Пользовательский поиск

Книга Средь бела дня. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Но девушка знала, что не сомкнет глаз всю ночь, думая о нем.

Наконец, не выдержав, она встала и, босиком подойдя к двери, прислушалась. Все было тихо, из коридора не доносилось ни единого звука. Неужели все действительно спят?

Она начала осторожно открывать дверь, и тут же послышался громкий скрип.

Затаив дыхание, она выглянула наружу. В коридоре было совершенно темно. Лестница, ведущая вниз, тоже не освещалась.

Внезапно где-то заскрипели половицы.

Аннабел замерла. Может, ей показалось? Скрип доносился из конца коридора, но как она ни напрягала зрение, ей так и не удалось никого увидеть.

И тут кто-то, обхватив ее сзади за талию, зажал рот рукой. Аннабел хотела закричать, но рука, закрывавшая рот, была такой сильной, что она не смогла даже пискнуть. Ее грудь оказалась прижатой к крепкому мужскому телу.

— Господи, так это вы, — прошептал ей на ухо Пирс. Его рука скользнула вниз по ее плечам.

Именно в это показавшееся ей бесконечным мгновение Аннабел почувствовала его мужское тепло и силу. Теперь ее спина оказалась прижатой к двери спальни, но между ней и Пирсом по-прежнему не оставалось ни дюйма расстояния. Его бедра были прижаты к ее ногам, его грудь давила на ее груди, а ее глаза оказались на уровне его губ.

И какими привлекательными были эти губы!

— Позвольте спросить, что вы здесь делаете? — Пирс сверкнул в темноте белыми зубами.

— Я могла бы спросить вас о том же, — прошептала в ответ Аннабел. Его тело находилось так близко… К тому же она не знала, куда деть руки.

Он внимательно посмотрел на нее и вдруг сделал шаг назад.

— Мисс Бут, вам знакома английская поговорка «Любопытство убило кошку»?

Хотя ее колени подгибались от страха, она не хотела, чтобы он уходил.

— Но я не кошка, наверное, поэтому любопытство пока меня не убило и вряд ли когда-либо убьет.

— Знаете что… — Он тихо засмеялся. — А вы мне нравитесь! Мы с вами могли бы отлично поладить. — Его голос звучал так чувственно, так интимно…

— Вы мне тоже нравитесь, мистер… Пирс.

Улыбка исчезла с его лица.

Соблазнительные сцены, о которых Аннабел не должна была даже думать, вдруг представились ей. Вот он ведет ее в спальню, снимает с нее ночную рубашку, его большие красивые руки гладят ее…

— Идите спать. Увидимся завтра утром, — сурово произнес он.

— Подождите! — Это был почти крик отчаяния.

Но он и не думал уходить.

— Подождите, — повторила она. — Послушайте, я не похожа на других женщин…

Он все стоял и смотрел на нее.

— Я никогда не выйду замуж. — Аннабел сжала кулаки. — Потому что хочу быть свободной. — Так как он продолжал молчать, она снова заговорила, чувствуя, как на глаза навертываются слезы: — Свободной, как ветер. Не прикованной к какому-нибудь идиоту вроде Харолда и вообще ни к кому. Вы этого не поймете, потому что вы — мужчина.

Обида захлестнула ее. Она проиграла. Сейчас он уйдет, а утром их пути разойдутся, и они больше никогда не встретятся.

— Я вас понимаю, — наконец откликнулся Пирс, — и лучше, чем вы думаете.

Не в силах оторваться от его мерцающего взгляда, Аннабел заметила боковым зрением, как он протягивает к ней руки. В это мгновение ее словно озарило: она с самого начала, с той минуты, как впервые увидела его в библиотеке отца, знала, что это должно случиться.

Он схватил ее за плечи и притянул к себе. Его грудь снова прижалась к ее груди, руки скользнули вниз и остановились на бедрах.

Аннабел задрожала в предвкушении неизбежного. Ей хотелось, чтобы поцелуй длился вечно. Так ее еще никто не целовал, никто и никогда.

Вдруг Пирс оторвался от ее губ и, тяжело дыша, заглянул ей в глаза.

— Даю вам последний шанс, — прошептал он хрипло.

Аннабел не сразу поняла его.

— Нет, я все равно не передумаю.

Пирс взял ее за руку, и они прошли в спальню. Заперев дверь, он обернулся — Аннабел стояла в нерешительности возле кровати. В комнате было достаточно светло, чтобы она могла разглядеть выражение его лица — напряженное и страстное.

— Что я должна делать дальше? — невольно вырвалось у нее.

Он подошел к ней, улыбаясь, и подцепил пальцем бретельку ночной рубашки.

— Ничего. Вам надо только чувствовать, Аннабел, остальное предоставьте мне.

Теперь она боялась даже дышать. То, как он смотрел на нее, как прикасался к ней кончиками пальцев, завораживало. Ее тело было охвачено огнем, и при этом она ясно сознавала: ей нужно только одно — чтобы он овладел ею.

Пирс наклонился и стал попеременно целовать то одно, то другое ее плечо в тех местах, где были бретельки; потом, поддев пальцами, он стал тянуть их и вместе с ними рубашку вниз, обнажая сначала грудь, потом бедра, ноги…

Глядя на нее восхищенными глазами, он провел пальцами по ее соскам, и Аннабел еле сдержала крик удовольствия. Затем его руки стали ласкать ее живот и бедра.

— Какая ты красивая! И слишком роскошная для большинства мужчин.

— Но… не для тебя? — с трудом выговорила она, потому что он гладил ее бедра.

— Может быть, и для меня. — Пирс на мгновение замер и тут же снова прижался к ней губами в глубоком, страстном поцелуе. Его язык проник внутрь ее рта, вызвав новую волну чувственного наслаждения.

Когда их губы наконец разомкнулись, она вздохнула:

— Это нечестно.

Он подтолкнул ее ближе к кровати.

— Жизнь вообще не очень честная штука.

Очутившись посреди белоснежных простыней, Аннабел засмеялась, но довольно неуверенно.

— На мне ничего нет, а ты все еще одет.

— Это мы сейчас поправим.

Она села, чтобы посмотреть, как он будет раздеваться. Этот мужчина был именно таким, каким она представляла себе в мечтах своего избранника: широкий в плечах, узкий в бедрах, стройный и мускулистый.

— Ты просто пожираешь меня взглядом, — сказал он, но не двинулся с места.

Зардевшись, она подняла глаза и посмотрела ему в лицо.

— Я еще никогда не видела обнаженного мужчину и… никогда не знала, что такое страсть.

— Я рад это слышать. — Сев рядом, он обнял ее. — Что ж, давай знакомиться. Меня зовут Сент-Клер.

Аннабел не смогла ответить, потому что он снова поцеловал ее и опустил на спину, а его огромная, горячая мужская плоть оказалась у нее между бедрами. Его губы двинулись вниз по ее шее. Со стоном она выгнула спину ему навстречу, как можно шире раскинув ноги. Желание было таким острым, что все тело ее болело. Пирс взял губами сосок, а она неистово ласкала его и молила, ловя ртом воздух:

— Скорее!

— Нет. — Он обвел большим пальцем другой сосок. — Есть вещи, моя дорогая, которые не делаются в спешке, и в первую очередь это относится к занятиям любовью. — Он погладил пальцами внутреннюю поверхность ее бедер. Аннабел казалось, что, если Пирс сейчас не дотронется до ее более интимных мест, она просто умрет.

— Я хочу насладиться тобой, — прошептал он.

— Ты умеешь подбирать слова. — Она хотела сказать еще что-то, но тут он положил ладонь на ее влажную, нежную плоть, и Аннабел вскрикнула.

— Ну пожалуйста, — всхлипывала она, впиваясь ногтями ему в спину.

— О-о! — Он схватил в ладони ее лицо, и их губы соединились. Аннабел сразу поняла, что за этим последует: она обхватила его ногами, и Пирс вошел в нее. Почувствовав препятствие, он на секунду замер, но в следующее мгновение повторил толчок — на сей раз быстро и уверенно. Ритм толчков все убыстрялся, приводя Аннабел в экстаз и заставляя ее кричать от наслаждения.

Вцепившись ему в плечи она простонала:

— Еще!

Он тут же снова вошел в нее. Его лицо было искажено страстью.

— Сейчас! — потребовал он.

Аннабел кивнула, и взрыв вознес ее к звездам.

Она проснулась с таким чувством, будто все еще обнимает его. Яркий утренний свет, врывавшийся в комнату сквозь раздвинутые занавески, полностью соответствовал ее радостному настроению. Аннабел улыбнулась, вспомнив, как они ночью занимались любовью, но вдруг поняла, что обнимает подушку, а вовсе не возлюбленного. Со вздохом она перевернулась на спину и увидела, что кровать пуста. Пирса не было.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru