Пользовательский поиск

Книга Весенние сны. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

Глава 20

День за днем, с рассвета до заката, погонщики переправляли стадо годовалых бычков в резервацию индейцев навахо. За это время Анастасия узнала от них, что перегнать две сотни голов скота из долины Литл-Колорадо в форт Дефианс – это то же самое, что перегнать три тысячи лонгхорнов из техасской глубинки на север Канзаса.

Это был адский труд. Тело бунтовало, ум порой отказывался воспринимать происходящее, особенно когда в середине ночи приходилось вставать и утихомиривать стадо. Как ни странно, песни, которым Анастасию научили погонщики, удивительным образом попадали в ритм шага лошадей и на самом деле успокаивали скот. Бычки снова укладывались на землю, и вскоре она, как и остальные работники, уже спокойно воспринимала эту работу всего лишь как двухчасовую отсрочку заслуженного отдыха – никоим образом нельзя было допустить, чтобы скотина беспокойно металась всю ночь по округе.

Когда Анастасия все же настояла на своем участии в перегоне скота, Хок сказал, что она обязательно сбросит вес, – так оно и получилось.

В первый день перегона она ехала в группе подгоняющих, что считалось самым трудным участком в такой работе, – подгоняющие оказывались позади всего стада, и поднятая сотнями копыт пыль летела на них. Рот и нос им приходилось прикрывать платками, чтобы можно было хоть как-то дышать. Два дня она была подгоняющей, а потом ее перевели в группу погонщиков. Погонщики ехали по обе стороны стада. Еще через пару дней ей разрешили перейти вперед, вести стадо. Один раз она это уже делала, когда с Хоком и индейцами тева они угоняли скот у Латимера. Хок тоже находился среди ведущих, и Анастасии особенно нравилась эта работа, потому что теперь они все время были вместе.

Они преодолели почти половину пути и завтра должны были достичь земель навахо. Хок предупредил Анастасию, что именно этот момент Ти Эл может выбрать для засады, чтобы отбить и угнать скот Спенсеров и тем самым нанести непоправимый урон его ранчо. Кроме того, Латимер скорее всего постарается, чтобы все выглядело как налет кровожадных навахо. Хок считал, что Латимер снова нападет на закате, как он сделал это на ранчо Хокинса тринадцать лет назад, поэтому, чем ближе к вечеру клонился день, тем сильнее волновалась Анастасия в ожидании предстоящей схватки. Особенно она боялась за Хока. Латимер был жестоким бойцом и в средствах неразборчивым.

Обернувшись, Анастасия посмотрела на Хока. Все предыдущие пять дней он жил в напряженном ожидании предстоящего, однако сегодня был как-то особенно настороже, потому что знал Латимера и понимал, на что тот способен.

Индейцы тева, соплеменники Хока, тоже должны были участвовать в его планах. Только им он мог полностью доверять – людей с ранчо втягивать в свои дела ему не хотелось, потому что он доподлинно не знал, кому из парней может все рассказать, а кому – нет. Да и подвергать их лишней опасности тоже не стоило – к этой схватке они не имели отношения. Сейчас Хок как раз и ждал известий от тева. Поскольку даже самые продуманные планы могут не осуществиться, он зорко вглядывался в лежащую вокруг прерию, что тянулась до горизонта. Анастасия тоже старалась быть внимательной и ехала все время рядом, настояв на том, чтобы не отходить от Хока ни на шаг. Тот в конце концов согласился с ней, хотя поначалу требовал, чтобы она перебралась в конец стада в повозку к Хулио, но Анастасия стояла на своем, и ему пришлось сдаться, понимая, насколько важно для девушки быть в такой момент рядом с ним.

Солнце все ниже клонилось к западу. Анастасия с Хоком все чаще озабоченно посматривали в том направлении, в любой момент ожидая нападения. Все чувства обострились до предела, даже лошади, словно ощущая настроение своих седоков, тихонько ржали и трясли гривами.

Вскоре солнце начало опускаться за горизонт. Небо окрасилось сначала розовым, потом алым, красным, багровым, фиолетовым... И вот наконец индейцы тева подали долгожданный знак. Вдалеке, со стороны заката, совершенно неожиданно неведомо откуда возник одинокий всадник. Хок и Анастасия напряглись, но тут же успокоились, потому что всадник этот принялся скакать туда и обратно, все суживая круги, пока не остановился точно в том месте, где появился. После этого он хлопнул лошадь ладонью по крупу и умчался в сторону заката, очень быстро затерявшись в бескрайних просторах.

Хок повернулся к Анастасии. На губах его играла хищная улыбка. Он мотнул головой в ту сторону, куда ускакал одинокий всадник, и Анастасия направила туда своего мустанга. Хок бросил несколько слов загонщикам и догнал ее.

Теперь они скакали по прерии в направлении видневшихся вдалеке нескольких столовых гор.

– С этого момента, Анастасия, я хочу, чтобы ты полностью вышла из игры. Ловушка захлопнулась, и мое время наконец пришло. Оставь мое – мне, хорошо?

Анастасия кивнула, однако страх за Хока сжал ее сердце. «Боже мой, так близко освобождение от призраков прошлого, счастливая жизнь вдвоем, и так близко смерть», – подумала она с леденящей душу тоской.

– Я понимаю, Хок. Только... – Анастасия запнулась.

– Верь в меня, Стейси, верь. Пожалуйста.

Глаза Анастасии на мгновение застлали слезы. В горле стоял ком, мешая говорить. Она поспешно отвернулась – ей не хотелось, чтобы он увидел, как она за него боится. Анастасия не сомневалась в Хоке, всем сердцем, всей душой верила в него, но боялась Латимера – ведь этот старый лис хитер и коварен, как никто, и слово «честь» для него ничего не значит. А вот у Хока чести слишком много. «Нет, это все глупости, – упрекнула себя Анастасия. – Не надо сходить с ума, все должно быть хорошо». Она решительно повернулась к Хоку, и тот, почувствовав ее взгляд, посмотрел ей прямо в глаза.

– Да хранят тебя духи предков, Хок.

Он улыбнулся, как если бы последние сомнения и колебания оставили его, и сказал:

– Не бойся за меня, Женщина Весны. Духи предков принесут победу.

Он пришпорил коня, и они поскакали прямо на заходящее багровое солнце.

Очень скоро стадо осталось где-то позади. Анастасию поразила тишина вокруг, от которой она уже успела отвыкнуть за эти дни. Казалось, само время на мгновение приостановило свой бег в ожидании грядущей справедливости. Ни ветерка, ни шороха, лишь темнеющее небо над головой, расцвеченное красками заката.

Внезапно две дюжины воинов тева выехали откуда-то и встали в отдалении, окружив белого человека и десяток его подручных. Хок и Анастасия подъехали ближе, и девушка увидела, что среди них нет молодого Латимера, – похоже, их догадка о его непричастности к кровавым преступлениям отца была правильной.

Хок кивнул индейцам и обратился к Латимеру:

– Хотели повидаться со мной?

Ти Эл сплюнул на землю и злобно прошипел:

– Жаль, что не проверил тогда, подох ли ты, ублюдок, вместе со своими родичами!

– Можешь еще разок попытаться, – ровным голосом сказал Хок и спрыгнул со своего мустанга. Анастасия тоже спешилась. Двое индейцев молча подошли и взяли их коней под уздцы.

Хок встал в нескольких шагах от Латимера, который, окруженный индейцами, стоял со связанными кожаным ремнем руками.

– Все еще хочешь убить меня? – вкрадчиво спросил Хок. Водянистые голубые глаза Латимера вспыхнули неприкрытой ненавистью.

– Удушил бы с радостью, и не только тебя, но и всех этих краснорожих ублюдков!

Хок не спеша оглядел стоявших вокруг индейских воинов, которые охраняли людей Латимера.

– Сейчас не твой выбор, Латимер. Теперь в любой момент могут убить тебя да и всех твоих головорезов в придачу.

– Развяжи мне руки, чертов недоносок, и я тебе покажу, кого я могу убить!

– Отлично, – кивнул Хок. – Значит, хочешь драться?

Ти Эл еще раз сплюнул на землю.

– Если это будет гнусная индейская потасовка, я драться с тобой не буду.

Воцарилась тишина, как если бы Хок размышлял над услышанным, а затем сказал:

– Я думаю, Латимер, мы сможем договориться.

– Только руки мне развяжи! – взревел тот в ответ.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru