Пользовательский поиск

Книга Весенние сны. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Глава 17

Анастасия увидела, что Хок с лицом, перекошенным от ярости, несется прямо на нее. Она ахнула, поняв, что ярость эта вся целиком направлена только на нее, и поспешно начала залезать на лошадь, чтобы улизнуть от осатаневшего Хока, но успела только сунуть ногу в стремя. Вихрем налетевший Хок буквально сорвал ее с лошади и перебросил лицом вниз через свое седло.

Сделав круг, он вернулся, подхватил мустанга Анастасии под уздцы и пустил своего коня галопом по высохшему руслу обратно к скалам. Взбешенная, Анастасия задергалась, пытаясь высвободиться, но Хок намертво прижал ее к спине лошади, заставляя в полной мере переносить мучительную скачку в таком малоудобном положении.

Доскакав до скал, Хок остановил мустангов, спустил Анастасию на землю и только после этого соскочил сам. Доведенная до белого каления, Анастасия, тяжело дыша, отступила на несколько шагов, подбоченилась и бросила Хоку:

– Я не потерплю таких...

Договорить она не успела. Хок выдернул из кучи травы и сучьев, которую набросали индейцы, чтобы скрыть следы стада, здоровенную еловую ветку с крупными зелеными иголками и с решительным видом направился к Анастасии. Поняв его намерения и не узнавая своего любимого Хока в этом высоченном мрачном краснокожем, одетом в одни лишь мокасины и набедренную повязку, она кинулась было бежать.

Но на сей раз ей не было дано ни остановить, ни обогнать Хока. Не успела она сделать и нескольких шагов, как он настиг ее и схватил поперек туловища.

– Хок, не вздумай меня бить! Я...

– Ты меня донимала всю ночь, – зло перебил он ее. Она вскинула на него глаза и вдруг увидела, что гнев, которым горел его взгляд, уступил место страсти. Ветка выпала из его руки. Анастасия тоже почувствовала, как злость покидает ее и уступает место гораздо более приятному чувству.

– Господи... Хок... – выдохнула она. Дышать вдруг стало трудно, потому что сердце, переполнившееся нежностью, застучало под самым горлом.

– Стейси, иди-ка сюда, – отрывисто бросил Хок. – Тебе за многое придется расплатиться. – Голос у него вдруг стал сиплым.

– Нет.

– Вот как? Опять – нет? Бунтуем?

– Вот именно. Иди ты ко мне.

Он блеснул улыбкой. Весь гнев его как-то сразу испарился. Хок уселся, скрестив ноги, на землю, быстрым движением усадил Анастасию к себе на колени и обнял сильной рукой за талию. От прикосновения его горячего нагого тела по спине Анастасии пробежала сладкая дрожь.

– Ты бесстыдник, Хок. Ходишь чуть ли не голый.

– А так мне легче к тебе приставать.

Анастасия рассмеялась и выговорила в притворном ужасе:

– О, великий сильный воитель, пожалуйста, не обижай меня.

Он что-то проворчал в ответ и вдруг уткнулся лицом ей в шею, легонько прихватил нежную кожу зубами, отпустил и прошептал:

– Я тебя сейчас буду совращать, а потом уже и рассчитаемся.

Анастасия погрузила пальцы в его густую шевелюру и чуть охрипшим голосом ответила:

– В таком случае совращай меня, и я буду считать, что мы квиты.

Хок отыскал губами ее рот, чуть приоткрытый в ожидании поцелуя, губы их слились, погружая обоих все глубже и глубже в омут любовной страсти, в водоворот чувств, который неудержимо затягивал их в сладкую бездну наслаждения, блаженства и единения.

Анастасия чуть слышно застонала и обняла Хока, чувствуя ладонями, как напрягаются мышцы у него на спине, как его охватывает желание. Он все сильнее сжимал ее в объятиях, прижимая к груди, как если бы ему хотелось слиться с любимой в одно целое.

Она откинула голову на сгиб его локтя и снова застонала, когда он принялся покрывать горячими поцелуями ее нежную шею. Широко открытыми глазами Анастасия смотрела в небо над головой, на мерцающие в темной бездне звезды и серебристый диск полной луны, но очень скоро забыла обо всем, потому что ласки и поцелуи Хока захватили ее всю, заставив откликаться на каждое прикосновение рук и губ возлюбленного.

Он что-то пробормотал и начал расстегивать на ней одежду. Анастасия настолько разомлела в его объятиях, что была не в состоянии помочь ему справиться с пуговицами и застежками, желая лишь одного – чувствовать его ласки, познавать его тело и раскрываться, раскрываться и раскрываться навстречу его любви.

– Черт! – глухо выговорил Хок. – Почему ты мне не поможешь? Я не могу...

Искреннее отчаяние в его голосе слегка отрезвило Анастасию, и она зашевелилась, не меньше, чем он, желая полноты соприкосновения их тел. Дело продвигалось медленно, потому что руки влюбленных постоянно сталкивались, спеша к единению, которого оба страстно желали поскорее достичь. Но наконец одежда отброшена в сторону, следом за ней последовали ботинки, из прически извлечены заколки, и волосы серебристо-золотой волной рассыпались по обнаженным плечам.

Хок со стоном зарылся лицом в этот мягкий пушистый поток.

– Сегодня, Стейси, ты меня до смерти напугала. Если бы с тобой что-нибудь случилось, я просто не знаю... я сомневаюсь, что смог бы продолжать жить без тебя.

– Хок... – только и смогла выговорить Анастасия, прижимая его голову к своей груди и покрывая макушку жаркими частыми поцелуями. – Прости меня за то, что доставила тебе столько беспокойства, но мне так хотелось быть рядом с тобой во всем. Я не хочу все время прятаться у тебя за спиной, мучаясь вопросом, жив ли ты. Каково бы мне было, если бы ты не вернулся, а я не знала, почему?

Он поднял голову и посмотрел ей в глаза долгим взглядом, потом вздохнул и ласково и благодарно поцеловал ее.

– Я все понимаю, милая, но я все равно всегда буду защищать тебя, охранять, оберегать от любых неприятностей... Назови это как хочешь.

– Как и я тебя, любимый.

Он кивнул и ласково погладил ее по щеке.

– Ты мне безумно, бесконечно дорога. Я даже думать не хочу... Понимаешь, когда гремучая змея тебя укусила, я думал, что сойду с ума. Но я не имел права выпускать все, что кипело у меня в душе, наружу, а должен был оставаться спокойным. Я обязан был довезти тебя к хопи живой. Похоже, с тех пор у меня в душе и засел страх потерять тебя и остаться в одиночестве.

Анастасия, чувствуя, как глаза ее наполняются слезами, с нежностью поцеловала его в губы.

– Знаешь, Хок, я почти перестала ненавидеть эту проклятую войну, которая отняла у меня мою прежнюю жизнь, потому что, не будь ее, отец никогда бы не приехал в Аризону, а мы с тобой никогда бы не встретились. И какой тогда была бы наша жизнь?

– Я не хочу говорить об этом, Стейси. И даже думать об этом не собираюсь. Если ты веришь в судьбу, тогда мы в любом случае должны были встретить друг друга и соединить наши жизни. Война окончилась, и жизнь все равно продолжается. Родители мои погибли, а моя жизнь продолжается. Но, встретив и узнав тебя, я не хочу гадать, какой будет моя жизнь, если ты вдруг исчезнешь. До нашей встречи я не знал, что можно так откровенно делиться всем, что тебе дорого, с другим человеком. А теперь я знаю, что можно, и поэтому не хочу и дня прожить без тебя и без того, чем мы делимся друг с другом.

– Ты прав, Хок. Это счастье, что мы повстречали друг друга.

– Конечно! – горячо воскликнул Хок и жарко поцеловал ее. – Однако ты так и не расплатилась со мной за то, что чуть не свела с ума этой ночью.

– И в каком виде ты желаешь получить плату? – рассмеялась Анастасия. – Может быть, вот в таком?

Она толкнула его на сухой песок, отбросила свои длинные волосы на одну сторону и стала покрывать лицо возлюбленного короткими легкими поцелуями.

Хок тоже рассмеялся и шутливо поинтересовался:

– Ты что, пытаешься смягчить своего кредитора?

– Вовсе нет. Прежде всего у тебя есть обязанность, которую ты должен исполнить. Давай-ка посмотрим, готов ли ты к этому?

Она села и игриво провела ладонями по его груди, чувствуя, как под ее прикосновениями напрягаются мышцы. Когда пальцы коснулись набедренной повязки, она задержала движение рук и, подняв глаза, посмотрела Хоку в лицо. Он усмехнулся, потому что – то как выглядела набедренная повязка, недвусмысленно говорило о его полной готовности и желании разделить с Анастасией любовь.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru