Пользовательский поиск

Книга Сладостная пытка. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Наконец она пришла в себя, все еще ощущая сосущую пустоту внизу живота. Ничто, никакие грубые, страстные, бешеные ласки не могли насытить ее, и девушка терзалась неудовлетворенностью. Но обнаженный Жиль поднес к ее губам бокал, и она машинально выпила. Жидкость оказалась густой, сладкой, с легкой горчинкой. Жиль взял у Александры бокал, и она заметила его коварную усмешку, но, не успев ничего сказать, провалилась в забытье.

Глава 13

Александра лежала в постели, боясь шевельнуться, – в висках стучало, и казалось, ее вот-вот вывернет наизнанку. Однако постепенно ей стало лучше, и в голове немного прояснилось. Вчерашний вечер... исступленные ласки Жиля... она отдается ему, безудержно... дерзко... Неужели все так и было на самом деле?

Надо немедленно покинуть этот дом. Больше нельзя доверять мадам Лебланк. Очевидно, именно она провела Жиля в комнату Александры. Интересно, сколько тот заплатил ей?

Решив испытать свои силы, Александра приподнялась и ахнула. Она не в борделе! И никогда раньше не видела этой комнаты! Да, это спальня... но отделанная в светлых, гармоничных тонах и весьма элегантная, хотя явно знавала лучшие времена.

– Все в порядке, дорогая, не волнуйтесь, – послышался мягкий голос. Александра повернула голову. В качалке у ее кровати сидела миниатюрная женщина. Рассеянный свет проникал в комнату, заливая теплым золотистым сиянием незнакомку. Легкий влажный ветерок шевелил белые занавески. Ничто не нарушало мирную тишину.

Александра вздрогнула. Было нечто сверхъестественное в этой картине, казалось, населенной призраками прошлого. Куда она попала?

– Добро пожаловать на плантацию Джармонов, Александра, – добавила женщина.

– Джармоны!

Александра внимательно присмотрелась к ней. Маленькая, усохшая, с обтянутым кожей личиком с кулачок и, однако, сохранившая следы былой красоты. Она даже не слишком стара, просто выглядит измученной и бледной, словно непрерывно терзается болью! И в лице что-то знакомое.

– Плантация Джармонов? – переспросила Александра, недоуменно оглядываясь. Как она сюда попала? И куда девался Жиль?

– Да, мы рады видеть вас. Конечно, здесь уже не так, как прежде, но тем не менее милости просим. – Женщина откинула со лба прядь седеющих светлых волос. – Насколько я поняла, вы приехали, чтобы разыскать Элинор и Джейкоба Джармонов?

– Да. Я должна повидаться с ними. Мне пришлось проделать долгий путь.

– Вы очень похожи на своего отца, Александра. Девушка удивленно раскрыла глаза.

– Отец? Что вы хотите этим сказать?

– Я Элинор Торсен Джармон. Пожалуйста, зовите меня Элинор. А вы, должно быть, дочь Александра Кларка?

Александра улыбнулась, кивнула и, облегченно вздохнув, откинулась на подушки. Элинор Джармон! Какое счастье!

– Прекрасно, что вы наконец очутились здесь, Александра, но, откровенно говоря, я ничего не понимаю. Жиль сказал только, как вас зовут и что вы ищете меня и моего сына.

Александра недоуменно свела брови и снова села.

– Жиль? Жиль Бомон? Какое отношение он имеет ко всему этому?

Элинор пожала плечами:

– Но именно он привез вас сюда. Жиль Бомон Джармон.

Потрясенная, Александра не находила слов.

– Жиль Бомон Джармон живет здесь? – выдавила она наконец.

– Да. Он сводный брат Джейкоба, от первого брака моего мужа с женщиной из знатной креольской семьи.

– Понятно, – медленно вымолвила девушка. По-видимому, мадам Лебланк послала за Жилем, узнав о желании Александры отправиться на плантацию. Но зачем ей это?

– Жаль, что моего сына сейчас нет. Вы хотели видеть и его?

– Да. Но разве это не его дом? Где же он?

Элинор глубоко вздохнула и закашлялась, сотрясаясь всем телом. Вынув большой ситцевый платок, она прижала его к губам. Когда приступ немного стих, женщина спрятала полотняный квадратик, но Александра заметили на нем багровые пятна. Боже, вероятно, несчастная смертельно больна.

– Скажите, я чем-нибудь могу помочь? – нерешительно пробормотала девушка. Элинор, еще не в силах ответить, покачала головой. Александра сконфуженно отвела глаза.

– Все в порядке, дорогая, все хорошо, – наконец выдавила Элинор. В усталых синих глазах блеснул искренний интерес. – Приехав сюда, вы справлялись, как отыскать меня и мою семью, но еще не объяснили, в чем дело.

Александра покраснела.

– Простите. Наверное, я кажусь вам типичной невоспитанной янки.

– Нет, дорогая, – весело рассмеялась Элинор. – Не забывайте, что я тоже с Севера, но так и не привыкла к Югу и его странным обычаям.

Девушка быстро заговорила, не представляя, как сильно ее резковатый выговор напоминает Элинор о потерянном доме и полузабытом прошлом.

– Крепитесь, Элинор. Ваш отец умер за несколько дней до того, как я покинула Нью-Йорк.

Маленькое худое тело содрогнулось от беззвучных рыданий. Элинор беспомощно согнулась и закрыла лицо костлявыми руками. Александра сочувственно смотрела на женщину. Она никогда не могла оплакивать тех, кого любила, – сердце словно покрывалось ледяным панцирем. Слишком многое стряслось с ней за это короткое время, чтобы испытывать к мужчинам что-то, кроме омерзения.

Наконец Элинор подняла голову и пробормотала, вытирая глаза:

– Вы приехали сообщить мне это?

– Не только. Умирая, ваш отец просил меня добраться до Нового Орлеана и передать, что он жалеет о случившемся и всегда любил вас.

Глаза женщины вновь наполнились слезами.

– Я так любила его, Александра. И пока не встретила будущего мужа, у меня никого не было, кроме отца. Но... я и мужа горячо любила и хотела, чтобы Джейк получил наследство отца... стал со временем управлять плантацией. Только, только...

– И что же? – не выдержала Александра.

– Приехав сюда, я не застала его в живых! Я преодолела все тяготы пути, поссорилась с отцом, а когда оказалась здесь, мужа уже успели похоронить. Он так и не увидел своего сына. Погиб в одночасье – его сбросила лошадь.

– Какое несчастье! Ужасно! Но почему вы не вернулись в Нью-Йорк?

Элинор слегка вздернула подбородок.

– Гордость. Я была слишком горда, чтобы просить прощение, и к тому же думала, что Джейкоб получит что-нибудь даже после того, как услышала...

Она слегка замялась.

– Видите ли, для меня было страшным потрясением узнать, что муж уже был женат на красавице креолке. Она умерла родами. Я так и не узнала, любил ли он меня так же сильно, как я – его. Он оставил меня беременной и поспешил домой, к тяжело больному отцу. Утверждал, что должен управлять плантацией, но, возможно, просто нашел благовидный предлог, чтобы бросить меня.

– Конечно, он любил вас, иначе не женился бы!

– Да, вероятно, вы правы, ведь я ничего не могла предложить ему, ни денег, ни имени... По какой же еще причине он сделал мне предложение?

– Кроме того, вы были очень красивы.

– Верно. Он обожал мои светлые волосы и синие глаза. Местные красавицы в основном черноволосы и темноглазы, так что он, возможно, восхищался блондинками.

– Значит, – нерешительно пробормотала Александра, – ваша жизнь здесь была не так уж плоха.

– Как посмотреть, дорогая. Видите ли, плантация и земли переходят к первому сыну в роду, а второму ничего не остается. Таков обычай этой семьи. Но даже и старший сын получит не слишком много: налоги продолжают расти.

– И что это означает?

– Только tq, что если мы не заплатим грабительские налоги, установленные мародерами-северянами, попросту потеряем плантацию.

Александра ошеломленно охнула:

– Вы не можете прокормиться на этой плодородной земле?

– Нет. Юг окончательно сломлен, и сомневаюсь, что когда-нибудь вновь возродится, – печально вздохнула женщина.

– Но земли, хлопок?!

– На них некому работать теперь, когда нет рабов. Некому сажать и собирать хлопок. Конечно, я ненавидела рабство, но все-таки до войны здесь было чудесно.

Александра кивнула, хотя все, что говорила женщина, с трудом укладывалось в голове.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru