Пользовательский поиск

Книга Сладостная пытка. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Эбба покачала головой и улыбнулась. Для нее они навсегда остались детьми.

– Послушайте, я никогда не вела хозяйство, но буду стараться, если вы покажете мне, что делать. Я на все соглашусь, лишь бы Элинор побольше отдыхала.

Негритянка медленно кивнула и неожиданно расплылась в улыбке.

– Жаль, что вы так и не увидели мистера Джейкоба. Нутром чую, что вы двое... Возможно, вы согласитесь отправиться с Техас? Ему нужна такая красивая и сильная женщина, как вы.

Александра, покраснев, торопливо пробормотала:

– Я не ищу мужа, Эбба. Приехала, чтобы сдержать обещание, данное Олафу Торсену, вот и все.

Эбба подняла брови и усмехнулась:

– Ну что же, детка, помощь мне не помешает, да только здесь как ни трудись, все без толку. Серебро и фарфор уже проданы, скоро настанет очередь мебели, картин, да и самого дома. Прошлого не вернуть, но по крайней мере хоть несколько комнат можно сохранить чистыми и пригодными для жилья.

– А мои вещи? – вспомнила девушка.

– Мистер Жиль привез саквояж. Странно, как это вы ухитрились встретиться в Новом Орлеане. Тут что-то нечисто, но не стану допытываться. Мистер Жиль вечно выкидывает всякие фокусы.

Александра отвела глаза, боясь, что Эбба слишком много прочтет в ее взгляде. Жиль! Как она его ненавидит!

Глава 14

Задыхающаяся, мокрая от пота, Александра подняла тяжелый поднос с едой. Она еще в жизни так не трудилась на кухне, как сегодня. Раньше в этом большом помещении хлопотало множество слуг, теперь же остались только Эбба с Александрой. Правда, и готовить приходилось всего на несколько человек, но работы меньше не становилось. Весь день они стряпали и убирали, и Александра впервые поняла, как нелегки домашние обязанности.

Она с сожалением оглядела стертые красные руки, так непохожие на мягкие белые ладошки леди, но почему-то совсем не расстроилась. Эти люди нуждались в ней, я она готова на все, чтобы облегчить страдания Элинор. Жаль, что в кухне невыносимо жарко, а всепроникающая сырость лишала последних сил. Просто непонятно, как Элинор смогла так долго протянуть здесь.

Александра вышла из помещения на свежий воздух. Последние лучи заходящего солнца освещали дом, придавая медленно ветшавшему зданию своеобразную прелесть. Легко было представить, как оно выглядело раньше, когда из окон доносились смех и музыка, а с полей – заунывное пение рабов. Должно быть, жизнь здесь была прекрасна, если, конечно, забыть о жалком существовании негров, проводивших целые дни в непосильном труде под угрозой кнута надсмотрщика.

Кухня располагалась в отдельном строении, чтобы духота и неприятные запахи не раздражали обитателей дома. Теперь же расстояние между ней и особняком казалось Александре, спотыкавшейся под тяжестью ноши, слишком – длинным. И хотя в соблюдении этикета больше не было необходимости, мистер Джармон все же настаивал на том, чтобы все было как прежде, и Эбба с Элинор свято чтили его желания, ибо старик до сих пор оставался главой семьи.

Эбба ночевала на кухне. Здесь было всегда тепло и не так дуло изо всех щелей. Кроме того, мистер Джармон никогда бы не позволил чернокожей жить в особняке, несмотря на то что Эбба получила свободу. Прошлое для него не умерло, а настоящего он не желал признавать.

Александра немного тревожилась насчет того, как пройдет их первая встреча. Эбба и Элинор много рассказывали о старике, и, судя по всему, неизвестно, как тот воспримет появление еще одной женщины. Впрочем, она не станет ему обузой, поскольку сполна отрабатывает стол и крышу над головой.

Александра гнала прочь мысли о Жиле. Неужели он тоже Джармон? Почему же скрыл это от нее? Что еще задумал вместе с мадам Лебланк? Или они уже добились своего?

Она никак не могла понять мотивы их поступков, но твердо решила дознаться как можно скорее. При первой же возможности она расспросит Жиля. Александра не боялась его, скорее, ею двигали любопытство, гнев и невыносимое отвращение.

Следуя наставлениям Эббы, Александра поспешила в дом, закрыв за собой широкую дверь. В таких дверях больше не было нужды с тех пор, как женщины перестали носить кринолины, но они оставались ностальгическим напоминанием о былом.

Морщась от нестерпимой ломоты в руках, Александра вошла в просторную столовую. Свет почти ослепил ее, и пришлось постоять несколько мгновений неподвижно, пока немного привыкнут глаза. Наконец она торопливо подошла к столу и с облегчением поставила поднос. Элинор тепло улыбнулась девушке. Сейчас она выглядела отдохнувшей и спокойной. В глазах Жиля мелькнули веселые искорки, брови вопросительно поднялись. Мистер Джармон свысока разглядывал ее сквозь очки. Именно он и прервал неловкое молчание:

– Это и есть та девушка, Элинор?

– Да, Александра Кларк, мистер Джармон, юная леди, о которой я вам рассказывала.

– Не слишком похожа на таковую. Почему она в подобном виде? Я думал, она ваша родственница.

– Да, но Александра помогает...

– Я трудилась весь день в вашей кухне, мистер Джармон. Кто-то должен был готовить ужин, а Элинор, очевидно, серьезно больна.

Александра была сама потрясена собственным неожиданным взрывом. Правда, она устала, измучилась, была раздражена, и неуместное чванство мистера Джармона оказалось последней каплей.

Мистер Джармон брезгливо поморщился и надменно процедил:

– Все янки одинаковы. Ни манер, ни воспитания, ни уважения к старшим.

– Мистер Джармон, – начала Элинор.

– Ну что ж, если ей угодно занять место служанки в нашем доме, ради Бога. Думаю, на большее у этих проклятых янки все равно мозгов не хватит, – буркнул он, не глядя на Александру. – Что же ты стоишь, девчонка, разноси еду, пока она не остыла!

Александра не верила ушам. Какая наглость! Ей хотелось швырнуть в него тарелкой и уйти, но вместо этого она глубоко вздохнула и стала поднимать крышки блюд.

– Я помогу вам, Александра, – предложила Элинор, пытаясь встать с кресла.

– Нет, нет, пожалуйста сидите, Элинор. Вам надо отдыхать. Довольно и того, что вы накрыли на стол.

– Пусть девушка делает, что считает нужным, Элинор. Не можем же мы кормить еще одну янки задаром! Должна она быть хоть на что-то пригодной, – проворчал мистер Джармон, впиваясь в Александру недобрым взглядом.

Девушка заметила, что Элинор стыдливо опустила голову. Господи, что же ей пришлось вынести в этом доме! Теперь Александре многое стало ясно. Сама она ни за что не позволила бы обращаться с собой как с ничтожеством, какой-то неотесанной северянкой! Но ради Элинор пришлось смириться с этим недобрым узколобым стариком. Кто знает, возможно, у Элинор были свои причины принять подобный, поистине средневековый, образ жизни.

Александра расставила блюда. Не хватало еще, чтобы она обслуживала каждого по отдельности! К счастью, все умещались на одном конце длинного стола. Комната казалась роскошной, и хотя тяжелая темная мебель была старательно натерта воском руками Элинор, фарфор, хрусталь и серебро были давно распроданы, и приходилось довольствоваться простыми кухонными приборами.

Девушка устроилась рядом с Элинор и оглядела стол. Все уставились на нее, словно ожидая чего-то, поэтому она сочла нужным пояснить:

– Я не смогу обходить каждого с подносом – это чересчур утомительно. Мы можем просто передавать блюда друг другу.

. – Конечно, дорогая, – поспешно согласилась Элинор, вручая мистеру Джармону глиняную миску. Но он метнул на женщину разъяренный взгляд и заявил:

– Если я не затрудню вас, может, прочитаем молитву, как подобает добрым христианам?

Элинор украдкой посмотрела на Александру, давая понять, что таков обычай. Девушка согласно наклонила голову. Она совсем не против, только стоило бы предупреждать заранее. Кроме того, мистер Джармон молился так долго, что все, конечно, уже успело остыть.

Наконец старик замолчал, и ужин начался. Еда была простой, но вкусной, и Александра с горечью подумала, что шлюхи в борделе мадам Лебланк питаются куда лучше, чем старинные благородные семейства южан. Мир в самом деле перевернулся!

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru