Пользовательский поиск

Книга Весенние сны. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

– Говорите, какое я имею право? Как я посмел? Черт возьми, вы прекрасно знаете, на что у меня есть право! И если я увижу вас любезничающей с кем-то из парней, вы об этом очень пожалеете. Вы что, решили, что это великосветский прием в роскошном поместье?

– Что?! – Анастасия попыталась вырваться, но он держал ее крепко. – Я не позволю разговаривать со мной в таком тоне, – наконец отчеканила она.

– Не надо. Со мной эти штучки не пройдут, – звенящим от ярости голосом заверил ее Хок. – Пусть немного, но мы друг друга уже знаем. Здесь не Юг.

– Мне совершенно все равно, на Юге мы или на Западе. У вас нет прав, – прошу заметить, что я произнесла слово «нет», – нет прав на то, что касается моей личной жизни. И тем более у вас нет прав ставить меня на людях в неудобное положение.

– Ах вот как – ставить в неудобное положение! Черт побери, Анастасия! Неужели не понятно, что здесь вы с матерью главная мишень для всякого отребья?

– Ничего про это я не знаю! Мы взяли билет не на самый плохой пароход и...

– Да перестаньте же, Анастасия! – приказал Хок и привлек девушку ближе. Она уперлась крепко сжатыми кулачками ему в грудь. – Обо всем, что было на Юге, давно пора забыть. Я уже сказал, что не позволю вам любезничать с другими мужчинами.

– А я уже сказала, что это не ваше дело. Между прочим, я отнюдь не любезничала. Мы просто разговаривали.

– Кто бы сомневался! Но что-то не похоже, что вы поняли, о чем я говорю.

Разозленная, Анастасия смело посмотрела в сердитые глаза Хока.

– Простите, но что-то не похоже, что вы поняли, о чем я говорю. Эту поездку моя мама и я совершаем вдвоем.

Понимаете – вдвоем! Мы едем к моему отцу. Вы-то что здесь делаете?

На миг Анастасии показалось, что в глазах Хока появилась боль. Но нет, вот они снова такие же непроницаемые, как и всегда. Он осторожно отпустил ее плечи и проговорил спокойным, не терпящим возражения голосом:

– Меня мало волнует, что вы там думаете, Анастасия. Я просто хочу, чтобы вы поняли, что так все и будет, пока я не буду уверен, что ваше путешествие благополучно завершилось.

Анастасия вдруг почувствовала себя удивительно одинокой, как будто лишилась чего-то очень важного. Она отмахнулась от этого странного ощущения и упрямо продолжила гнуть свое:

– Да вас никто не просил...

– Анастасия, я не собираюсь спорить. Будет так, как я сказал.

– Хок, вы же не можете вот так...

Он перегнулся через поручни, какое-то время смотрел на струившуюся внизу воду, потом выпрямился и посмотрел на девушку.

– Анастасия, я не хочу, чтобы вы с матерью попали в беду, только и всего. Неужели вы мне не доверяете?

Анастасия пребывала в нерешительности. Она вдруг почувствовала, что вот прямо сейчас может утонуть в бездонной глубине его глаз. Лучше не думать об этом. Холодная голова – вот что ей сейчас нужно. Ей про этого человека ничего не известно! Кто он? Откуда? Куда и зачем он едет? Вот только чувства говорили ей совсем другое.

Хок взял ее руку, поднес к губам и поцеловал прямо в середину раскрытой ладони.

– Перестаньте воевать со мной. Пожалуйста. Анастасию вдруг охватил приступ непонятной тревоги, и она торопливо отдернула руку. Чего он от нее добивается? Девушка стала смотреть на текущую внизу реку, стараясь оставаться спокойной.

– Анастасия, – негромко и ласково сказал Хок, перегибаясь через поручень, так что его голова оказалась совсем близко от головки девушки. – Вы хотели меня спросить о мальчике?

Анастасия торопливо выпрямилась. На лице ее читалось плохо скрытое смущение. Мальчик! И она улыбнулась, признавая, что Хок сумел разрешить все миром. Ладно, пусть будет так, как он сказал. И потом ей действительно хотелось знать, что стало с мальчиком.

– Так как вы с ним поступили?

– Отправил назад к его народу. Это самое большее, что я мог сделать. Он еще слишком юн, чтобы заботиться о себе, особенно в городе белого человека.

Рассказывая, он начал не спеша сворачивать сигарету.

– С ним ничего не случится? Как же он доберется домой?

– Я оплатил ему проезд в почтовом дилижансе. Он может ехать на крыше. Но мне нужно было дождаться, пока дилижанс не отъедет. Не хотелось, чтобы он соскочил на ходу и перепродал свой билет. Вполне может статься, что через несколько лет он еще вернется, а может быть, и не вернется никогда. Они все потихоньку там спиваются.

Он прикурил и медленно выдохнул дым через ноздри.

– Как это – спиваются?

– Да очень просто. И ничего с этим поделать нельзя. Никто еще с этой напастью не справился. Нигде. Что-то в человеке ломается, вот и все. – Он помолчал, как бы раздумывая над своими словами, и закончил: – Я-то вообще никогда не пью.

В воздухе повисла какая-то непонятная напряженность.

– Совсем не пьете? – не без колебаний спросила Анастасия.

– Совсем, – твердо ответил он и, размахнувшись, бросил окурок в воду. – Я же наполовину индеец. Моя мать была индианкой, отец – белым. Его звали Сэм Хокинс. Хок Райдер – так меня называли индейцы. Для белых я Райдер Хокинс. – Он помолчал и через силу договорил: – Это имеет какое-то значение?

Анастасия перевела дыхание и осторожно накрыла ладонью его руку, с такой силой стиснувшей перила, что костяшки пальцев побелели.

– Хок, поверьте, я уважаю ваш народ точно так же, как и свой.

Он повернулся к ней и стал пытливо вглядываться в ее лицо, как бы сомневаясь в искренности сказанных слов. Наконец он чуть заметно расслабился, улыбнувшись нерешительной, слегка натянутой улыбкой.

– Для очень многих это как раз имеет значение – будь то индейцы или белые.

Ей хотелось утешить его, но ничего не шло на ум, да и никаких слов не было нужно. Он примирился со своей жизнью точно так же, как она – с тем, что прежней, знакомой с детства жизни ей не вернуть никогда. Анастасия сейчас испытывала чувство какого-то сродства с этим малознакомым человеком. Ему не было места ни в мире индейцев, ни в мире белых. И сама она недалеко от него ушла: уже не южанка и еще не северянка. Может, им обоим еще предстояло отыскать себе место в этом мире.

– А важно, что я из семьи рабовладельцев? – замявшись, спросила Анастасия.

Он усмехнулся:

– Единственное, что важно, – это то, что вы здесь. И раз уж судьба свела нас вместе, давайте вместе и бороться с ней.

От этих слов на сердце Анастасии стало удивительно тепло, и она уже решилась продолжить свои расспросы, когда знакомый голос вмешался в их разговор.

– Вот вы где, оказывается! – весело воскликнула подошедшая Лорели. – Не хотите ли пригласить меня на экскурсию по нашему пароходу?

Анастасия обрадовалась, увидев мать повеселевшей и отдохнувшей. Оживленно беседуя, они принялись прогуливаться по пассажирской палубе.

Глава 4

Анастасия лежала на верхней койке, безуспешно пытаясь заснуть. Пароход все шел и шел вверх по реке, и от беспрерывного шума работающих машин у нее начала болеть голова. За последнюю неделю жизнь Анастасии очень изменилась – ее мир ограничивался теперь бортами парохода... и Хоком.

Слово свое он сдержал. Куда бы они ни шли, молодой человек сопровождал их, что доставляло явное удовольствие Лорели, но Анастасия не хотела везде и всюду зависеть от Райдера. Он был мужчиной, и до конца она ему все равно не верила. Когда мать отдыхала, девушка совершала самостоятельные вылазки на палубы парохода, чем выводила Хока из себя. Неделя прошла, не доставив путешественникам никаких беспокойств. Лорели хорошо отдохнула. Очень скоро они...

Ее размышления были прерваны – пароход в очередной раз налетел на мель. Машины пронзительно взвыли, но судно ни на дюйм не сдвинулось с места. Такое за все время их пути случалось уже несколько раз, но Анастасия не могла отогнать дурное предчувствие, что сейчас дело обстоит гораздо серьезнее.

Услышав крики и топот, девушка села на койке. Может, дело совсем плохо, и пароход тонет?

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru