Пользовательский поиск

Книга Сахарный павильон. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Глава 22

Софи уже не виделась с Рори больше месяца, когда совершенно неожиданно он пришел к ней в ателье с двумя билетами на вечерний сеанс в местном театре. Она была этим приятно удивлена, а Антуану пришлось остаться ночевать у Клары, Мадемуазель Делькур побежала в Бич-Хаус, чтобы переодеться в новое бархатное платье, отделанный рюшами вырез которого подчеркивал белизну и изящество линии ее шеи и плеч. По дороге домой Софи сообщила Рори, что решила отказаться от должности белошвейки в Морском Павильоне в предстоящем летнем сезоне.

– Я больше не могу попросту тратить время. Летом в ателье было очень много работы, так что, думаю, у меня не будет даже свободной минуты. Приезжие из Лондона и других мест заказали куда больше кондитерских изделий, чем обычно. А что до сахарных фантазий, то с тех пор как я украсила стол парусником «Сюрприз» у мистера Хикса, я ежедневно получаю заказы для оформления праздничных столов на званых балах. Заказы на кондитерские изделия для частных торжеств также не иссякают.

– Это здорово, а над какими сахарными скульптурами ты сейчас работаешь?

– Нептун в колеснице из морской раковины. А вчера я закончила греческий храм.

Ночь выдалась на редкость холодной, и лишь только они вошли в дом, Софи склонилась у очага, чтобы подбросить туда побольше дров. Присев на колени, подобно дивному цветку в своем пышном бархатном платье, она одобрительно кивнула на весело заплясавшее в камине пламя:

– Так-то оно лучше!

Рори снял треуголку и повесил в коридоре тяжелую шинель. Когда он присел на ковер рядом с Софи, серебряный аксельбант сверкнул, отразив свет игравшего в камине огня. Рори не мог отвести от нее глаз. Отсветы пламени плясали на лице Софи, соблазнительно подчеркивая округлости ее груди.

– Я тебе рассказала про все, чем сейчас занимаюсь, – сказала Софи, поворачиваясь к нему. – А как ты? Мне бы очень хотелось, чтобы ты тоже рассказал про свою работу. Чем меньше знаешь, тем больше волнуешься. Порой я не сплю, представляя, что тебе в этот момент приходится сносить…

– Когда тебя мучает бессонница, – промолвил, улыбнувшись, Рори, – я скорее всего мирно похрапываю в своей собственной постели. У тебя уж слишком героическое представление о моей работе. Сейчас под моей командой столько людей, что мне даже нет никакой необходимости вызывать для подкрепления солдат. Даже вдень, когда я поквитаюсь с брумфилдской бандой.

– Ты думаешь, что вскоре это произойдет? – что-то в его тоне насторожило Софи. – Так отвечай же. Я требую!

Некоторое время он медлил с ответом. Но поскольку она уже и так догадалась, согласно кивнул.

– Я обложил их со всех сторон. Ты только подумай, что это значит, Софи. Цель, к которой я так долго стремился, вскоре будет достигнута.

Внезапно охватившие мадемуазель Делькур страх и волнение, вынудили ее броситься к нему на грудь. Она обняла Рори так, будто бы хотела прикрыть его собственным телом.

– Будь осторожен! Брумфилдская банда ненавидит тебя! Ты можешь стать для них главной мишенью!

Такая непосредственная демонстрация заботы глубоко тронула Рори, и он нежно обнял Софи.

– Я готов ко всему. На этот счет можешь не волноваться. Единственное, чего я всегда боялся, так это потерять тебя.

Она внимательно посмотрела в его глаза.

– Я не знала. Но у тебя не было на это никаких причин…

Софи чувствовала, как все ее естество стремилось к этому хорошему человеку, готовому встретить в ближайшее время смертельную опасность с присущим ему твердым и спокойным мужеством. Теперь-то она знала, как чувствуют себя женщины, отправляющие любимых или мужей на войну.

– Я лишь просила тебя подождать, Рори, – прошептала она.

Луч надежды и счастья озарил его лицо. Загадочно улыбнувшись, Рори извлек из кармана крохотную алую коробочку и раскрыл ее перед Софи. Золотое кольцо с бриллиантом, окруженным рубинами, заискрилось в свете камина.

– Я давно уже ношу это с собой в ожидании момента, когда ты наконец решишь принять от меня этот подарок. Надеюсь, сегодня я не, ошибся?

– Нет, Рори, – тихо промолвила она. – К тому же это такое прекрасное кольцо.

Софи протянула левую руку. Рори надел кольцо ей на палец. Затем, обняв Софи за плечи, он привлек ее к себе и страстно поцеловал. Ему никогда не хотелось ее больше, чем сейчас, от букета ароматов ее теплой плоти у него закружилась голова. Не составляло никакого труда пробудить ее чувственность, но он трезво оценивал ситуацию, и знал, что через тридцать шесть часов ему предстоит смертельный бой. Ее глаза светились пониманием.

– Скоро я стану твоей женой, Рори.

Но он не питал иллюзий. Рори знал, что Софи его любит, но еще не так глубоко и страстно, как он любит ее. Когда они наконец разделят брачное ложе, это различие, как он надеялся, сотрется. А сейчас ему надо было идти. Его отряд уже выехал к месту сбора, и он должен был опередить их.

Софи вышла к воротам, чтобы проводить его. Прежде чем сесть на коня, Рори поднял Софи на руки и закружил под луною, затем аккуратно поставил ее на ноги. Он наградил девушку прощальным поцелуем. Прежде чем скрыться в ночи, капитан Морган издал победный клич таможенников, и Софи улыбнулась от того, что доставила ему столько радости. Вернувшись в комнаты, она стала разглядывать кольцо. Наконец-то ей окончательно удалось убрать Тома из своей жизни. Но отчего же она по-прежнему не чувствовала себя свободной?

На следующее утро Софи встала очень рано. Она написала два письма с сообщениями о своей помолвке. Одно Элен, другое Генриетте. Вечером она вновь надела бархатное платье, когда пошла на званый вечер, устраиваемый проживавшими в Брайтоне эмигрантами-французами. Одна из бывших там дам во время партии в преферанс, поведала мадемуазель Делькур о том, что недавно случилось в лондонском театре.

– Представляете, лишь только принц Уэльский появился в королевской ложе, публика его освистала! Ну разве это не ужасно! Мне это сразу напомнило о тех временах, когда парижане оказывали бедняжке Марии Антуанетте такой же самый прием.

Софи было лучше всего известно, почему дело дошло до этого, но поскольку она получила все сведения из конфиденциальных источников, от дальнейших комментариев она удержалась. Это было все равно, что выдавать секреты своей собственной семьи, хотя по большей части, все и так было всем известно, и никто уже не мог отрицать чрезвычайно возросшую популярность принцессы Каролины и падение популярности принца. После того как Его Высочество покинул немку, Каролина, прогнав от себя леди Джерси, организовала свой собственный двор в особняке, который был ей выделен в какой-то деревне, близ Темзы.

Окружал принцессу, в основном, разного рода непристойный сброд, но среди ее новых друзей было немало могущественных врагов принца, вне всякого сомнения, именно по той причине к ней приближенных. Они пользовались любым способом, чтобы опорочить Его Высочество. Хуже всего, что им помогали газетчики, публиковавшие злобные пасквили на наследника престола.

– Ваша игра, мадам, – твердо сказала Софи, – положив конец болтовне о надругательствах, которые терпел принц Уэльский.

Вечер закончился далеко за полночь. Публика, собравшаяся на ступеньках гостеприимного дома, радушно прощалась друг с другом.

Наконец и Софи, взяв поводья в руки, поехала к дому. Ночь была чудной, и серебро луны то и дело поблескивало из-за медлительного плывущих по небу туч. Когда она проезжала мимо дома Клары, ни в одном из его окон уже не горел свет. Антуан, оставшийся здесь ночевать, сейчас спит с псом Барни в ногах. Пройдет еще несколько часов, и в ателье закипит работа. Ее вложение в дополнительное оборудование уже окупилось. Она приобрела большой чугунный шкаф для сушки посуды, а также новейшее приспособление для изготовления цветов с потрясающей быстротой. У Софи теперь был свой собственный отстойник для дистилляции ванили, и кроме того, настойки из ангелики, корица и масса других специй, равно как и всевозможные цветочные воды. Теперь ее кондитерский цех был оснащен ничуть не хуже, чем тот, который был когда-то во владении ее отца.

81
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru