Пользовательский поиск

Книга Сахарный павильон. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Внезапный стук в дверь заставил ее вздрогнуть. На пороге стоял хорошо ей знакомый командир одного из находившихся в подчинении Рори отрядов.

– Добрый день, мистер Пирс. Как вы… – более она не смогла вымолвить ни единого слова, столь мрачным был его вид. Она отступила в сторону, пропуская Пирса в дом. Он вошел, держа треуголку в руках. – Что случилось? Неужели Рори ранен?!

– Думаю, вы должны присесть, прежде чем услышите печальное известие, которое я вам принес.

– Да говорите же скорее! – ее лицо стало белее мела.

– Брумфилдская банда вчера была окончательно разгромлена в результате операции, спланированной капитаном Морганом. Бой был уже закончен, когда контрабандист, пытавшийся бежать из оцепленного района, извлек из-за пазухи пистолет и выстрелил прямо в сердце капитану. Смерть наступила мгновенно. Он даже ничего не успел почувствовать. Это случилось в момент его полного триумфа.

Пирс вовремя подхватил упавшую в обморок Софи…

Похороны Рори прошли со всеми воинскими почестями. Офицеры несли гроб, а вдоль дороги до самой церкви Святого Николая стояли таможенники. Из Лондона прибыло высшее начальство, и над могилой прогремел прощальный воинский салют. На кладбище собралось все многочисленное семейство Рори, в том числе и родственники из отдаленных уголков Англии, с которыми Софи прежде никогда не встречалась. Все они были добры к Софи и относились к ней с сочувствием. Особо участлива была Элен.

– Быть может, тебе стоит вместе со мною съездить в Лимингтон? – спросила Элен, оставшись наедине с Софи. Антуан уже спал, и они сидели у камина в траурных платьях.

– Спасибо за заботу, – благодарно сказала Софи. – Но Антуан не должен пропускать занятия в школе. А оставить его одного здесь я сейчас не могу.

Когда мальчику рассказали о гибели Рори, он бросился на грудь Софи и зарыдал.

– Сперва маман, папа, потом дедушка и вот теперь капитан Рори.

Она крепко обняла Антуана, тоже дав волю слезам.

– Может, позже приедешь, – предложила Элен, прерывая поток мыслей Софи!

– Извини, но я ничего не могу обещать. У меня ведь так много работы. Сейчас не будет и свободной минуты.

И тут ее осенило, сколь много общение с нею значило для Элен, одиночество которой после смерти матери теперь, после гибели брата, усиливалось.

– Элен, – промолвила Софи. – Могу ли я в свою очередь попросить тебя остаться здесь со мной столь долго, сколь тебе будет угодно?

– Ты даже представить себе не можешь, как я рада твоему предложению, – не задумываясь, ответила Элен.

Софи вновь ушла в работу. Элен в ее отсутствие выполняла всю работу по дому и каждый раз, когда мадемуазель Делькур возвращалась в Бич-Хаус, ее ожидал готовый обед. Элен никогда не вмешивалась в дела Софи, а напротив, всегда была понимающей подругой и вскоре быстро нашла общий язык с Антуаном. Элен очень беспокоил тот факт, что Рори не успел изменить своего завещания в пользу Софи и сделать ее своей наследницей. Все имущество капитана было поделено между Элен и ее сестрами. Софи как-то не задумывалась об этом до тех пор, пока Элен не затронула эту тему в разговоре. Она убедила подругу, что не в претензии.

– У меня есть великолепное кольцо, которое он мне подарил, – сказала она. – И я буду хранить его до самой смерти.

Скорбь Софи не позволяла ей строить долгосрочные планы по поводу своего будущего. Она мучилась от того, что в последние мгновения жизни Рори Моргана не была рядом с ним. Ричард был единственным, кому она могла рассказать об этом.

– Надо было мне отвезти Тома к Кларе, а уж она как-нибудь доставила бы его к вам. Тогда бы я еще успела вернуться к месту боя.

– Вы все равно не могли бы спасти его жизни. Тем более ради вашей же безопасности капитан Морган приказал бы вас к себе не подпускать.

Она закрыла лицо ладонями.

– Но я же там была!

Ричард успокаивающе обнял ее.

– Если бы все было так, как вам сейчас хочется, то мой брат был бы тоже мертв. Пока вы будили бы миссис Ренфрю, а она перевозила его сюда, Том умер бы от потери крови. И откуда вам известно, что она доставила бы его именно ко мне. Ей, как-никак, грозил за это арест. И уж благополучие своего сына она наверняка поставила бы выше жизни моего брата.

Софи понимала, что он прав, но ничего не могла поделать с окончательно одолевшим ее горем.

Ричард пытался объяснить ей, что всем понесшим утрату, свойственно обостренное чувство вины, но это ничуть не успокоило ее отчаянной печали.

Кризис миновал. Том стал постепенно выздоравливать. Софи не посещала магазина Фоксхиллов, но Ричард совершал к ней регулярные визиты, и Элен находила особое удовольствие в том, чтобы потчевать его чаем. Иногда он ужинал в доме Софи. Как-то раз, оставшись с Софи наедине, он сообщил следующее.

– Завтра я собираю Тома в Лондон. Впереди у него еще довольно длительный период выздоровления, и ему очень хотелось бы повидаться с вами до отъезда.

Софи осталась недвижима.

– Насколько мне известно, Том скрестил клинки в ту ночь с моим Рори. По крайне мере, он сражался на стороне тех, кто убил моего жениха. Отныне Том Фоксхилл для меня не существует.

Глава 23

Она оказалась в толпе на Шип-стрит, среди тех, кто стремился побыстрее купить газету у выкрикивавшего новость мальчишки.

«Флот Наполеона потоплен в дельте Нила! Адмирал Нельсон одержал великую победу!»

Девушка пробежала глазами передовицу, подводившую итоги морского сражения и сообщавшую, что в данный момент Нельсон находится в Неаполе, где ему оказывает радушный прием посол Британии в Италии сэр Вильям Гамильтон и его благородная супруга. Сворачивая газету, чтобы перечитать ее дома внимательнее, Софи заметила в толпе, обступившей мальчишку-газетчика, Тома Фоксхилла. Глаза их встретились, после чего он, даже не улыбнувшись, промолвил:

– Добрый день, Софи.

– Добрый день, Том.

И потом, не оглядываясь, она пошла дальше. Прошло уже шестнадцать месяцев, с тех пор, как она в последний раз с ним разговаривала. Когда она отказалась встретиться с Томом перед тем, как брат отвез его в Лондон, Ричард передал ей письмо, которое Софи категорически отказалась принять. С тех пор прошло не менее года, прежде чем она вновь услышала о том, что Том Фоксхилл снова появился в Брайтоне. Первым его встретил Антуан.

– У мистера Фоксхилла теперь шрам через всю щеку. Я спросил его, уж не на очередной ли дуэли он опять сражался. В ответ он рассмеялся и сказал, что это действительно так, правда, как и во время того достопамятного поединка, он также одержал верх над своим противником.

Софи оставила это сообщение без комментариев. После этого она не раз видела Тома, поскольку он почти постоянно теперь находился в своей антикварной лавке. По крайне мере, со стороны так казалось. Если они случайно сталкивались на проезжей части улицы – он на своем скоростном фаэтоне, на котором впору только шею свернуть, она в двуколке цвета морской волны, – Том приветствовал Софи поднятым кнутом, а она лишь еле заметным движением головы в его сторону. Когда они встречались на пешеходном тротуаре, он поднимал шляпу и долго смотрел ей вслед с сумрачным выражением на лице. Если бы не шрам на щеке, вряд ли можно было догадаться, что этот молодой человек в свои двадцать девять лет сталкивался со смертью чаще, чем кто-либо из мужчин за всю жизнь. Он не мог знать, что она уже более не чувствует гнева и озлобления по отношению к нему. Потихоньку беда забылась, и на смену отчуждению приходило прощение. Но Софи не могла всего забыть. По крайне мере, они с Томом были теперь квиты: она спасла ему жизнь за то, что он когда-то спас ее и Антуана, и более уже не чувствовала себя чем-то ему обязанной.

Вдалеке послышались одобрительные возгласы, Софи увидела, как по Штрип-стрит движется в открытом экипаже принц. Он всегда искренне радовался любому проявлению народной симпатии после преследовавшей его в течение долгого времени всеобщей враждебности. И вновь послышались радостные приветствия, которые принц воспринял с улыбкой. Он вполне бы мог заметить Софи, если бы не маленькая девочка, бросившаяся под колеса его экипажа. Принцу пришлось перенести сильное потрясение, прежде чем мать девочки подхватила ее в последний момент на руки. Маленькая девочка чем-то напомнила принцу его собственную маленькую дочурку Шарлотту. Внутренняя неприязнь, которую поначалу Его Высочество испытывал по отношению к свой дочери, сменилась отцовской заботой. К сожалению, девочка росла шумной и упрямой, и принц связывал эти ее черты с дурной наследственностью, доставшейся ей от матери.

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru