Пользовательский поиск

Книга Сладостная пытка. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Я знала, что мисс Элинор недолго протянет и что после того, как она уйдет на небо, я отсюда уеду. Ну а теперь надо прихватить еды. Я испекла лепешки, и от ужина осталось немного мяса. Скорее, детка.

– Эбба, заверни еду, пока я запрягу лошадь. Или сама иди на конюшню, если умеешь обращаться со сбруей.

Негритянка широко раскрыла глаза:

– Солнышко, я боюсь этих созданий и в жизни к ним не подходила.

– Я тоже никогда не запрягала лошадей, но видела, как это делается. Не волнуйся, все получится. Конюшня там?

– Да, но умоляю, поторопитесь, дитя мое. Он в любую минуту очнется и уж тогда точно прикончит нас обеих.

– Иду, Эбба. Но и ты не медли. Александра, шатаясь, направилась к конюшне.

Она не знала, что делать с лошадью, но была исполнена решимости любой ценой избежать брака с Жилем. Отбрасывая липнущий к лицу и рукам мох, девушка, сцепив зубы, продвигалась вперед, с каждой минутой все больше свирепея. Как она могла позволить так обращаться с собой! Боль лишь прибавляла ярости.

Добравшись до конюшни, она бессильно оперлась о стену, жадно втягивая воздух. Открыв дверь и переступив порог, девушка ахнула от неожиданности и жалости. Бедная лошадь даже не была распряжена! Какая утонченная жестокость! Несчастное животное!

Кобылка стояла, понурив голову, и когда Александра приблизилась, с подозрением взглянула на незнакомку, словно ожидая очередного несправедливого наказания. На боках виднелись едва поджившие рубцы – очевидно, Жиль нещадно избивал лошадку.

Девушка бросила саквояж в коляску и, взяв кобылу под уздцы, повела к выходу. Старая коляска скрипела, стонала и потрескивала, и Александра досадно поморщилась. От такого шума и мертвые проснутся! Но без экипажа они далеко не уйдут.

Александра гладила лошадь, бормоча ласковые слова. Придется обогнуть дом, чтобы выбраться на большую дорогу. Они еще не свободны.

Неожиданно из мрака возникла неясная фигура. Александра вздрогнула, закусила руку, чтобы удержаться от крика, и выпустила поводья, но тут же обмякла, сообразив, что это Эбба вышла ей навстречу.

– Вижу, все в порядке, солнышко. Едем?

– Да, Эбба. Жиль так и не потрудился распрячь лошадь. Но не важно, садись скорее. Ты все взяла?

Негритянка кивнула и неуклюже взобралась в коляску.

– Теперь главное выехать из ворот так, чтобы он не услышал и не погнался за нами.

Александра потянула за узду упирающуюся лошадь, и кобыла медленно стронулась с места. Красная пелена боли застилала глаза Александры, но лучше это, чем вновь терпеть издевательства Жиля.

Ветви били по лицу, от густого смрада саднило горло, но девушка упрямо шагала вперед. Наконец они очутились на дороге, ведущей в город.

Только тут Александра остановила лошадь и швырнула поводья в коляску, но прежде чем усесться на козлы, оглянулась. Ей хотелось в последний раз взглянуть на дом, взрастивший такого зверя, как Жиль, но, к собственному ужасу, она увидела на веранде темную тень. Жиль! Он слетел по ступенькам и бежит к ним!

Александра оцепенела, не в силах пошевелиться. Так, значит, он все-таки настиг их и спасения нет!

Она по-прежнему не двигалась, а он неумолимо приближался...

– Гони! – прошипела Эбба, и знакомый голос вывел девушку из транса. Она вскочила в экипаж и, схватив поводья, стегнула заморенное животное. Застигнутая врасплох, лошадь рванулась вперед, но, несмотря на все усилия Александры, не убыстряла шага. Жиль бросился к ним, вцепился Александре в руку и дернул на себя, пытаясь стащить на землю. Отчаяние охватило девушку, и, забыв обо всем, она стала сопротивляться. Пальцы случайно наткнулись на кнут, оставленный Жилем на сиденье. Бесстрашно взглянув в горящие бешенством глаза, она размахнулась и с силой хлестнула кнутом по ненавистному лицу, искаженному яростью и болью, потом еще и еще раз, пока кровь не брызнула из ран. Испуганная лошадь понесла, но Александра одной рукой судорожно стискивала поводья, боясь вылететь из коляски, а другой стегала Жиля. И тут впереди появился поворот; толстые ветви деревьев низко нависали над дорогой. Девушке показалось, что это шанс к спасению, которым она не преминула воспользоваться. Она погнала лошадь, и когда деревья были совсем близко, снова хлестнула Жиля. Тот рванулся к ней, но ударился лбом о ветку и рухнул на землю.

Торжествующий смех Александры разорвал тишину ночи.

Часть третья

ПРОСТОРЫ ТЕХАСА

Глава 17

Техас! Неужто он и впрямь так бесконечен?

Александра, прикрыв глаза рукой, всмотрелась в горизонт. Жаль, что она не догадалась надеть более подходящую шляпу, чем эта, модная, с узкими полями, задорно сидевшая на густых локонах. И сколько бы они ни прошли за день, повсюду расстилалась выжженная земля, кое-где поросшая жесткой травой, уродливыми кустами и мескитовыми деревьями. Подобной природы она еще не встречала. Как ни странно, в этом сухом жарком климате прекрасно себя чувствовали мелкие животные, одичавший скот и огромные стада мустангов.

Несмотря на выносливую лошадь и удобное дамское седло, мышцы ног и спины надсадно ныли, и по мере того, как расстояние до ранчо Бар-Джей сокращалось, боль все усиливалась.

Александра оглядела своих спутников. Они казались неутомимыми, но ведь недаром о кавалерии Соединенных Штатов слагали легенды! Солдаты привыкли к длительным переходам, чего нельзя сказать об Александре. Кроме того, ее раны еще не зажили.

Четверо кавалеристов провожали ее на ранчо – лейтенант Блейк, его сержант и двое рядовых. Ей повезло получить такой эскорт в Корпус-Кристи, порту, где она сошла на берег с корабля, на который села в Новом Орлеане. Сама мысль о Луизиане вновь пробудила невеселые воспоминания.

Она не переставая погоняла измученную лошадь, пока не отъехала достаточно далеко от плантации. После этого они поплелись шагом до самого города. Путешествие было долгим и трудным, но на рассвете они уже въезжали в окрестности Нового Орлеана.

К счастью, Эбба хорошо знала город и настояла, чтобы они остановились у ее знакомых в негритянском квартале. Там они будут в безопасности. Жиль вряд ли додумается заглянуть в этот пользующийся дурной славой район. Дом был маленьким и тесным, но Александре он показался раем.

Как только открылись местные банки, девушка после мучительных раздумий и колебаний все-таки отправила телеграмму в Нью-Йорк с требованием перевести деньги. Теперь Стен Льюис, конечно, знает, где ее искать! Вся надежда лишь на то, что она успеет скрыться из Нового Орлеана и Стен, как и Жиль, не найдет ее в безбрежных просторах Техаса.

Однако она рискнула, получила деньги и отправилась на пристань, чтобы отыскать судно, отплывающее в Корпус-Кристи, порт на юге Техаса, ближайший к ранчо Бар-Джёй. Ей и тут повезло. Через три дня туда уходила шхуна.

Перед отъездом она дала денег Эббе и попросила купить для нее одежду, и особенно амазонку и ботинки для верховой езды. Сама она не смела показаться в лавках, боясь, что Жиль или мадам Лебланк найдут ее..

Эбба пропадала весь день и в конце концов вернулась со множеством свертков и картонок. По какой-то причине негритянка выбрала самые роскошные и дорогие наряды. Однако времени, чтобы заменить их на платья попроще, не оставалось, поэтому Александра поблагодарила Эббу, радуясь, что теперь у нее есть хоть какие-то вещи.

Она подарила лошадь и коляску негритянской семье, приютившей их, и оставила значительную сумму Эббе, чтобы та смогла перебраться на Север.

Путешествие было довольно приятным. Александра хорошо отдохнула, и чистый соленый воздух вытеснил из ее легких влажный гнилостный запах умирающего Юга. Александра делила каюту с несколькими северянками, ехавшими в Техас к мужьям – солдатам, расквартированным в форте Браунсвилла, и поскольку в Корпус-Кристи женщин должен был встретить кавалерийский эскорт, те заверили девушку, что будут рады взять ее с собой, ибо это куда безопаснее, чем нанимать неизвестных людей.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru