Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Страница 57

Кол-во голосов: 0

— Счастливчик!

— Счастливчику все это не нужно. К тому же я могу осчастливить еще одного человека, продлив ему молодость с помощью данного препарата.

У Клэр было желание отвернуться от пристального взгляда Хадсона но почему-то не могла этого сделать. Она испытывала странное чувство при виде старческих глаз человека, чей сексуальный потенциал был как у юноши-спортсмена.

— Как давно вы не занимались любовью с мужчиной в течение всей ночи? — спросил Хадсон.

— В последний раз это было с любителем кокаина.

— Я в нем не нуждаюсь. Вам не нужно также будет беспокоиться о возможных последствиях половой связи с наркоманами или обычными уличными «жеребцами».

— Красавчик, они все так говорят, — ухмыльнулась Тод.

— Каждый мой половой контакт регулярно и тщательно обследуется, — сказал Хадсон. — Моя сперма очень качественная, подвижная и жизнеспособная.

— Отлично, старичок. В следующий раз, когда я почувствую в себе потребность заниматься любовью всю ночь, то позвоню вам.

— То, что я имел в виду, не может осуществиться за одну ночь, — спокойно ответил Хадсон. — Это потребует больше вашего времени.

Тод попыталась было сказать что-то дерзкое и обидное, но, посмотрев в глаза Хадсона, так и не решилась.

— Я нахожу вас сексуально привлекательной, — заявил он, — но это можно сказать о многих женщинах. Вы можете предложить мне нечто большее, нежели ваш, без сомнения, одаренный грабитель.

Клэр попыталась отвернуться, и снова ей это не удалось. Она ощущала одновременно страх и волнение, которые влекли ее к Хадсону.

— Вы использовали свое положение и контакты с русскими, чтобы построить прочную базу для завоевания власти, — сухо заметил Хадсон. — Если учитывать ваше происхождение, то вы добились немалого.

— Ради этого мне приходилось работать в поте лица своего.

— Так поступают большинство людей, однако мало кому это удается. В основном же люди пьют и платят налоги.

От дурного предчувствия Тод охватила дрожь. Сколько раз она говорила себе то же самое, но никогда не делилась подобными мыслями с Хадсоном. Должно быть, он изучил ее досконально.

— Многое из того, что вы сделали, кажется скорее инстинктивным чем разумным, — продолжил Хадсон, — но я чувствую, что в вашем характере и складе ума скрывается огромный талант манипулирования людьми. Вы чрезвычайно сдержанны и холодны.

— Обычно девушки не любят, когда о них так говорят, — сказала Тод, усмехнувшись. — Даже если они не сексуальны и не женственны.

— К вам это не относится, — возразил Хадсон. — Самые властные женщины во все времена, добиваясь своих целей, пускали в ход то, что было запрещено с точки зрения общественной морали.

Он молча подошел с такой изысканной грациозностью, что Тод попробовала представить себе секс со змеей. Ее поразила теплота и сила его рук, когда он прикоснулся к ее плечам.

— Сейчас вы нуждаетесь в наставнике, — сказал он, — в том, кто может показать, как подняться до следующего уровня власти, способной менять события в глобальном масштабе. И только когда достигнете такого уровня, вы будете в безопасности. Не раньше.

Они долго и напряженно смотрели друг на друга.

— Что вам нужно от меня? — спросила наконец Тод.

— Я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж, хочу иметь от вас ребенка, а точнее, сына.

Открыв от изумления рот, Тод молчала.

— Если ваши анализы крови окажутся неудачными, — продолжил Хадсон, — зачатие будет проходить, искусственным образом. Если в эмбрион внесут инфекцию или он окажется не того пола, то сделаем аборт и начнем все сначала.

— Вы не шутите? — еле вымолвила она.

— Конечно, нет. При первой же возможности наш сын станет проходить тот же курс лечения, который так здорово помог мне, — добавил Хадсон. — Он вырастет самым сильным и умным мужчиной своего поколения. Находясь под моим попечительством и благодаря моим финансам, а также вашей природной сексуальности, у нашего сына появится прекрасный шанс сделаться одним из самых влиятельных людей на Земле.

— Вы — презренный тип, — не выдержала Тод. Хадсон улыбнулся:

— Не надо бояться, все очень просто, дорогая. Вы способны и на большее.

— А вас не смущает, что я темнокожая?

— Ничуть. В ваших жилах течет азиатская и кавказская кровь. Последней даже немного больше, если верить моим данным.

— На вершине власти смешанная кровь не приветствуется, — резко сказала Тод, — поверьте моим данным.

— Верю, а теперь послушайте меня. В скором будущем произойдет слияние рас, культур, языков и национальностей. И в этом виновата безжалостная, неумолимая социальная, политическая и сексуальная сила.

— Я не доживу до такого.

— Возможно, — кивнул Хадсон, — но если мы поженимся, то моим свадебным подарком будет продление вашей жизни. Уверен, тайно вы мечтали об этом. Наш сын проживет намного дольше, Вероятно, ему удастся извлечь такую пользу из нашего смешанного брака, о которой мы сейчас даже и не догадываемся!

Обхватив себя руками, Тод дрожала. Она облизывала губы, но не от сексуального волнения, а потому что они были сухие от страха и какого-то чувства, которого она не испытывала прежде; Ей казалось, что она знала обо всем, делала всегда то, что нужно, и уже ничего нового не ожидала от жизни.

Предложение Хадсона все изменило.

— Вам лучше подыскать себе какую-нибудь другую дурочку, , — наконец ответила Тод. — Вы достаточно умны, чтобы не позволять себе лапать меня или петь песенки про любовь.

Улыбка, появившаяся на лице Хадсона, была, как и его глаза, старческая и холодная.

— Те из нас, у кого хватает разума, — ответил он, — отвергают подобный эмоциональный багаж вскоре после того, как вырастают из пеленок. Пусть дураки верят в любовь и влюбляются. Мы же станем властвовать над ними, равно как и над остальным миром.

Откровенность Хадсона, его прямота вызвали в Тод ответную реакцию, которую прежде не вызывал ни один мужчина. Он был беспощаден. Он собирался использовать ее. И она прекрасно это понимала.

Но Хадсон не обманет ее. Наоборот, он станет Клэр учить, одновременно являясь отцом, наставником и любовником. Если она останется здесь, то ее жизнь забьет ключом. Она по очереди будет испытывать страх и возбуждение. Словом, только такая жизнь для нее что-то значила.

— Не думаю, чтобы из-за Фаберже в вас появился столь внезапный интерес сделать меня беременной? — спросила Тод.

— Отчасти яйцо сыграло свою роль. Без него вы были бы мне менее интересны.

— Насколько менее?

— Яйцо очень важно для будущего, которое мы двое можем построить. Оно является необходимым компонентом в международной сети агентов и полезных глупцов.

Глядя в глаза Тод, Хадсон впивался пальцами в ее нежные плечи. С безошибочной точностью он остановился лишь, когда она почувствовала боль. Мизинцем он провел по ее руке.

У Тод оборвалось дыхание, ею овладела страсть. Хадсон чувствовал ее тело так же, как и она сама. Даже лучше. Затейливое соединение боли и наслаждения подпитывали друг друга.

— Считайте яйцо своим приданым, которое вы принесете мне, — сказал он.

— Мне возможно понадобится для этого помощь.

— Физическая или интеллектуальная?

— Физическая, даже чересчур физическая.

— Используйте Билла Кэхилла.

— А он умеет молчать?

— Разумеется.

Настолько, что ему можно доверить закопать тело?

— В этом деле он не новичок. Кого вы собираетесь убить, Новикова?

— Нет. Всего лишь одного прохвоста, которого я недавно подцепила.

57
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru