Пользовательский поиск

Книга Средь бела дня. Содержание - Глава 1

Кол-во голосов: 0

Интересно, Лиззи видела Пирса? Узнала ли она его?

— У тебя никогда не бывает мигреней. — Взгляд Лиззи переместился на широкую лестницу. Аннабел тоже посмотрела в ту сторону и увидела спину Пирса, который уже дошел до площадки второго этажа. Не теряя ни минуты, она схватила Лиззи и повернула к себе лицом.

— Я, пожалуй, пойду лягу, — сказала она. — Мне надо подумать.

— Куда ты, Аннабел, твоя комната совсем в другом крыле отеля. Ты ведешь себя как-то странно.

Итак, Лиззи не узнала Пирса, иначе она сразу высказалась бы на этот счет. Она видела его только какое-то мгновение, и то со спины. Но почему ее, Аннабел, так волнует, что его могут узнать? Разве не безумие беспокоиться о воре, по которому тюрьма плачет?

Ей следует самой сообщить властям, что он здесь, это всего лишь справедливо, а она будет отмщена. Вместо этого она беспокоится, что его узнают ее родственники, — ну не бессмыслица ли?

— Аннабел, очнись! Да что с тобой? — допытывалась Лиззи, дергая сестру за рукав.

— Я поднимусь в свою комнату. — Аннабел изобразила на лице улыбку. — Увидимся перед ужином. Все будет хорошо.

На самом деле она вовсе не была в этом уверена, во всяком случае, до тех пор, пока Сент-Клер остается в одном с ней доме.

Лиззи кивнула:

— Моя дорогая, мне жаль, что тебя расстроил этот тупица Джеймс Эпплтон Берд. Впрочем, он вообще вряд ли тебе подходит.

— По правде говоря, я о нем давным-давно забыла.

— Похоже, ты понравилась мистеру Фрэнку, — с надеждой в голосе продолжала Лиззи. — Мне кажется, он очень добрый и милый…

Аннабел заморгала и уставилась на сестру.

— Лиз, он старый и очень занудный.

— Ты никому не даешь шанса. — Лиззи в отчаянии закусила губу. — Иногда мне кажется, что ты сохнешь по тому вору и хочешь, чтобы он снова появился в твоей жизни!

Аннабел ушам своим не поверила — ее сестра говорила об этом, да еще именно сейчас!

— Ладно, я пошла. — Она чмокнула Лиззи в щеку. — А то давно забыто, как говорится, было, да быльем поросло.

Вздохнув, Лиззи смотрела, как ее сестра, подхватив юбки, взбегала вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, — совсем не так подобало бы действовать приличной даме из общества.

Она больше не испытывает никаких чувств к человеку, который бросил ее два года назад, убеждала себя Аннабел, но, с другой стороны, не слишком жаждет, чтобы его осудили на пожизненное заключение. Стало быть, с ней и вправду не все в порядке, раз она не хочет, чтобы он попал за решетку.

В длинном, покрытом пушистым ковром коридоре не было никого, кроме горничной, которая толкала перед собой тележку с коробками и флаконами чистящих средств. Быстро миновав ее, Аннабел вошла в номер и заперла за собой дверь, а затем, расшнуровав и скинув ботинки, бросилась на кровать.

И тут внезапно слезы ручьем потекли по ее щекам.

Господи! Совершенно невозможно поверить в то, что она все еще испытывает какие-то чувства к человеку, который так с ней обошелся. Но ведь это она его соблазнила. Никогда, даже в самых фантастических мечтах, она не могла представить себе, что это такое — заниматься любовью с мужчиной. А уж то, что он оставит ее, даже не попрощавшись, и вовсе не могло прийти ей в голову.

Аннабел вытерла слезы. Может, Лиззи и права. Возможно, лишь из упрямства она не желала расстаться с любовью к Пирсу Сент-Клеру, известному также как Пирс Брэкстон. Но как она могла влюбиться в совершенно незнакомого человека менее чем за двадцать четыре часа? Разве такое возможно?

Бедная, несчастная Аннабел Бут, такая безрассудная, такая беспомощная…

Ей хотелось прижать ладони к ушам, чтобы не слышать уже порядком надоевших причитаний. Как это похоже на нее: вдруг сорваться и совершенно необдуманно отправиться в путешествие по Индии, а то еще того хуже — влюбиться в вора и мошенника.

Кто-то постучал в дверь, и Аннабел в испуге села в кровати. Наверняка это Лиззи принесла ей на подносе обед, а может, Мисси пришла, чтобы ее отругать. Но скорее всего это горничная.

Девушка поднялась и с бьющимся сердцем пошла открывать, по пути взглянув на себя в зеркало, висевшее над туалетным столиком. Ее светлые волосы выбились из шиньона, платье с высоким воротом было помято, лицо побледнело. По контрасту глаза казались не голубыми, а почти черными. Подойдя к двери, она распахнула ее…

Перед ней стоял Пирс Сент-Клер собственной персоной.

Аннабел на мгновение замерла, а потом что есть силы ударила его по щеке. Звук от пощечины оказался таким сильным, что его, вероятно, можно было услышать не только в ее комнате, но и в коридоре.

Переступив через порог, Пирс закрыл за собой дверь. Не успела она опомниться, как он запер ее, а ключ положил в карман.

— Теперь нам ничто не помешает. Здравствуй, Аннабел.

Она задрожала от ярости.

— Убирайся! Хочешь погубить мою репутацию во второй раз?

Он смотрел на нее, и по его глазам нельзя было понять, что он думает и что чувствует. Единственное, чего в его взгляде точно не было, так это раскаяния.

— Ты не изменилась.

— Мерзавец!

— И ты сердишься. — Пирс стоял, не шевелясь, у двери, не приближаясь к ней. — Разве не ты хотела, чтобы твоя репутация была запятнана? Или теперь ты предпочитаешь забыть об этом?

— Я ничего не забыла! — Аннабел сжала кулаки, ее щеки пылали. У нее вдруг возникло неудержимое желание снова ударить нахала, однако неожиданно нахлынувшее воспоминание о его поцелуях и ласках удержало ее.

— Ты сердишься, потому что я уехал, не попрощавшись? — Он пристально смотрел на нее, словно изучая.

Ну как можно было ответить на этот вопрос? Один Бог знает, сколько еще лет должно пройти после той единственной встречи, чтобы она его действительно забыла…

— Если мужчина занимается любовью с женщиной, предполагается, что они все-таки не совсем чужие.

— Мне очень жаль. Я тогда поступил чересчур опрометчиво. Это случилось по многим причинам…

Аннабел скрестила руки на груди.

— А мне кажется, ты просто похотливый козел, вот и вся причина. Я была наивной дурой, к тому же девственницей, и по ошибке приняла твою похоть за любовь, за проявление чувств. Разумеется, такому, как ты, прощаться вовсе не обязательно.

Слезы жгли ей глаза. Но нет, она ни за что не заплачет! Он этого не дождется!

Сент-Клер швырнул ключ на постель и прошел мимо нее к окну, которое выходило на лужайку за домом и на теннисные корты Акадии. Кроме того, из окна был виден противоположный берег залива — небольшой, покрытый соснами скалистый полуостров, выдававшийся в Атлантический океан.

— Прости меня, — сказал он, не двигаясь с места. — Я не хотел причинять тебе боли. Просто я считал, что так будет лучше.

— Я тебе не верю.

Пирс медленно повернулся, и их взгляды встретились. Аннабел чуть было не сдалась, потому что прочла в его глазах то самое раскаяние, которое представлялось ей в ее мечтах.

— Видишь ли, — задумчиво произнес он, — ты была отнюдь не так наивна, как думаешь, и ты мне очень понравилась. Изучая тебя, я очень скоро составил о тебе определенное мнение: ты импульсивна и непременно постаралась бы принять участие в моих… приключениях. Я сделал то, что было лучше для нас обоих, Аннабел.

Его заявление потрясло ее. Пирс прав — вместо того чтобы вернуться домой, она опять настояла бы на том, чтобы ехать с ним. Однако сейчас гораздо важнее другое: он действительно имел в виду то, о чем только что сказал? Она ему тогда понравилась? Но разве можно ему верить? И если он любил ее хоть немного, как у него хватило совести так поступить? Аннабел облизала пересохшие губы:

— Какое высокомерие, какая самонадеянность! Как ты посмел сделать выбор за меня!

— Ты не первая, кто обвиняет меня в высокомерии, — угрюмо ответил Пирс.

Аннабел никак не могла унять дрожь. Черт, неужели прошло два года с тех пор, как они были вместе? Больше похоже на то, что прошло два дня или две недели. Зачем только он пришел сюда, стоит от нее всего в нескольких шагах и, улыбаясь, смотрит на нее своими колдовскими глазами. Черт бы побрал его обаяние!

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru