Пользовательский поиск

Книга Средь бела дня. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Бут сел рядом с женой и взял ее за руку.

— Это я виновата, — рыдала Люсинда. — Если бы я ее выслушала, если бы попыталась понять, ничего подобного не случилось бы.

— Ну уж нет. Все равно Брэкстон сбежал бы с мамиными драгоценностями, — предположил Адам, муж Лиззи.

— Аннабел давно пора выйти замуж, — настаивала Мелисса. — Мы уже замужем, а она старше нас. Не мы виноваты, что она не встретила свою настоящую любовь. — Обернувшись, Мелисса улыбнулась мужу, и он улыбнулся ей в ответ.

— Непредсказуемая женщина способна на отчаянные поступки, — резюмировал Томпсон. — Возможно, мисс Аннабел влюбилась в этого Брэкстона с первого взгляда и решила с ним сбежать?

— Ничего подобного она не делала! — отрезал Бут и тут же обернулся к Лиззи: — Или так оно и было?

— Папа, я просто уверена: Аннабел в глаза не видела мистера Брэкстона до сегодняшнего дня. — Лиззи нервно теребила складки юбки, лицо ее выражало отчаяние.

— По-моему, вы не слишком убеждены в этом, — отважился предположить Томпсон.

— Когда дело касается Аннабел, никто не может быть ни в чем уверен, — пробормотал Джон.

— Это правда, иногда ее действительно трудно понять. — Мелисса вздохнула.

Между тем Томпсон не отрывал взгляда от Лиззи; ее глаза были полны слез, кончик носа покраснел.

— Аннабел никогда бы…

Бут тоже подозрительно уставился на дочь:

— Ты что-то от нас скрываешь?

— Вовсе нет. Я знаю только, что люблю сестру и что она отважная женщина! — Теперь уже слезы ручьями текли по щекам Лиззи. — Аннабел ни словом не обмолвилась о том, что с кем-то познакомилась или влюбилась; наоборот, она изо всех сил пыталась убедить себя, будто Харолд Толботт — тот человек, который ей нужен. Но несколько дней назад Аннабел поняла свою ошибку. Одна мысль о том, что ей придется соединить свою жизнь с Харолдом, приводила ее в ужас. Она вообще боялась выходить замуж за кого бы то ни было.

— Сестра и правда не хотела выходить замуж, — подтвердила Мелисса.

— О-очень интересно, — протянул Томпсон. — Весьма оригинальная особа. — Он вытащил из кармана блокнот и что-то в нем записал. — Скажите, мисс Бут, ваша сестра была способна влюбиться в незнакомого человека и сбежать с ним?

Лиззи молчала.

— Мисс Бут, я не спрашиваю вас, сделала ли она это. Я только спрашиваю, была ли она способна на такой отчаянный поступок?

Лиззи снова промолчала.

— Можете не отвечать. — Томпсон был явно разочарован.

— Да бросьте вы! — Мелисса встала и сделала неопределенный жест рукой. Ее кремовое шелковое платье зашуршало тяжелыми складками. — Все здесь собравшиеся знают о том, что Аннабел способна на любой сумасбродный поступок. Даже для наших друзей не секрет, что у нее непредсказуемый характер.

— Ну-ну. — Детектив обвел взглядом присутствующих и кивнул.

Бут встал, потирая виски.

— Если Брэкстон соблазнил мою дочь, это не ее вина. Он и меня соблазнил, да простит мои слова Господь. Такой умный и обаятельный человек. Я принимал его за того, за кого он себя выдавал, а теперь хочу, чтобы он попал за решетку!

— Без сомнения, этот тип — профессионал. Думаю, очень скоро у нас появятся сведения о его местонахождении. Мы уже отправили телеграмму в Скотленд-Ярд. Не беспокойтесь, мистер Бут, даже если ваша дочь окажется сообщницей преступления — а преступление здесь налицо, — мы поймаем преступников, и я вас об этом сразу же извещу. Не удивляйтесь также, если мне придется снова появиться у вас, чтобы задать вам некоторые вопросы.

— Погодите. — Бут протянул руку. — Я хочу назначить вознаграждение тому, кто поможет мне вернуть дочь. Пятьдесят тысяч долларов.

— Хорошо. Но надо объявить и условие: если она вернется живой и невредимой, мистер Бут. Вы ведь согласитесь на это?

Услышав слабый вскрик, Бут и Томпсон разом обернулись и увидели, как Люсинда падает в обморок, а ее дочери и их мужья спешат ей на помощь.

— Впереди патруль.

Аннабел тоже увидела конных полицейских и замерла, стараясь ничем себя не выдать. Однако Брэкстон не только не остановил экипаж, но даже не стал подгонять лошадей.

Они уже двадцать минут ехали в северном направлении через пригороды Манхэттена; время от времени им попадались фермы и фруктовые сады, но жилых домов было немного. Аннабел не знала, где они находятся, но все равно не сомневалась, что их вот-вот поймают.

Она схватила Брэкстона за рукав, но на это он лишь улыбнулся.

— Расслабься, Чарли!

Прежде чем они покинули амбар, Брэкстон велел Аннабел измазать лицо грязью и заправить длинные волосы под шляпу, взятую у Луи. Правда, она не очень верила, что сможет сойти за молодого парня; что касается самого Брэкстона, вряд ли он, переодевшись, стал неузнаваемым. Описание его внешности, далеко не обычной, уже наверняка разослано в полицейские участки и расклеено по всему городу. К тому же его британский акцент являлся слишком заметной уликой.

Когда перед ними возникли два конных полицейских, Брэкстон невозмутимо улыбнулся, в то время как Аннабел начало трясти от страха и она боялась даже чересчур громко вздохнуть.

— Прошу вас, остановитесь, сэр, — вежливо попросил полицейский с пышными усами.

— Добрый день, офицер, что-то случилось? — в гнусаво-протяжной манере, свойственной янки, спросил Брэкстон.

Куда подевался его британский акцент? Аннабел оставалось только изумляться.

— Пожалуйста, сойдите.

— Как угодно, мы никуда не торопимся.

— Вы из Бостона? — уже менее сурово спросил полицейский и слез с лошади.

— Родился и вырос там, так же как мой отец и отец моего отца, — весело отозвался Брэкстон.

Полицейский кивнул на Аннабел и Луи.

— А это кто?

— Чарли — мой дальний родственник. Он сирота, и я везу его к себе.

— Сирота? — Полицейский пожевал табак внимательно оглядывая Аннабел.

Она боялась, что страж закона обнаружит обман, а еще хуже того, начнет задавать вопросы, и все больше краснела, однако он тут же перевел взгляд на Луи, который мирно спал на заднем сиденье, и Аннабел смогла наконец вздохнуть полной грудью.

— Мой конюх, — пояснил Брэкстон.

Полицейский отошел и снова взобрался в седло.

— Извините за беспокойство. Мы ищем одного очень умного англичанина и молодую женщину, которую он похитил вместе с кучей драгоценностей.

— Вот негодяй! — В голосе Брэкстона слышалось неподдельное негодование. — Слава Богу, у нас есть такие люди, как вы, сэр, которые служат таким простым гражданам, как мы. Только проницательные блюстители порядка могут защитить нас от преступников.

Ну и наглец! Аннабел не знала, куда глаза девать.

— Всего доброго, сэр! — Полицейский расплылся в улыбке.

Брэкстон сел в коляску, взял в руки вожжи и поехал мимо полицейских. В конце концов патруль остался у них за спиной, но сердце Аннабел все еще не могло успокоиться. Она хотела взглянуть назад, чтобы убедиться в отсутствии погони.

Однако Брэкстон словно угадал ее намерение.

— Не оборачивайтесь. — Бостонского выговора как не бывало!

Она посмотрела на него: он улыбался как ни в чем не бывало.

— Вы даже не вспотели, — с укором произнесла Аннабел, словно именно это было главным во всей истории.

— А он никогда не потеет, — раздался голос Луи с заднего сиденья.

— Разве вы не должны были сказать «не покрылись испариной», как полагается воспитанной светской барышне? — Брэкстон хмыкнул и искоса посмотрел на нее.

— Так вы еще и издеваетесь надо мной!

— Ну да, моя дорогая, потому что это вы покрылись испариной.

Аннабел снова глубоко вздохнула и откинулась на спинку сиденья.

— Должна признаться, я испугалась.

— Ну, вам-то терять нечего, не то что мне и Луи.

— Вам же сказано: я не могу вернуться. Пока.

— Тогда ясно.

Он произнес это тихо, не отрывая от нее взгляда, и Аннабел почувствовала себя неловко. Ей вдруг представилось, что Брэкстон держит ее в объятиях и собирается поцеловать. Она постаралась поскорее избавиться от этого видения. Что с ней происходит? Вечером она все ему объяснит, и не будет ни объятий, ни поцелуев, ни — упаси Боже — чего-нибудь еще. А вот ее репутация будет погублена, и она сможет вернуться домой, где снова станет свободной.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru