Пользовательский поиск

Книга Сладостная пытка. Содержание - Часть четвертая ТРОТУАРЫ НЬЮ-ЙОРКА

Кол-во голосов: 0

Стюард почтительно проводил их в каюты. Это путешествие разительно отличалось от предыдущего. Оказавшись в чисто прибранном просторном помещении, Александра уселась на койку, с горечью думая о невозвратном. Джейк! Она встретила его во время первого плавания, и никто не сможет заставить ее забыть его и все, что они делили.

Часть четвертая

ТРОТУАРЫ НЬЮ-ЙОРКА

Глава 25

Ночной ветерок, почти такой же горячий, как днем, гулял по комнатам особняка Александры, не принося прохлады. Девушка стояла у окна спальни, прислушиваясь к звукам летнего Нью-Йорка. Однако и шум никогда не засыпающего города, и жаркий влажный бриз лишь усиливали ее раздражение.

Она опустила гардины и подошла к огромному, от потолка до пола зеркалу, с тоской вспоминая о сухом воздухе Техаса, бескрайних прериях, мустангах, бесчисленных стадах скота. Как это непохоже на здешнюю унылую действительность! Она считала, что все забудет, как только окажется дома, в привычной обстановке, но этого не произошло.

Александра постоянно думала об асиенде, ковбоях, той свободной, хотя и полной опасностей жизни. И о Джейке. Он всегда был рядом. По ночам Александра томилась в ожидании его ласк, близости, страстных поцелуев, но утешала себя мыслями о ребенке, в котором возродится погибший отец.

Девушка критически оглядела в зеркале свой живот. Пока еще ничего не заметно. Правда, Александра немного поправилась после отъезда из Нового Орлеана, и груди налились – все время, проведенное на борту парохода, она отдыхала и наслаждалась вкусной едой. Судя по жадным взглядам Стена, тот находил ее неотразимой, но сама девушка совсем не сознавала себя привлекательной. Только в присутствии Джейка она становилась оживленной, обольстительной, чувственной, только для него была первой красавицей мира. Теперь же все в прошлом. Ей безразлично, как она выглядит.

Низкий вырез светло-зеленого атласного платья наполовину обнажал груди. Модный наряд обтягивал тонкую талию, юбка изящно ниспадала до пола. В этом платье глаза казались еще ярче, а волосы отливали золотом. Александра решила надеть к вечернему туалету принадлежавшие матери изумруды. Сегодня она впервые покажется в обществе. Стен везет ее на премьеру модной пьесы. Последнее время он пользовался ею как новой лошадью или экипажем, для того чтобы произвести впечатление на влиятельных лиц города. Ну что ж, пусть, это даже к лучшему, поскольку поможет ее ребенку занять подобающее место в свете.

Вернувшись две недели назад, она обнаружила, что в доме почти ничего не изменилось – ее экономка была достаточно опытной, чтобы содержать хозяйство в порядке. Дядюшки приехали навестить ее вместе со своими гнусными сыночками. Все уже были помолвлены и привезли с собой глупеньких, жеманных невест. Александра терпеливо вынесла не только их присутствие, но даже по-хозяйски властное обращение Стена, явно гордившегося своим завоеванием. Он сразу же объявил об их помолвке при полном одобрении семейства. Александра старательно играла покорную, во всем послушную будущему мужу девицу. Они не должны раньше времени узнать о ее планах! Стен еще увидит, на что она способна, как только родится ребенок!

Ну а пока она продолжала притворяться. Стен настаивал на скорой свадьбе, но Александра откладывала день венчания. Ей становилось противно при мысли о том, что он будет жить в ее доме и делить с ней постель. Как она вынесет его ласки?

Но Стен твердил, что, если они немедленно не поженятся, беременность станет заметна и тогда будет нелегко объяснить преждевременное рождение ребенка!

Он, конечно, был прав, но Александра все еще любила Джейка. Именно его женой она должна была стать, делить с ним радости и невзгоды. Александра не могла думать о Джейке как о мертвом. Для нее он по-прежнему жив. Она ощущала прикосновения его рук, слышала голос, словно он звал ее, окликал через океан. Но нет, это невозможно. Она сама видела, как Стен застрелил Джейка. Надо идти своей дорогой и воспитывать его ребенка – это все, что ей оставалось.

Александра снова взглянула в зеркало. Лицо побледнело, а в глазах светится нежность, как всегда, стоит ей лишь подумать о Джейке. Она тряхнула головой, боясь, что расплачется. Это все ни к чему хорошему не приведет! Она просто потеряет рассудок, если не прекратит грезить о Джейке.

Девушка поспешила покинуть спальню, словно стараясь убежать от неотступных воспоминаний. Иногда Александра просыпалась ночью, мокрая от пота, уверенная, что Джейк только сейчас держал ее в объятиях, так крепко сжимая, что девушка вскакивала с его именем на устах. Она не вынесет жизни без него...

Александра спустилась вниз. Стен уже ожидал в вестибюле. При виде девушки взгляд серых глаз неожиданно смягчился. Едва она оказалась внизу, он подошел и нежно прижал ее к груди. Александра постаралась все вытерпеть, твердя себе, что этот человек скоро станет ее мужем.

Он слегка приподнял ее подбородок и взглянул в холодные суровые глаза.

– Ты великолепна, дорогая. Платье изумительно тебе идет, а изумруды... ни одна женщина не сравнится с тобой!

– Спасибо, – сухо пробормотала Александра и, отстранившись, отошла. Стен нахмурился, но последовал за ней. Девушка направилась к гостиную и задумчиво уставилась в окно. Стен, держась поодаль, наблюдал за Александрой. С самого возвращения в Нью-Йорк она была такой – отчужденной, нелюдимой. Тот огонь, что пылал в ней раньше, давно погас, неукротимый дух сломлен. Он хотел вернуть прежнюю Александру, ту, что не уставала противиться ему. Эта женщина была неприступной. Что бы он ни говорил, что бы ни делал, все оставляло ее равнодушной. Лишь сверхчеловеческим усилием воли он не обращал внимания на пронизывающие осуждающие взгляды! Сколько раз ему хотелось грубо швырнуть ее на пол, взять, как в тот, первый раз и убедиться, что под ледяной маской прячется горячая, страстная любовница. Но теперь, когда до свадьбы оставались считанные дни, Стен боялся потерять Александру. Он до сих пор не доверял ей, возможно, еще меньше, чем раньше, – она превратилась в лишенную страхов и тревог женщину, смиренно ждущую, когда закончится ее земной путь. Кто знает, сумел бы он уговорить ее выйти за него замуж, не будь ребенка? Она так ушла в себя, что вернуть былое почти невозможно.

– Мы едем, Стен? – спросила она, наконец.

– Да, конечно, дорогая. Я идеально рассчитал время. Ты произведешь настоящий фурор, и завтра твое имя будет у всех на устах.

– Как мило, – бесстрастно отозвалась Александра.

Стен помог девушке сесть в изящную открытую коляску, гордясь тем, что может позволить себе такую роскошь, но она лишь безразлично оглядела экипаж. Ей и вправду все равно. Последнее время Александра считала Нью-Йорк огромным грязным сараем, скопищем куда-то вечно спешащих озабоченных людишек. Подумать только, так говорить о драгоценном венце Америки! По сравнению с этим городом остальная страна находится поистине в первобытном состоянии. Разве он сам не наблюдал безнадежный упадок Юга, варварские условия жизни в Техасе?

Наклонившись ближе, Стен тихо, чтобы не слышал кучер, сказал:

– Александра, я нашел прелестную маленькую церковь. Думаю, тебе захочется венчаться именно там. Нам ни к чему пышная свадьба! Позже мы дадим роскошный бал в честь твоего вступления в общество и пригласим весь Нью-Йорк. Я взял на себя смелость договориться со пастором о том, что церемония состоится через неделю.

– Что? – прошептала она с тревожно заколотившимся сердцем.

– Но, дорогая, ты, кажется, никак не можешь решиться, хотя больше тянуть нельзя. Доктор...

– Знаю. Знаю, но...

– Никаких «но», Александра. Как по-твоему, подвенечное платье будет готово через неделю?

Александра судорожно стиснула кулаки, так что ногти впились в ладони. Стен прав – надо как можно скорее стать миссис Льюис. Джейк мертв. Мертв. Почему, ну почему она продолжает противиться?

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru