Пользовательский поиск

Книга Сладостная пытка. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

– Но признай, что это случилось!

– Как я могу отказаться? – тоскливо протянула Александра.

– Совершенно верно. И ты не отрицаешь, что я подарил тебе наслаждение. Почему бы не повторить это снова? Я привез тебя в свой дом, чтобы быть рядом. Неужели теперь ты находишь меня отталкивающим и все здесь тебе ненавистно?

– Я... я...

Он положил руки ей на плечи. Девушка встрепенулась, но подавила порыв отстраниться и убежать.

– Вот так-то лучше, Александра. Нам нужно поближе узнать друг друга. Я верю, мы созданы, чтобы быть вместе, и уже доказали это, не правда ли, дорогая?

– Повторяю, я так и не поняла, что произошло той ночью, – прошептала она, гневно сверкая глазами.

Жиль тихо рассмеялся.

– Милая, порой страсть женщины нелишне немного подхлестнуть...

– Что?! – вскричала Александра.

– Я пытался. Честно пытался завоевать тебя, дорогая, но ты была ко мне равнодушна. Такого со мной никогда не случалось, и я терялся в догадках. Но мадам Лебланк, настоящий мудрец в подобных делах, посоветовала подсыпать в твое шампанское некое зелье, которое сделало бы тебя сговорчивее...

– : О! Ты настоящее чудовище!. – прошипела Александра, замахиваясь, чтобы ударить его по лицу. Но Жиль перехватил ее руку.

– Полегче, дорогая. Тут нет ничего необычного. К тому же Белла всегда помогает мне добиться того, что я хочу.

– Вы оба гнусные твари! – воскликнула Александра.

– Вовсе нет. Просто обладаем довольно... экстравагантными вкусами в любви, которые и стремимся удовлетворить любой ценой.

– Пусти меня, ты... ты...

– Не серди меня, Александра, – рявкнул Жиль, заводя ей руки за спину. – Мне тоже необходимо с тобой поговорить.

Девушка пыталась вырваться, но ее лихорадочные движения лишь воспламеняли в нем страсть. Прижав к себе Александру, он приподнял свободной рукой ее подбородок и смял губами мягкие уста. Боже, несмотря на то что так яростно отбивается, она по-прежнему остается самой желанной женщиной на свете!

Жиль впился зубами в ее нежный рот, услышал крик боли, но не обращая ни на что внимания, глубоко вторгся языком во влажную пещерку, гладя узкий розовый язычок. Да, это столь же восхитительно, как в ту ночь!

Все еще не выпуская ее запястий, не отрываясь от губ, он расстегнул лиф платья и дерзко стиснул упругий теплый холмик. Александра вновь начала сопротивляться, но Жиль неутомимо теребил крохотные бугорки сосков, теряя голову от мучительного желания. Наконец, прервав поцелуй, он уставился на белеющие в неверном лунном свете полушария.

– Отпусти меня, Жиль, – простонала Александра, – не делай этого со мной! Я не так сильна, чтобы бороться...

И верно – девушка ощущала, как силы с каждой секундой убывают и она вряд ли сможет устоять против бешеного натиска этого мужчины. Она не желала, чтобы он касался ее, и в то же время не имела воли противиться.

– Ты сама хочешь этого, Александра. Хочешь, чтобы я любил тебя, как тогда, ласкал твое великолепное тело, брал снова и снова. Не отбивайся, любовь моя, сними платье. Здесь тебе не нужна одежда. Деревья укроют нас. Никто никогда не узнает. Я заставлю тебя хотеть меня и без всяких снадобий Беллы.

– Нет! Нет, Жиль. Отведи меня в дом. Мы никогда не будем вместе. Кроме того, ты сам сказал, что подлил мне какую-то мерзость!

– Только чтобы пробудить твои природные инстинкты, – возразил Жиль, стягивая платье с Александры. Тонкая ткань скользнула по бедрам и легла у ног девушки. Прохладный влажный ветерок овеял тело. Александра вздрогнула, но гордо выпрямилась, не дав себе труда прикрыться руками.

– Что ж, Жиль, кажется, ты снова добился своего, – сухо заметила она. – Но в этот раз я не буду столь горячо отвечать на ласки.

Впрочем, Жиль уже ничего не слышал, упиваясь красотой этого роскошного тела. Он рывком притянул девушку к себе, и как она ни пыталась остаться равнодушной, застыть под его требовательными ласками, не такому, как она, новичку в любовном искусстве было тягаться с опытным соблазнителем. Вскоре она сама припала к нему, и они вместе опустились на пол беседки...

– Александра, Александра, – простонал он, – почему ты не можешь полюбить меня? Я влюбился в тебя с первого взгляда, зачем же ты заставляешь меня причинять тебе боль?

Но девушка почти не сознавала смысла этих неразборчивых слов. В душе, горели унижение и ярость, рождавшие неукротимую жажду мести.

Глава 15

Александра, мрачная как туча, сидела у постели Элинор. Тело несчастной сотрясалось от приступов кашля. В короткие промежутки женщина с трудом втягивала в себя воздух. Влажная духота, жара и сырость усугубили и без того тяжелое состояние больной. Александра то и дело обтирала лоб платком, мечтая о дуновении ветерка, но на дворе стояла поздняя весна, и надеждам на похолодание сбыться не суждено. Как можно жить в подобном климате? Неудивительно, что Элинор чахнет на глазах.

Теперь Александра понимала, почему южане так неторопливо двигаются и говорят, растягивая слова, – здесь просто невозможно делать резкие движения.

Неужели прошло две недели с той отвратительной ночи в беседке? Правда, с тех пор Александра не дала Жилю шанса снова ее изнасиловать, но он постоянно наблюдал за ней, не сводя непроницаемых черных глаз, старался остаться с девушкой наедине, намекая на необходимость очередного срочного разговора. Александра отчаянно мечтала избавиться от него, но не могла со спокойной душой покинуть Элинор. Закончив работу по дому, она спешила к ней в комнату и даже спала там, боясь оставить умирающую.

Через несколько дней после приезда Александры состояние Элинор ухудшилось, и пришлось послать за доктором. Тот долго бормотал что-то, качая головой, и наконец заявил, что надежды нет, надо лишь стараться не волновать больную и следить, чтобы она как можно больше спала.

Александра спросила, нельзя ли отвезти Элинор в Нью-Йорк и показать специалистам, более сведущим в легочных заболеваниях. Но старый доктор объяснил, что уже встречался с такими случаями раньше. Лекарств от чахотки все равно не существует. Легкие слишком сильно поражены. Поездка в Нью-Йорк окажется ненужным и тяжелым испытанием, которого Элинор может не выдержать.

Девушке пришлось ухаживать за угасающей женщиной, с ужасом наблюдая, как она день ото дня становится все бледнее, слабее и часто впадает в забытье. Александра полюбила Элинор, как родную, и остро чувствовала ее боль. Смерть стерегла свою жертву, и все ждали, когда она нанесет удар.

К тому же еще одна вещь тревожила Александру: внезапное и необъяснимое угасание мистера Джармона, начавшееся вскоре после визита доктора к Элинор. Теперь старик практически не покидал комнаты. Он выглядел ужасно и почти ничего не ел. Александра настаивала на том, чтобы снова послать за доктором, но мистер Джармон отмахнулся, проворчав, что у врача есть дела поважнее, чем тратить время на никчемного старика.

Александра постепенно стала испытывать уважение к этому стойкому человеку, ни разу не произнесшему ни единого слова жалобы. Он словно радовался, что скоро освободится от ненужного бремени – собственной жизни.

Кроме того, на плечи Александры легло управление плантацией, вернее, тем, что от нее осталось. К своему несказанному удивлению, она прекрасно справлялась с делами. Жиль приезжал и уезжал, не обращая внимания на то, что творится вокруг. Он выбрал себе другую дорогу и навек отрекся от той неприглядной действительности, что ждала его дома.

Не сводя глаз с задремавшей наконец Элинор, Александра задумалась о своем невеселом положении. Из забытья ее вывели громкие голоса, доносившиеся с первого этажа. Девушка вскочила и в тревоге выбежала из комнаты на верхнюю площадку лестницы, ведущей в вестибюль. Взглянув вниз, она увидела, что по дому бесцеремонно расхаживают какие-то грузные широкоплечие мужчины. Их грязные сапоги оставляли следы на потертых, когда-то дорогих коврах.

Александра сбежала по ступенькам, совершенно забыв, в каком она виде: волосы растрепаны, платье расстегнуто так, что виднеется ложбинка между грудями, на раскрасневшихся щеках следы муки – утром она пекла лепешки.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru