Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Страница 6

Кол-во голосов: 0

Правдивое освещение данного события на страницах этих трех газет было необходимо, чтобы акционеры не возмущались суммой, вложенной в какую-то, по их мнению, выставку.

Филантропическая работа была в равной мере политической, как и президентская предвыборная кампания. Все дело заключалось в правильном выборе той кнопки, на которую нужно было нажать, Однако не Дэмон Хадсон, а Алексей Новиков твердо держал руку на необходимой кнопке.

А Дэмон Хадсон очень и очень сомневался в том, что Новиков умел разумно пользоваться властью.

— Черт побери всех педиков! — громко выругался он. — Они хуже женщин.

Некоторое время Хадсон раздумывал, что ему предпринять, и без всякого энтузиазма решил, что настало время воспользоваться запасной картой, чтобы выиграть игру. Теперь огромное значение должно было имеет интервью, которое, как он прежде надеялся, не пригодится. Хадсон воспользовался внутренней телефонной связью в самолете.

— Вызовите ко мне Билла Кэхилла.

Он повесил трубку, не дожидаясь ответа. Устроившись в бархатном мягком удобном кресле, Дэмон вытянул ноги и стал считать, через сколько секунд к нему постучится шеф его службы безопасности.

Прошло двадцать восемь секунд. Неплохо, но могло быть и лучше.

Кэхилл воплощал собою образец уволенного на заслуженный отдых особого агента ФБР: прекрасные внешние данные, мужественное лицо, крепкая мускулатура. Но главный его талант заключался не в том, что он был отличным телохранителем. Бывший агент ФБР — это связной «Хадсон Интернэшнл» с государственным аппаратом по контролю за соблюдением законов в международной разведслужбе.. С помощью двух телефонных звонков Кэхилл мог получить столько информации сколько большинство следователей соберут за неделю упорного труда.

— Вызывали, босс?

Кэхилл все еще не мог отвыкнуть от несколько фамильярного обращения, к которому привык в ФБР. Однако Хадсона это раздражало.

— Мне нужны сведения о нашем госте.

— Каком именно? Рыжем или блондине?

— Я имею в виду журналистку.

— Понятно. — Кэхилл знал, что Хадсону доставляло удовольствие одна только мысль о том, что рядом находится телохранитель. — Вам нужен краткий или полный отчет? У нас имеется подробная информация на этот счет.

— Она внештатный репортер, — пояснил раздраженно Хадсон; — Даже не знаю, почему я согласился с ней встретиться.

— Из-за ее голоса? — спросил Кэхилл, подмигнув.

Хадсон нахмурился, но не возразил. Да, у Клэр Тод был голос, заставлявший мужчин терять рассудок.

— Мне нужен краткий отчет, если понадобится еще что-нибудь, я сообщу.

Кэхилл расстегнул пиджак и спрятал руки в карманы брюк.

— Верно, Клэр Тод работает без контракта, — сказал он, — но это потому, что ей так нравится, а не потому, что никто не берет ее в штат.

— Почему ты так думаешь?

— Согласно Департаменту налогов и сборов, она получает более трехсот тысяч баксов в год. Тот, кто способен заработать такую огромную сумму, должен обладать высоким профессионализмом, чтобы быть нанятым на работу в престижной и высокооплачиваемой фирме.

— Я плачу своим людям гораздо меньше, — проворчал Хадсон.

Фэбээровец относился именно к этому меньшинству.

— Мистер Хадсон, я как раз собирался поговорить с вами по этому поводу, — решительно произнес Кэхилл. — Цены растут. Моего бывшего коллегу недавно наняли в компанию «Америкэн эйрлайнз» шефом безопасности на пятьсот тысяч баксов. Однако в отличие от меня на него возложено намного меньше обязанностей.

Хадсон так внимательно изучал лицо Кэхилла, что бывший агент ФБР почувствовал себя неловко.

— Ты имеешь в виду работу по разоблачению юридической фирмы, занимавшейся «общественными интересами» и так изматывавшей нас? — спросил Хадсон.

— Да они просто дети! Мне было противно возиться, чтобы перекрыть их источники доходов.

— Но ты все-таки этим занимался. Выражение лица Кэхилла стало мрачным.

Чем дольше он работал на Дэмона Хадсона, тем все меньше ему нравился этот человек.

— И ты продолжишь выполнять для меня подобную работу, — мягко произнес Хадсон, — потому что тебе трудно будет устроиться в «Америкэн эйрлайнз» или куда-то еще, если ФБР станет известно, что ты вел расследование от их имени.

Выпрямившись, Кэхилл вынул руки из карманов и обменялся со своим работодателем холодным, твердым взглядом.

— Я знаю, что должен делать, — сказал Кэхилл.

— Ты делаешь то, что я говорю тебе делать.

— Я только хочу быть уверенным, что вы понимаете, что такое рыночная цена, невозмутимо продолжал Кэхилл. Бывший федеральный агент с хорошими связями в ФБР и таможенном управлении заслуживает приличную плату за свой труд. Особенно если вам эти его связи постоянно нужны.

— Согласен. Делай то, для чего я тебя нанял, и тебе хорошо заплатят. — Улыбнулся Хадсон, и телохранитель слегка расслабился. — А теперь расскажи мне об этом высокооплачиваемом поставщике журналистской правды.

Кэхилл снова сунул руки в карманы брюк.

— У Клэр Тод отличная подготовка. Факультет журналистики Колумбийского университета, Лондонский институт экономики, интернатура и затем стажировка в «Нью-Йорк таймс».

Хадсон одобрительно кивнул.

— Около десяти лет она прожила в Вашингтоне и Нью-Йорке, — продолжил Кэхилл, — работала штатным сотрудником детективного отдела в «Вашингтон пост». Своими статьями она вызвала пару скандалов, касающихся иностранных дипломатов или что-то в этом роде.

Теперь Хадсон был весь внимание.

— Единственное уязвимое место — то, что в начале своей карьеры ей пришлось вернуть назад приз Пулитцера.

— Да? Почему?

— Кажется, она написала статью о проститутках, берущих по тысяче долларов за одну ночь, и, как потом выяснилось, все это было вымыслом, что противоречило этике средств массовой информации.

Хадсон грубо и отрывисто, словно пролаял, рассмеялся.

— Позволить себя схватить — вот Что является недозволенным, а все остальное просто приукрашивание действительности для тех, кто еще верит в Санта Клауса.

На лице Кэхилла появилась такая же презрительная улыбка, как и у Хадсона, но он невозмутимо продолжал свой доклад.

— Тод интересовалась некоторыми материалами общественной службы радиовещания, касающимися деятельности дипломатического корпуса.

— Она обнаружила что-то важное?

— То, что скомпрометировало нашу страну.

— Например?

— Например, она узнала о проникновении агентов ФБР в лагеря беженцев из Латинской Америки, а также раскрыла связь между госдепартаментом и наркодельцами из Панамы и Сальвадора.

— Вероятно, ей помогают коммунисты?

— Да. Ниточка тянется из Восточной Европы, — пробормотал Кэхилл.

— Есть доказательства?

— Никаких, иначе она бы попала в тюрьму.

— Ну хоть чем-нибудь мы можем привести ее в замешательство?

— Ничем.

— Интересно. И что ей нужно от меня? — спросил Хадсон.

— Предполагаю, она хочет собрать компрометирующие материалы.

— Почему ты так думаешь?

— По правилам внештатный репортер должен показать наброски своей будущей статьи заказчикам материала. У мисс Тод есть рекомендательное письмо от редактора «Нью-Йорк таймс санди мэгэзин». Похоже, она работает на них. Но после проверки я обнаружил, что она скрывает, о чем собирается написать.

— Письмо действительно?

— Да. Она позвонила редактору и сообщила ему, что собирается написать краткий биографический очерк о Дэмоне Хадсоне.

Хадсон развалился в кресле, услышанная информация обеспокоила его.

— Ты должен быть очень осторожен, когда начнешь следить за репортерами, — скомандовал Хадсон.

— Не волнуйтесь. У меня легкая походка.

Хадсон выбрал себе яблоко из корзины с фруктами, стоявшей на столе возле кресла, и вытер его о рукав свитера. Откусив яблоко белоснежными фарфоровыми зубами, он принялся медленно его жевать. Ему доставляло наслаждение, что мало людей его возраста могли с таким же удовольствием кусать и жевать крепкие спелые фрукты.

6

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru