Пользовательский поиск

Книга Весенние сны. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Ну что же, поживем-увидим, получите ли вы ответ, – вежливо улыбнулась Анастасия, потихоньку отходя в сторону.

– Вам доставляет удовольствие поддразнивать меня, да? – рассмеялся Люк.

– Еще раз большое спасибо, – улыбнулась Анастасия. – Вечер удался просто на славу. Но мне пора ехать и...

– Вот именно, – сказал Хок, вставая рядом с ней. Анастасия от неожиданности чуть не подпрыгнула на месте.

– Нам всем пора трогаться, – уточнил он, внимательно посмотрев на нее.

К ним подошла Кэт Дамита.

– Спасибо за полученное удовольствие, Кэт, – поблагодарила Анастасия.

– Я рада, – небрежно кивнула Кэт и, не таясь, посмотрела на Хока.

– Увидимся, – коротко попрощался он и, взяв Анастасию под локоть, быстро подвел ее к лошади и помог сесть в седло.

Они помахали на прощание провожающим и направились в сторону Гайи по ночной прерии, которую от края до края заливал серебристый свет луны, висевшей высоко в небе.

Анастасия подъехала к Хоку и со вздохом облегчения сказала:

– Господи, Хок, я так рада, что все это закончилось. Мне совсем не интересно жить так, как живут они, и я не намерена быть такой, как они. Я хочу все время быть рядом с тобой и чтобы никто из посторонних не мешал нам.

Хок, до глубины души тронутый ее словами, с чувством сжал ей руку.

– Очень скоро, Анастасия, мы окажемся одни, только ты и я.

Глава 16

Анастасия спокойно сидела на своем мустанге, смотря на приближающуюся маленькую группу всадников. Их легко можно было разглядеть, поскольку это было единственное, что двигалось в ночной холодной пустыне.

Она подняла голову и посмотрела на небо. Высоко над ее головой мерцали звезды, и луна заливала бледным светом равнину северной Аризоны. Хок сказал, что предпочитает для осуществления своих планов ночь. И хотя луна была еще довольно яркой, он больше не хотел терять время.

Анастасия снова бросила взгляд на приближающихся всадников. Ладно, пусть. Хок, конечно, рассердится, и будет прав, но она вовсе не намерена быть в стороне от событий в эту важную для ее судьбы ночь.

Лошадь Анастасии тревожно переступила копытами. Девушка ласково потрепала ее по холке, прошептав в чутко подрагивающее лошадиное ухо ласковые успокаивающие слова, и снова погрузилась в свои мысли.

Хок был непреклонен, но за те несколько дней, что прошли после их возвращения с ранчо Латимера, переубедить ее так и не сумел.

На ранчо сейчас было горячее время. Ковбои научили ее различным хитростям. Она многое узнала о разведении скота, о том, как выводят новые породы, как и когда, ставят клеймо, когда лучше всего перегонять стада на новые пастбища в разное время года. Близится срок, когда годовалых телят нужно будет клеймить. Всем, что Анастасия узнавала, она с радостью делилась с Хоком, и теперь ей хотелось разделить с ним и это ночное приключение, несмотря на вероятную серьезную опасность.

Она машинально потерла сквозь кожаную перчатку следы змеиного укуса на левой кисти и подумала, что у Хока после того происшествия отношение к ней заметно изменилось. Проявляться это стало в первую очередь в том, что он изо всех принялся оберегать ее от всяческих опасностей. Но она вовсе не собиралась позволять ему удерживать ее взаперти, ей хотелось делить с ним не только радости, но и невзгоды. Если кому-то из них угрожает опасность, другой должен быть рядом – это очевидно. Поэтому она здесь и оказалась. Домой он ее не отправит, по крайней мере сейчас, когда до цели так близко.

Оделась Анастасия соответственно, в темно-зеленый костюм для верховой езды – он, правда, уже успел немного поистрепаться, и Лорели шила ей новый, а заодно и другую одежду, более подходящую к жизни на ранчо. Они решили сшить себе блузы и юбки наподобие тех, что носила Мария, и для этого сняли с ее вещей мерку. Но времени постоянно не хватало, и шитье продвигалось медленно, вот и донашивали то, что привезли с собой из Виксберга.

К счастью, костюм был темного цвета, да и перчатки и обувь Анастасия специально выбрала черные. Свои белокурые волосы она собрала в тугой узел на затылке и спрятала под темным шарфом, чтобы они не бросались в глаза при лунном свете. А еще вымазала лоб и щеки грязью, чтобы лицо не белело в темноте. Хок наверняка испытает гордость за нее, ведь скольким вещам она научилась у него за те дни, когда он работал над своим планом. Если бы он действительно не хотел, чтобы она приняла в них участие, он бы не рассказывал о своих намерениях в таких подробностях.

Но он считал, что ей лучше всего оставаться на ранчо и сладко спать этой ночью, да и каждой ночью, пока он с воинами тева будет воровать у Ти Эл Латимера стадо, которое по праву принадлежит ему. Уж как она его умоляла, настаивала, требовала, спорила, но всякий раз слышала твердое «нет». Теперь ему пора узнать, что нежить и лелеять себя она не позволит.

Анастасия упрямо выпятила подбородок, глаза ее излучали решимость довести задуманное до конца. Она прекрасно знала, что Хок на стенку полезет, увидев ее, но была убеждена, что поступает правильно, и даже не задумывалась о том, что сказали бы родители, узнай они, что их любимая дочка поздно ночью тайком оседлала своего мустанга, потихоньку вывела его из конюшни, села в седло и уехала одна в прерию, чтобы подстраховать Хока и остальных. Само собой разумеется, ни Спенсер, ни Лорели ни сном ни духом не ведали про то, что собирался сделать Хок, и это было к лучшему. К чему лишние беспокойства и переживания?

Всадники подъезжали все ближе и ближе, и Анастасию начала бить непроизвольная дрожь, но не стоявший вокруг холод был тому причиной. Она толком не знала, как поведет себя Хок, – ясное дело, рассердится, но вот насколько сильно, одному Богу известно. Лошадь снова замотала головой, и уздечка громко звякнула в ночной тишине. Она потрепала коня по шее, понимая, что ее волнение передается и ему. Кроме того, они оба устали ждать.

Анастасия знала, что всадники уже увидели ее. Может быть, не тогда, когда она в первый раз заметила их, но теперь о ее присутствии здесь они знали. Интересно, о чем думает сейчас Хок? Догадается ли он, что это может оказаться она? Или решит, что Латимер каким-то образом проведал о его планах, и...

Неожиданно чьи-то могучие руки грубо схватили Анастасию поперек тела, стащили с лошади и швырнули лицом вниз на землю. Грязный песок тут же набился ей в рот, от удара заболела левая скула. Вдобавок ей безжалостно, чуть не вывихнув плечи, заломили обе руки за спину, и твердое, как камень, колено уперлось в спину, буквально распластав ее по земле. Все произошло настолько быстро, что в первое мгновение Анастасия даже не поняла, что, собственно, случилось, и не успела по-настоящему испугаться. Вдруг ее перевернули на спину, и на этот раз колено больно уперлось ей в живот. Она смотрела в смуглое, плохо различимое в темноте лицо индейца, вся одежда которого состояла из узкой набедренной повязки и мокасин. Весь торс воина был раскрашен узорами. Только теперь Анастасия похолодела от ужаса, но одновременно и рассердилась, тут же яростно пытаясь освободиться.

Откуда-то из темноты раздалась длинная тирада непонятных слов. Индеец отпустил Анастасию и поднялся. Она осторожно встала на ноги и принялась машинально отряхиваться от пыли, исподлобья разглядывая незнакомца.

И замерла, потому что на его лицо упал лунный свет.

– Хок?!

– Черт побери, Стейси! Я же мог тебя прибить! Какого дьявола ты здесь оказалась? Одна, ночью? А как ты одета? Ничего лучше не могла придумать, как сидеть здесь и дожидаться нас? Ведь это означает лишь одно – засаду! Если бы ты поехала нам навстречу петляя, мы бы решили, что это индеец. Если бы ты просто ехала нам навстречу, мы бы решили, что это белый, которому зачем-то понадобилось с нами поговорить. А так... ладно, черт с этим со всем. Ответь мне – какого дьявола тебя сюда принесло? – Он взял ее за руки, потом отпустил, покачал головой, отошел на пару шагов и повернулся к ней лицом. – Я слушаю тебя.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru