Пользовательский поиск

Книга Весенние сны. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Анастасия судорожно сглотнула. Движения были теми же, но как все сейчас было по-другому! Не отводя глаз, она протянула руку, взяла этот клочок волос и крепко зажала в кулаке. Хок порывисто обнял Анастасию и прерывающимся голосом проговорил:

– Я никогда ничего подобного больше не допущу, Анастасия! Теперь наши жизни связаны крепко-накрепко.

Он поцеловал ее в подтверждение своих слов, и на какое-то время они оба забыли обо всем, погрузившись в сладостное таинство страстного поцелуя.

Гудок парохода вернул их с небес на землю. Анастасия и Хок неохотно оторвались друг от друга и заторопились к пристани, чтобы продолжить путь вверх по Колорадо.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ДОЛИНА

Глава 6

Молния огненной стрелой чиркнула по небу, разделив на две половины черноту ночи. Несколько мгновений спустя заворчал, а потом оглушительно ударил гром, перебудив всех пассажиров почтового дилижанса, что катил сквозь темноту на восток.

Хок крепче прижал к себе Анастасию, инстинктивно пытаясь защитить ее от буйства сил природы. Скорее всего дождя так и не будет. А если и будет, то пройдет где-нибудь в предгорьях. Сухая гроза. Анастасия с трудом поверила его объяснению. Что это за грозы без дождя! Скоро она будет считать, что в Аризоне вообще никогда не идет дождь. Но если научился жить и выживать на этих землях, то недостача воды не самое страшное. Правда, за последнее время Анастасия привыкла к тому, что недостатка в воде – что под ногами, что с небес – не было.

Хок незаметно потрогал в нагрудном кармане рубашки колечко локона Анастасии. В правом кармане лежал обломок серебряной шпоры, напоминавший ему о смерти родителей. Локон лежал в левом, как раз над сердцем. Когда они обменялись волосами, он сказал ей истинную правду и хотел надеяться, что Анастасия все поняла правильно. Но прошло уже столько дней, а она так ни разу и не завела разговор о том, что произошло тем вечером в роще у реки. Порой Хок задавался вопросом, а не забыла ли она обо всем, сочтя случившееся между ними ни к чему не обязывающей забавной игрой. Нет, в это поверить он не мог.

Он очень надеялся, что Аризона – придется ей по душе. До последнего времени ему казалось, что Анастасии все больше нравились места, мимо которых они проплывали. Из головы у него никак не шла мысль о том, у ее отца ранчо в Литл-Колорадо. Ему с трудом верилось, что Ти Эл Латимер позволил хозяйничать там пришлому ранчеро, – он давно считал все эти земли своими и отнюдь не собирался их с кем-либо делить.

Что им доведется увидеть по приезде? Еще одно спаленное дотла поместье? Впрочем, это не его дело. Хок был готов к такому повороту событий. Он вынашивал свои планы долгие тринадцать лет, и в них не было ни Анастасии Спенсер, ни ее матери, ни отца. Но не может же он стоять и смотреть, как они, ничего не подозревая, идут в ловушку, расставленную этим мерзавцем.

Как бы там ни было, у него свои цели. Он тяжело вздохнул, в очередной раз сунул руку в нагрудный карман и нащупал обломок серебряной шпоры. Латимер. Она напоминала ему о том, что сотворил Латимер с ним и его семьей. Он нашел ее посреди оставшихся головешек их фамильного ранчо, когда через несколько дней после учиненного погрома вернулся обратно с какой-то безумной надеждой, что все чудесным образом станет как прежде. Но ничего не стало как прежде. От ранчо не осталось камня на камне – Латимер потрудился на славу. Когда Хок заприметил шпору и поднял ее, то сразу понял, что она отвалилась от сапога Латимера – тот носил только очень дорогие испанские шпоры с шипастыми колесиками, которые глубоко вонзались в лошадиные бока. Хок знал, что в округе ни у кого, кроме Латимера, таких не было. В один прекрасный день он вернет шпору ее владельцу вместе с остальными долгами.

И вдруг появилась Анастасия. Он никогда не искал такой женщины. В его жизни места для леди и быть не могло. Нельзя сказать, что не он знал женщин. Знал, конечно, но скорее ради утоления плотских страстей, для души. Но эта женщина, как никакая другая, глубоко запала ему в сердце, хотя и желал он ее безумно. Хок был уверен, что их чувства и желания были взаимными, но вот когда они доберутся наконец до ранчо ее отца, сохранит ли она это чувство неизменным? Будет ли он ей нужен? Примет ли она его таким, какой он есть?

Хок убрал руку из нагрудного кармана и принялся сворачивать сигарету. Конечная цель путешествия приближалась – пора было продумывать дальнейшие действия, но в голове у него царила звенящая пустота. Слишком многого он не знал. Раньше все виделось более чем просто. Теперь, с появлением семейства Спенсеров, весь расклад переменился. Подвергать Анастасию и ее мать опасности он не мог, но и строить дальнейшие планы, пока месть не совершилась, не мог тоже. Латимер должен на своей шкуре почувствовать силу его ярости. Хок был уверен в своей правоте, и это подогревало его ненависть к человеку, уничтожившему все, что он любил.

Но как быть с Анастасией? Поначалу он собирался наняться к Латимеру на ферму и исподволь втереться в доверие к хозяину. Через какое-то время ему не составило бы труда подкараулить Латимера в пустыне и там предать его медленной, очень медленной и очень мучительной смерти. Способы он знал прекрасно. Он научился этому у апачей. Но что делать теперь? Наверное, устроиться на ферму все-таки в любом случае стоит. Навострить уши и получше разузнать, что там творится. Может быть, ему удастся даже защитить Анастасию и ее семью, хотя придется быть чертовски осторожным, чтобы Латимер не пронюхал, кто он на самом деле. Впрочем, к осторожности он привык, жизнь не раз преподавала ему хорошие уроки.

Ему нужно будет принять в расчет Спенсеров, вот и все. Покончив с Латимером, он займется восстановлением фамильного ранчо. А потом, когда вернет весь украденный у них скот, сможет наконец со спокойной душой открыть Анастасии свое сердце. Вот тогда придет время нанести визит ее отцу и попросить у него руки дочери. Но согласится ли она? Не изменится ли ее отношение к нему, когда она увидит, какую жизнь ей придется вести на ранчо? Ничего похожего на жизнь на плантации. С другой стороны, она пережила все ужасы недавней войны. Жизнь сурово обошлась с ней. И еще – если ее мать его уже приняла, то согласится ли на этот брак ее отец? Очень может быть, что он предпочтет в качестве жениха для своей дочери какого-нибудь испанского гранда или богача-ранчеро из южной Аризоны, хотя сам он – из старой семьи южан.

Ладно, к черту все эти рассуждения. На все это можно будет наплевать, если Анастасия согласится делить с ним суровый сельский быт и помогать отстраивать ранчо заново. Все эти сомнения можно будет отбросить, если она его любит, но сможет ли она полюбить его? Хок покосился на прикорнувшую у него на плече девушку, вгляделся в ее умиротворенное, по-детски доверчивое лицо. Как же ему хотелось, чтобы эта головка каждую ночь лежала у него на плече!

Порой он представлял себе, что они с Анастасией едут и едут, дорога все не кончается и Бог его знает, когда они доберутся до ранчо ее отца. Но путешествие очень скоро закончится, даже скорее, чем ему хотелось бы, и все изменится. Смогут ли они выдержать это? Сохранится ли сила их чувств? В себе он был уверен, а вот Анастасия? Он не знал. Ссориться с ним она начала чуть ли не с первого дня – возможно, это и привлекло его внимание к ней. Но дело не в этом, конечно, не в этом. Ему всегда нравились умные, с сильным характером женщины, но Анастасия очень быстро начала значить для него гораздо больше. Их соединяло нечто, что невозможно порой выразить словами. Будь он проклят, если понимает, что это такое, но твердо знает одно – за эту женщину он готов сражаться с кем угодно и когда угодно. Они принадлежат друг другу, и повлиять на их отношения он не позволит никому – ни мужчине, ни обстоятельствам. Анастасия его, и только его, а понимает она это или нет, не суть важно. А он всегда будет принадлежать ей, и только ей одной.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru