Пользовательский поиск

Книга Во власти твоих глаз. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Действительно, это был странный дом со странными порядками. Экономка говорила с необычным французским акцентом, а повар устанавливал правила приема пищи. И она совсем не удивится, если из стены выскочит привидение. Оно, вероятно, тоже не одобрит ее присутствия, с содроганием подумала Брук.

Станет ли она когда-нибудь здесь своей?

Мамми сообщила одну интересную подробность. Мать Тревиса и невеста не вернутся раньше ноября. Это была действительно хорошая новость. У Брук есть время завлечь Тревиса в свои сети и обосноваться здесь хозяйкой до приезда этих двух женщин.

Им с Тревисом требуется прожить в браке год, а потом они смогут разойтись. Тогда, если он по-прежнему будет желать мисс Гесиону, то – пожалуйста. Брук охотно предоставит ему свободу, если Гесиона захочет его. Эта мысль вызвала у Брук улыбку.

Глава 4

Брук с трудом заставила себя проснуться, когда первые лучи солнца пробрались в комнату сквозь оконное стекло. Утро настало слишком быстро, и она была еще не готова встретить новый день. Устроившись поудобнее под одеялом, Брук попыталась привести свои мысли в порядок.

Первая неделя пролетела быстро. Она старалась укрепить свое положение в доме, но это оказалось нелегкой задачей, поскольку ее считали чужой и не посвящали в дела плантации. Брук не раз напоминала себе, что ей надо набраться терпения. Чтобы покорить не только прислугу, но и Тревиса, требовалось время.

Наконец наметились какие-то сдвиги. Некоторые слуги останавливались, чтобы спросить ее совета, а не притворялись, как раньше, что не замечают ее. Брук сочла это значительным шагом вперед.

Она подумала, что было бы полезно предложить свою помощь и пойти вместе с детьми собирать орехи в пекановой роще, расположенной позади большого дома. Раньше она не очень любила детей, но решила, что должна делать что-нибудь полезное, поэтому собрала четырех мальчиков, трех девочек, взяла несколько плетеных корзин и отправилась в рощу.

К своему величайшему удивлению, Брук обнаружила, что с удовольствием проводит время с детьми. Она им явно понравилась. Так приятно было слышать их веселый смех!

Джордж, которому на вид было лет девять, заявил, что он – трясун. Конечно, Брук пришлось спросить, что делает трясун.

Он, с гордостью выпятив худенькую грудь, объяснил ей:

– Это самый главный человек, потому что достает орехи с дерева.

– А как же ты собираешься достать орехи? – спросила Брук. – Дерево очень высокое.

Джордж широко улыбнулся, белые зубы блеснули на его темном лице.

– Подержите это, мисс Брук. – Он протянул ей шест, сделанный из тростника. – Я залезу на вот это дерево.

– Оно довольно высокое, – предупредила она.

– Это не важно, – с непоколебимой уверенностью ответил Джордж. Он подошел к огромному дереву, под которым двое других мальчиков сплели пальцы рук и подсадили его. Благополучно добравшись до второй ветви, он крикнул Брук, чтобы она подала ему шест.

– Будь осторожнее.

– О, мисс Брук, я уже делал это тысячу раз.

Она была уверена, что он не взбирался на это дерево тысячу раз, но отдала должное его отваге: он лазал проворно, как белка, забираясь на самые высокие ветви. Добравшись до верхушки дерева, он начал ударять по ней шестом, и орехи дождем посыпались вниз на землю.

Брук поставила корзину.

– Давайте посмотрим, кто соберет больше всех орехов. Победителя ждет особая награда. – Глаза детей разгорелись в предвкушении приза. – По местам, начали, – сказала она, и дети разбежались в разные стороны.

Она смеялась, видя, как они бегают вокруг дерева, превращая скучный сбор орехов в веселую игру. Брук не помнила, когда еще она получала удовольствие от таких простых вещей.

Она со своей шумной командой вернулась на кухню с несколькими большими корзинами, до краев наполненными орехами. Брук попросила Кэти, одну из девушек, трудившихся в кухне, дать детям печенье и молоко, объявив их всех победителями.

Находившиеся в кухне улыбались Брук, и она подумала, что доброта была редкостью, которую они не привыкли получать от хозяйки дома.

Брук предполагала, что слуги постепенно приходят к выводу, что она, в конце концов, не такая уж плохая Приятно было чувствовать себя полезной. Слава Богу, мамми занималась домом, Проспер – кухней. Брук до сих пор не видела таинственного повара. Он уехал к одному из своих родственников, но, как ей сказали, должен был скоро вернуться. Мамми ведала всем понемногу, и всех это вполне устраивало.

Брук по-прежнему пыталась расположить к себе экономку. Она представляла, как ее появление обижает эту женщину.

Брук с улыбкой вспоминала прошедший день и потянулась, еще не желая расставаться с теплыми одеялами. Несмотря на все трудности, с которыми она столкнулась, приехав сюда, Брук радовалась, что оказалась в Америке. В Лондоне ее охотно приглашали на званые вечера, и она даже в какой-то степени была законодательницей моды, но она никогда не была членом общества. Всегда кто-то перешептывался за ее спиной. Теперь у нее появился шанс зажить нормальной жизнью, даже если ей предстоит решить здесь кое-какие проблемы.

Медленно приходя в себя, Брук окинула взглядом комнату. Она действительно не могла пожаловаться на свои апартаменты. Они находились в конце коридора, и здесь было очень тихо. Ночью она слышала лишь доносимые ветром крики ночных птиц.

Стены были окрашены в теплый розовый цвет. Кровать с пологом на четырех столбиках из красного дерева была большой и мягкой, с пуховыми стегаными одеялами из розово-кремового шелка. В общем, комната была очень красивой.

Какой-то треск привлек внимание Брук, и она приподнялась на локтях, чтобы посмотреть, что это. Очевидно, одна из горничных, обслуживавших верхний этаж, тихо вошла, когда Брук спала, и разожгла в мраморном камине небольшой огонь. Такое внимание порадовало Брук, поскольку ночи оказались на удивление холодными по сравнению с приятными теплыми днями.

Она зевнула и рискнула высунуть одну ногу из-под теплых одеял. Теперь, когда горел камин, воздух в комнате достаточно прогрелся. Ей не решить свои проблемы, предаваясь праздности, поэтому Брук откинула одеяла и вылезла из постели.

В этот день уезжал мистер Джеффрис, ему надо было закончить несколько дел до отъезда в Англию. Прошлым вечером он объяснил, что дела других клиентов требуют его присутствия в Сент-Луисе, где он пробудет пару месяцев. Затем он убедится, что Джоселин хорошо устроена в ее доме в Нью-Йорке.

Мистер Джеффрис высказал мысль, что его отъезд даст Брук и Тревису время побыть одним и таким образом узнать друг друга получше. Брук сомневалась, что даже десять лет наедине с Тревисом смогли бы ей помочь.

Он откровенно избегал ее. Однако до сих пор ему удавалось удостаивать их своим присутствием каждый вечер за обедом. Хотя разговоры по-прежнему не ладились, Брук продолжала свои попытки.

Тревис проявлял себя как крайне упрямый человек, и Брук медленно училась терпению – непростая задача для того, у кого его нет.

Если она в ближайшее время не найдет способа заставить Тревиса разговаривать с ней, то в ближайшее время вновь окажется на улице.

Брук плескала холодную воду на лицо, вспоминая испепеляющие взгляды, которые Тревис не раз бросал на нее за обедом. Она часто задавалась вопросом, о чем думает этот невыносимый человек, когда так пристально изучает ее. О чем бы он ни думал, он очень хорошо умел скрывать свои мысли.

Будь он проклят!

Она вздохнула. Тревис Монтгомери был чрезвычайно загадочной личностью. Брук не знала, сумеет ли она пробиться сквозь его ледяную раковину. Она подозревала, что Тревис пытается прогнать ее своей грубостью, но у него ничего не получится. Ее нельзя было упрекнуть в отсутствии настойчивости.

Она должна стать для него необходимой как воздух, но ей нужен безупречный наряд. Она давно не практиковалась во флирте, задумчиво улыбнулась Брук.

Прошло два года с тех пор, как она рассталась со своей прежней жизнью. После переезда в дом герцога всевозможные уловки ей больше не требовались. В эту минуту она чувствовала себя как истинная девственница… Ну, может быть, как очень опытная девственница. Брук вновь усмехнулась.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru