Пользовательский поиск

Книга Сахарный павильон. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

Софи, занятая в это время мытьем пола, посмотрела на собаку. Это был черно-белый щенок, ничем особенным не отличался, кроме пронзительных бархатных глаз.

– Мы берем его. Сколько я должна вам за него заплатить.

– Ничего. Папа и так будет рад, что нам удалось его пристроить.

– Пожалуйста, поблагодарите его от нашего имени. – Софи взяла из рук Вильяма пищащего щенка. – И зайдите в мое ателье завтра, когда будете идти из школы домой. Я приготовлю для вас коробку отличных конфет.

– Спасибо, мисс. – И парнишка, побежал прочь. Софи протянула щенка Антуану, лицо которого просто сияло от блаженства.

– Ты должен его очень хорошо выдрессировать, – сказала она. – И есть одно правило, которое он никогда не должен нарушать. Он не смеет пересекать порог ателье. Мне очень не хотелось бы, чтобы в моих конфетах попадалась собачья шерсть.

– Он будет вести себя хорошо. Обещаю тебе, Софи.

– А как ты его назовешь?

Не задумываясь, Антуан ответил:

– Барнабас.

– Ну, а проще – Барни.

Прежде Софи о собаке как-то не думала, но теперь была рада тому, что у них появился Барни. Лающая собака неплохая, защита, когда до ближайших соседей не докричишься. Пока что Барни – несчастный замухрышка, но он, вне всякого сомнения, получит самый лучший уход. Он уже стал мил сердцу Софи.

Глава 21

Все, что в основном требовалось для нового дома, Софи удалось купить быстро и по сходной цене. Из-за постоянной смены приезжающих в Брайтон на рынках было полно мебели и разной домашней утвари. Как раз распродавалась обстановка целой квартиры, и Софи удалось удачно выторговать кое-что из фаянса, а также большой турецкий ковер, который прекрасно смотрелся на полу в гостиной. Покрытые пылью стол и комод из красного дерева заблистали как новенькие, после того как Софи покрыла их политурой. Ей еще оставалось поменять обшивку на нескольких стульях и повесить занавески на окна.

Когда Рори пришел посмотреть на ее новое жилище, он принес ей настенное зеркало в серебряной оправе в качестве подарка на новоселье, и она сразу же решила, куда именно это зеркало следует повесить. Она чуть ли не танцевала от счастья, перелетая из комнаты в комнату, чтобы продемонстрировать ему свое новое жилище.

– Наконец-то я решила здесь крепко обосноваться. Теперь у меня собственный дом, Рори! Ты только подумай об этом. Да я не ощущала такого уюта со времен революции. – Она наконец-то остановилась в самой большой из верхних комнат, что должна была стать ее спальней. Комната эта все еще была пуста, за исключением подновленного комода да плетеного половика, который ей подарила Клара, в ней ничего не было.

– Я купила кровать у здешнего помещика, чтобы поставить ее здесь, но он не может отослать ее мне, до Рождества. Как только ее доставят, я перееду сюда окончательно.

Опершись рукой о стену, Рори выглянул из окна, пытаясь рассмотреть сверкавшее за верхушками деревьев море.

– Я хотел поговорить с тобой насчет Рождества, – проговорил он, внезапно напрягшись и поворачиваясь к Софи. – Быть может, ты и Антуан съездите со мною в Лимингтон, моя мать в последнее время что-то занедужила, и я хочу сам посмотреть, в каком она состоянии.

Настроение Софи сразу испортилось. Ода так ждала Рождества, чтобы провести его с Кларой и мальчиками, но в то же время понимала, сколь это важно для Рори, и не захотела его расстраивать.

– Да, Рори, мы поедем с тобой.

Когда она сообщила об этом Антуану, он чуть не расплакался от досады.

– Не хочу я туда ехать! Там ничего хорошего, да и играть не с кем. Позволь мне лучше остаться с ма Ренфрю и Билли. Она ведь всегда приглашает соседей у которых много детей. В канун Рождества, мы будем петь псалмы, играть и веселиться.

Софи не захотела отказывать мальчику в его просьбе, да и Рори был не против.

– Все правильно, – с пониманием сказал он. – Ему там не с кем будет играть. Ни Элизабет с маленьким, ни Джейн, которая сейчас в положении, в это время года к матери не поедут. Так что у нас будет довольно тихое празднование в семейном кругу: мама, Элен и мы.

Рождество оказалось куда более спокойным, чем он предполагал. Когда они прибыли в канун праздника в Лимингтон, Элен несказанно обрадовалась их приезду.

– Мама совсем слегла, я послала за доктором.

Хотя Рори и планировал, что вместе с Софи они пробудут здесь больше трех дней, им пришлось задержаться на больший срок, так как состояние миссис Морган постоянно ухудшалось, и, похоже, уже ничем нельзя было ей помочь. Софи вместе с Элен ухаживала за немощной старушкой. Меньше чем за час до того, как миссис Морган скончалась, когда Элен и Софи держали ее за руки, она прошептала свое последнее желание.

– Обещайте мне кое-что, мисс, в случае, если вы и впрямь решите обручиться с моим сыном.

– И что же именно я вам должна пообещать? – тихонько спросила она.

– Не ставьте свои амбиции превыше всего.

– Тот, кого я бы полюбила, был бы для меня превыше всего.

– Спасибо, милочка. – И глаза миссис Морган закрылись навсегда.

На похоронах собралось немало народу. Когда все было закончено и скорбящие разъехались, Элен, оставшаяся здесь теперь совсем одна, очень хотела, чтобы Софи задержалась у нее, но увы, это было невозможно. Как и сестры, Рори искренне оплакивал мать.

По дороге в Брайтон, путники попали в снегопад и решили переждать его в харчевне. Когда они обосновались в ее большом уютном доме, Софи отогрела у огня свои окончательно промерзшие руки. Рори галантно снял у нее плащ и повесил рядом со своим, после чего, обняв Софи за талию, посмотрел в огонь.

– Я вновь думал о последних словах своей матери, – тихонько промолвил он. – Она ведь фактически дала нам свое благословение. Я думаю, что теперь, ты ничего не будешь иметь против того, чтобы мы с тобой были помолвлены?

Софи была исполнена к нему сочувствия, и сейчас ей очень хотелось его успокоить, но пока она не находила в себе сил поступить так, как хотел он.

– Дай мне еще немного времени, Рори.

– Да, конечно же. Кому, как не мне, знать, что такое долготерпение.

Читая завещание матери, Рори подумал, что стоило бы и свое собственное при первой же возможности переписать. Но лишь только он вернулся к исполнению своих служебных обязанностей, эта мысль совершенно вылетела у него из головы. Шли недели, а Рори более не упоминал слово «помолвка». Порою Софи казалось, что закрепившаяся за ним кличка «Ястреб» также отражает произошедшую в нем перемену.

Его исполненные любви отношения к ней оставались прежними, однако он стал совершенно одержим идеей расправиться с брумфилдской бандой. Случайная стычка с этими злодеями, когда у него было недостаточно людей, закончилась тем, что трое таможенников были убиты, а пятеро ранены, а сам капитан получил незначительную царапину, которая тем не менее долго не заживала. Безысходная ярость от того, что в момент, которого он так долго ждал, все пошло насмарку, заставил его погрузиться в озлобленно-молчаливое состояние, и порой он даже покрикивал на Антуана, который вел себя как и положено любому восьмилетнему сорванцу. Рори также был беспощаден в своей критике к мальчику во время занятий фехтованием. Софи объясняла Антуану, что Рори все еще находится под влиянием сильного нервного потрясения. Антуан в ответ на это лишь разводил руками и усмехался.

– Когда я смогу фехтовать получше капитана Рори, тогда я уж его сам как следует отчитаю! – отвечал он как ни в чем не бывало.

Рори стал все больше времени уделять своей службе и виделся с Софи еще реже, чем прежде. Когда он все-таки приходил в Бич-Хаус, то был настолько измучен, что засыпал прямо на стуле. Наедине с Софи Рори также вел себя сдержанно, не желая обременять ее своими любовными притязаниями до свадьбы. Так или иначе, у него в крови был джентльменский кодекс чести, коим он руководствовался в отношении с порядочными женщинами. Для мимолетных связей он пользовался услугами других.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru