Пользовательский поиск

Книга Сахарный павильон. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Том отрицательно покачал головой.

– Нет, в наши дни ценятся лишь изящные и элегантные вещи. Я бы сказал, что это изделие местного умельца.

– Значит, он наверняка принадлежал первой семье, что здесь поселилась.

– Вполне возможно.

– В таком случае я должна его особо ценить.

– Ценить? – еле слышно прошептал он. – О, именно так отношусь я к воспоминаниям о вас, когда покидаю Брайтон.

Софи невольно встрепенулась, но он уже понял, что теперь ей не уйти. Она ведь не убежала, когда он любовался на нее в отблесках ночного костра, и лишь только дыхание ее тогда стало прерывистым.

Внезапно и Софи, и Том ощутили, сколь неожиданно тихо стало в ателье, шум царившего на берегу веселья сюда уже не долетал. Свет свечи отбрасывал на стену причудливые тени. Софи уже поняла, что она на грани того, чего всегда так боялась. Но нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы избежать, сохранив твердость духа. Но почему же тогда она бездействовала в столь стремительно нараставшей между ними чувственной напряженности? Всеми фибрами своей души, каждой клеточкой своего тела ощущала она мужскую силу, исходившую от этого человека. О, какое неодолимое желание читалось в его лице. Словно в замедленной съемке, она увидела, как руки его потянулись к ней. Но в последний момент она отстранила его, услышав внезапный топот конских копыт. Софи охватил страх.

– Послушайте! Всадники! Что происходит! – В груди похолодело от ужаса. – Неужели контрабандисты?! О Господи! Антуан и все дети ведь еще там на берегу.

Том распахнул дверь первым, она выбежала за ним и сразу же услышала пронзительные крики со стороны, где горел костер. Громко причитая, она побежала к берегу. Повсюду были конные драгуны. Выхватив из ножен сабли, они окружили группу охваченных паникой людей. Женщины с криками прижимали к груди плачущих детей, в то время как мужчины пытались вооружиться горящими сучьями. Лошади фыркали и пятились назад. Софи увидела, как Том, перепрыгивая по камням, бежал к костру, восклицая:

– Да это не французы! Глаза откройте! – Никто его, по-прежнему, не слушал. Остановившись у огня, Том извлек из-за пазухи пару пистолетов и одновременно выстрелил из них в воздух. Грохот на мгновение парализовал толпу, и Том, воспользовавшись столь ценными сейчас секундами, проревел вновь: – Да это не вторжение! Это наши драгуны! – Затем он обратился к военным. – Кто здесь командир? Пусть выйдет вперед!

Наступила полная тишина, в которой были отчетливо слышны лишь всхлипы насмерть перепуганных детей. Софи видела, как к Тому подъехал конный офицер. Она с горечью поняла, что общая нервозность в связи с предполагаемым вторжением французов вызвала панику при появлении солдат. Но Тому, слава Богу, удалось всех успокоить.

– Что эта значит? – потребовал он объяснений у офицера, все еще держа в руках дымящиеся пистолеты. – Как смели вы нарушить покой добрых граждан и их детей?!

– Мне донесли, – холодно ответил офицер, – что кто-то разжег костер, чтобы уведомить нас о том, что началось вторжение французов. Я понял, что это ошибка, как только мы сюда прибыли, но какая-то баба заорала, что мы французы, и вот полюбуйтесь на результат. – Он указал острием своей сабли на огонь. – Погасить немедленно! Чтобы больше никаких костров и вечеринок! Это приказ! Костер такого размера мог повлечь целую цепь костров-предупреждений о начале войны по всему королевству!

И, пришпорив коня, он поскакал прочь, скомандовав своему отряду отходить. Спрыгнув с обрыва на прибрежную гальку, Софи подбежала к побледневшей как мел Кларе, не выпускавшей Билли из рук. Антуан стоил рядом. Он уже оправился от испуга, тем не менее, сразу же схватил Софи за руку.

– Шум мне этот не понравился, тем не менее, французские солдаты не причинили нам никакого, вреда.

Она погладила его по голове, стараясь, чтобы он не заметил заблестевших в ее глазах слез. Увидев, что к ним приближается Том, она постаралась утереть их рукавом. Он уже успел спрятать свои пистолеты.

– Никто не ранен, – попытался он ее успокоить. – Тем не менее жаль, что праздник испорчен.

Она кивнула.

– Но если бы не вы, Том, все могло бы сложиться куда хуже.

Люди стали подходить к Тому, чтобы выразить ему свою благодарность, и Софи отошла прочь. Те, кто жили поблизости, побежали домой за ведрами и вскоре уже черпали воду из моря. Прилив стремительно надвигался, но все равно никому не хотелось, чтобы драгуны вернулись сюда вновь. Когда кострище залили водой, во все стороны поднялись клубы молочно-белого пара. Народ стал расходиться по домам. Том вернулся к Софи и посоветовал ей и Кларе тоже идти домой.

– Я уж сам позабочусь, чтобы здесь ничего не горело, – а для Софи он добавил: – Утром ждите меня в своем ателье.

Когда Софи, взяв Антуана за руку, стала подниматься по тропинке вслед за Кларой и Билли, она никак не могла взять в толк, зачем такому человеку, как Том, постоянно носить при себе столь устрашающие заряженные пистолеты.

Глава 14

Том появился в половине восьмого утра. Софи была уже в ателье и как раз натягивала на себя холщовый передник, когда он, постучав, вошел, держа в руке сумку с плотницким инструментом.

– Здравствуйте, Софи. Я уже заказал тес, и его в течение часа доставят сюда, а инструмент я одолжил у одного местного мастера. Я не опоздал?

– Нет, нет, совсем наоборот. Еще не пришла Генриетта.

Том быстро снял куртку и закатал рукава, приготовившись как следует поработать.

– Мне понадобится лестница-стремянка, – сказал Том, надевая предусмотрительно прихваченный с собой фартук садовника.

– Там стоит одна, как раз напротив старой конюшни. Вам бы лучше заодно там оставить вашу куртку, а не то вы ее всю белилами испачкаете.

– Я так и сделаю.

Но Том не ушел тотчас же. Вместо этого, он сделал пару шагов навстречу Софи.

– Ну, как себя утром вели дети? А как здоровье миссис Ренфрю? Никаких недомоганий после эксцессов вчерашней ночи?

– Никаких. Во время завтрака мальчишки, как обычно, ходили на головах.

– А как вы, Софи?

– Со мною все хорошо, – ответила она.

Когда он вышел, Софи взяла с полочки огниво и трут и разожгла огонь. Заплясавшие языки пламени напомнили ей о вчерашнем костре, о том глубоком волнении, которое она испытала, заметив, что Том наблюдает за нею с обрыва. Каждый раз, когда ее целовал Рори, она испытывала любовный трепет. Но когда рядом был Том, ею овладевали совершенно иные чувства, отрицать существование которых было бы нелепо.

Когда дверь распахнулась вновь, она чуть не вскрикнула от неожиданности, и ей показалось, что он читает ее мысли. Но тут пришла Генриетта с номером издававшейся в Лондоне французской эмигрантской газеты.

– Вы не читали последнего выпуска? – спросила она с порога.

– Нет, – ответила Софи, преисполнившись дурных предчувствий, поскольку в лице Генриетты явно читалась тревога.

– Прочитай это объявление! Вот то, что я обвела чернилами. – Генриетта развернула газету перед Софи. Она оказалась открытой как раз на той странице, где печатались объявления эмигрантов, разыскивающих в Англии своих родственников или знакомых; с которыми они потеряли связь. Дрожа от волнения, она прочла: «Родственник разыскивает Антуана, графа де Жюно, внука последнего маркиза де Фонтэна, родившегося в 1788 году. Мальчик красив собой, волосы коричневые, светлые, вьются. Он был похищен из родового имения во время нападения революционеров, предположительно служанкой графа. За любые сведения о местонахождении Антуана де Жюно предлагается награда в сотню гиней».

Генриетта перегнулась через плечо Софи.

– Представь себе, какая наглость! Утверждать, что Антуан был похищен! Какое коварство! И это после того, как ты рисковала своей жизнью, чтобы спасти мальчика. Предполагаю, что это было сделано для того, чтобы лишить тебя каких бы то ни было юридических прав на мальчика. Ты не раз говорила мне о том, что у Антуана не осталось близкой родни. Так кто же в таком случае мог дать это объявление?

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru