ни захотела, но она так и не вернулась к нему.

Может быть, у нее действительно в венах лед?

Так что же случилось, отчего растаял лед?

Ей Тревис даже не нравился. Ей не может нравиться мужчина… или может? Нет, он ей не нравился, твердо заявила она себе. От него, должно быть, легко избавиться. Она просто забыла о деловой стороне их отношений. Вероятно, ей необходимо поговорить с Тревисом. Она напомнит ему, что они оба деловые люди и поэтому им следует уладить ситуацию, приняв решение, выгодное для них обоих.

Стук в дверь спальни прервал ее размышления.

– Войдите, – сказала Брук, поворачиваясь к двери.

– Доброе утро. – В комнату, подпрыгивая, вбежала Элиза. – Нам не хватало вас за завтраком.

– Сегодня утром мне не очень хотелось есть. – Брук понимала, что девочка имеет в виду себя. – Твой дядя все еще внизу?

– Нет, кузен Тревис поехал посмотреть, какой вред прошлой ночью причинила гроза. Не могу поверить, но я все проспала.

– Я тоже не могу поверить. Я не могла уснуть почти всю ночь, – призналась Брук. Она все еще не могла опомниться от ярости бушевавшей грозы, но не считала нужным обсуждать это с девочкой.

– Вы должны были зайти в мою комнату, – сказала Элиза, присаживаясь на краешек кровати. – Я бы составила вам компанию.

Брук почувствовала, что краснеет.

– Я тогда об этом не подумала. – Она действительно в то время не могла думать. Она не добавила, что это было бы намного безопаснее, чем там, где она тогда находилась.

– Угадайте!

– Что? – спросила Брук, поняв, что Элиза пытается ей что-то втолковать.

– Кузен Тревис сказал, что я могу сегодня ненадолго выйти к гостям. Так что мне надо, чтобы вы помогли мне выбрать самое лучшее платье.

– С большим удовольствием. – Брук подошла к девочке и протянула ей руку. Это поможет ей думать о чем-то другом, а не о Тревисе. – Пойдем, посмотрим, что нам надо сделать.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru