Пользовательский поиск

Книга Весенние сны. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Лошадки-то оказались поумнее нас с тобой, – сказал Хок. – Они поняли, что на этот раз везут двух донельзя глупых людей, и, конечно, правы.

Он слегка пришпорил свою лошадь, и та легким галопом поскакала вперед. Анастасия не замедлила последовать за ним.

В очередной раз поравнявшись с Хоком, она, убирая одной рукой волосы под сомбреро, сказала:

– Хок, если ты не до конца понял, то я хочу всегда быть рядом с тобой.

Он повернулся к ней:

– Я все понял, Стейси. И сейчас вот думаю, что если нам не удастся к вечеру добраться до ранчо, то придется подыскать местечко для ночлега, чтобы ты получила возможность наглядно продемонстрировать, насколько сильно ты хочешь быть рядом со мной.

– Сделать это я могу и на ранчо, дорогой, – хрипловатым от волнения голосом заметила Анастасия.

– Надо запомнить.

– Я тоже постараюсь не забыть, – улыбнулась Анастасия.

Дальше они поехали молча, умиротворенные, переполненные счастьем вернувшейся близости. Потом Анастасия вспомнила, о чем хотела спросить Хока.

– Хок... Я хочу тебя кое о чем спросить.

– Да?

– Кел... Это тоже твое имя?

Хок изумленно воззрился на Анастасию.

– Однажды тебя так назвала Девушка-Кукуруза.

– Теперь понятно, – кивнул Хок. – Кел – это ястреб. Я родился в день, когда в небе была Келмуа, Ястребиная Луна, отсюда и мое имя – Кел.

– Ястребиная Луна... Как красиво!

– Мне очень приятно, что тебе нравятся обычаи и названия моего народа, – улыбнулся Хок. – У многих это восторга не вызывает.

– Нет, правда, мне очень нравится. Все это звучит на редкость образно. Да взять хотя бы твое имя. Кел, Ястреб...

– Или твое! – рассмеялся Хок. – Женщина Весны!

От того, как он произнес эти слова, у Анастасии по спине пробежал сладкий озноб. Так он ее еще ни разу не называл. Она рассмеялась, удивившись, почему его слова так взволновали ее.

– Твои родственники были так добры ко мне, Хок. Я очень это ценю. Они мне и жизнь спасли, и подарков надарили, и даже дали красивое имя. Мне хочется отблагодарить их.

– О, ты их уже отблагодарила, но мы всегда можем приехать к ним еще раз...

– Мне бы очень этого хотелось, Хок.

– Я рад. Между прочим, они тебе никакого имени не давали – тебя так назвали родители. На каком языке твое имя, не важно. Ты всегда будешь Женщиной Весны, потому всегда приносишь и будешь приносить с собой весну. Это в твоей душе, в твоей природе, а имя просто это отражает, вот и все.

Анастасия не нашлась, что ответить на эту тираду. Она посмотрела на Хока и увидела, что тот улыбается во весь рот и глаза его сияют любовь и нежностью. Она улыбнулась и огляделась вокруг. Насколько хватало глаз, расстилалась бескрайняя прерия, и трудно было сказать, далеко они или близко от ранчо. В этом необозримом пространстве Анастасия просто терялась и слабо представляла, куда, собственно говоря, они держат сейчас путь. За многие годы жизни на Миссисипи она привыкла к речным берегам, холмам и рощам. В таких просторах она оказалась впервые. Привыкнет ли она когда-нибудь к ним?

Она снова посмотрела на Хока. А может быть, он прав? Ей столько всего предстоит узнать... Не подвергает ли она себя опасности? Но если сидеть и не высовываться, то никогда ничего не узнаешь и всегда будешь чужой для этих земель и живущих на них людей. Хок должен это понять, и она обязательно будет рядом с ним. Он ей все покажет и объяснит, очень скоро все вокруг станет для нее таким же – ну, почти таким же – знакомым и родным, как для него. Первым делом она должна избавиться от животного ужаса перед гремучими змеями, которыми кишмя кишит прерия. Но сейчас главное – благополучно вернуться домой. Это тоже не так уж мало.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

РАНЧО

Глава 14

Вечернее солнце заливало темнеющее небо оранжево-красными полосами света, когда Анастасия и Хок рысью подъехали по круговой аллее к широким белым ступеням особняка. Остановив лошадей, они, обессиленные долгой утомительной дорогой, остались сидеть в седлах, любуясь классической красотой особняка. Как он разительно отличался от низких домов в пуэбло, которое они покинули сегодня утром!

Они переглянулись и улыбнулись друг другу, вдруг почувствовав, что думают сейчас об одном и том же.

– Похоже, мы наконец дома, – сказал Хок, сбив шляпу на затылок и оглядываясь вокруг.

Анастасия уже собралась ему ответить, как распахнулась дверь и на пороге возник силуэт Марии. Увидев прибывших, она ахнула и исчезла в доме.

– Давай войдем в дом, – предложила Анастасия.

Когда они вошли в особняк, Лорели дожидалась их в холле – Мария уже успела сказать хозяевам о счастливом возвращении. Едва увидев молодых людей, Лорели бросилась к ним и, порывисто обняв свою запыленную, уставшую дочь, прижала ее к себе, бессвязно восклицая:

– Анастасия! Что случилось? Дочка! Где ты пропадала? Мы тут с отцом чуть с ума не сошли!

Внезапно она отступила на шаг от дочери и воззрилась на Хока:

– А вы, сэр! Где вы были с моей дочерью?

Хок начал было объяснять, но Лорели не дала ему и слова вымолвить:

– Нет, ничего не говорите. Пойдемте наверх. Вам обоим нужно многое нам объяснить. Наши люди объехали чуть ли не всю северную Аризону и не нашли ни малейших ваших следов. Сказать не могу, как мы...

– Мама, пожалуйста! Мы все расскажем, все объясним, только прежде...

– Надо бы отпустить лошадей, мэм, – заметил Хок. – Они проделали долгий и тяжелый путь.

Лорели потрясла головой, как бы приводя в порядок мысли, и уже более спокойно сказала:

– Конечно. Мария!

Неведомо откуда явилась Мария, всем своим видом осуждая Анастасию и Хока.

– Мария, пожалуйста, скажите Хулио и кому-нибудь из ковбоев, пусть займутся лошадьми.

Мария кивнула и, бросив еще один осуждающий взгляд на молодых людей, направилась к выходу.

– Теперь вот что, мои дорогие, – обратилась к ним Лорели, наконец сообразив, что стоящие перед ней с седельными сумками в руках Анастасия и Хок с ног до головы покрыты пылью, устали донельзя и скорее всего голодны. – Полагаю, вы сейчас думаете только об одном – как бы отдохнуть, но придется потерпеть. Я до сих пор, Анастасия, с трудом верю, что твой отец после всего случившегося жив и здоров. Он у себя наверху и ждет вас обоих. Давайте поспешим.

– Хорошо, мама, – согласилась Анастасия. – Мы с радостью все объясним. Мы знали, что вы безумно волнуетесь, и поэтому Хок послал вам письмо.

– Какое письмо? – удивилась Лорели.

– Разве индеец тева не приносил вам письма? – в свою очередь, удивилась Анастасия.

– Я объясню, – спокойно вмешался в разговор Хок.

– То есть? – не поняла Анастасия.

– Я просто не хотел тебя расстраивать, Стейси. Тем более что я очень надеялся, что гонец благополучно добрался до ранчо, передал письмо и направляется обратно, но, как я теперь вижу, это не так.

– Неужели с ним что-то случилось? – встревожено воскликнула Анастасия, и у нее вдруг заныло сердце от дурного предчувствия.

– Увы, – кивнул Хок. – Его, вернее, то, что от него осталось, нашли в дне пути от пуэбло. Все, что при нем было, исчезло. Я убеждал себя, что он все же доставил письмо и погиб не напрасно.

– Я ничего не понимаю. О чем вы говорите? – спросила Лорели голосом, полным безмерной тревоги.

– Мэм, мы обо всем расскажем, – устало сказал Хок. – Но может быть, лучше сразу рассказать это и вам, и вашему супругу?

– Прекрасно, – немедленно согласилась Лорели. – Поднимемся наверх.

Все поднялись на второй этаж. Лорели и Хок занесли седельные сумки к себе в комнаты и направились вместе с Лорели в спальню Спенса.

Шеффилд сидел на постели и выглядел намного лучше, чем неделю назад, когда Анастасия видела его последний раз. Она улыбнулась отцу, подбежала к нему, горячо обняла и присела на постель, но Лорели попросила Хока перенести поближе к кровати два стула, на которые и усадила обоих путешественников.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru